28.09.2022

НАД ПРОПАСТЬЮ НЕТ ВИАДУКА

Гамзаев Магомед Алиевич — известный аварский поэт и дипломат. Родился в 1966 году в селении Батлух Советского района ДАССР. Окончил филологический факультет ДГУ и Дипломатическую академию МИД России в Москве.  Выпустил несколько сборников стихов и переводов на родной язык, член Союза писателей и журналистов России.

Лауреат Государственной премии Республики Дагестан в области литературы, Всероссийской литературной премии имени Н. Рубцова, заслуженный работник культуры Республики Дагестан, кандидат филологических наук, народный поэт Дагестана. Автор книг стихотворений на аварском языке «Доброе утро, горянка», «Чётки и струны», «Храни, Всевышний, Дагестан» и двух сборников в переводе на русский язык «Городские горцы» и «Уходящее лето».

ЗА ОКНОМ – АХИР ЗАМАН*

За окном – ахир заман
Смерть вселенскую пророчит,
И губительный обман
Людям головы морочит.

За окном – ахир заман,
И кругом царит разруха.
Застилает взгляд туман,
Меркнет свет людского духа.

За окном – ахир заман
Кличет беды и напасти.
Горе всходит на курган,
С глаз долой уходит счастье.

За окном – ахир заман,
И торговцы снова в храме.
Миром правит чистоган.
Что за ересь в этой драме?

За окном – ахир заман,
И творится злодеянье,
И утерян талисман
Для взаимопониманья.

За окном – ахир заман
Побивает души градом.
И не прошен, и не зван,
Дьявол бродит райским садом.

За окном – ахир заман.
Брошен мир на поруганье.
Всех мистический Тиран
Повергает в содроганье.

За окном – ахир заман.
Птицы огненные реют.
Наши страхи, как дурман,
На полях сомнений зреют.
____ 
*Ахир заман – приближение конца света.


* * *
С юности спеша,
Брел по городам.
Чувствует душа –
Стар не по годам.

Где-то рядом смерть,
И дороже нет
Тех, кто белый свет
Променял на твердь.

Тех, кто одинок,
Хочется обнять,
Радужный мирок
У себя отнять.

Нюхом иногда
Чувствую беду.
Позабыл – куда
И зачем иду.

С юности спеша,
Обошел весь свет.
И болит душа.
И просвета нет.


* * *

Когда ветрá на клочья рвали
По-над столицей небеса,
Я верил, верил, что не лгали
Твои лучистые глаза.

И вновь гроза! Скажи на милость,
Кому признания нужны?
Зачем ты предо мной явилась,
Как будто не было вины?

Но небесам махачкалинским
Откроюсь я, как людям близким,
Что не терплю ни слова лжи,
Что мы давным-давно чужи.

И одиночества прохлада
Придет. А большего не надо.


* * *

Какой же пылкий взгляд
В твою проникнет суть,
Чья твёрдая рука
Тебе падёт на грудь?

Печальник ли возьмет
И сердце покорит,
Иль баловень судьбы
С тобой заговорит?

А может быть, одна
На берегу речном
Заплачешь ты навзрыд
В отчаянье ночном?

Иль будет полон дом
Детей в лихие дни? –
От материнских слез
Не вздрогнут ли они?

Подарками судьбы
Ты не обделена,
Но ты получишь их
В иные времена.

Все будет... А пока –
Ты беспечальней всех,
И светел майский день,
Как твой счастливый смех.


МАШУК

Ты помнишь вершину Машука,
Победный и радостный клич? –
Какая счастливая мука –
Заоблачной цели достичь!

Ты помнишь вершину Машука –
Безмолвно-холодную высь,
Пространство, лишенное звука,
Где наши дыханья слились?

Ты помнишь вершину Машука,
И снег, и сиянье вокруг,
Где смотрит Эльбрус, как на внука,
На виды видавший Машук?

Ты помнишь вершину Машука,
Ты помнишь свои же слова:
– Над пропастью нет виадука,
И кругом идет голова?

Пусть многое скрыла разлука,
Ты помнишь вершину Машука?


ЧЁТКИ И СТРУНЫ
1
Пальцы, покорно привыкшие к чёткам,
Нынче из струн извлекли по щепоткам
Песню любви: то ли плач, то ли смех, –
Это, скажите на милость, не грех?

Долго бродил я в сомненье великом,
Девушку встретив, прекрасную ликом.
С ней объясниться пытался не раз,
Но прерывал мою песню намаз.

На аравийской земле, безусловно,
Все мы желаем подняться духовно,
Но на распутье путей и дорог
Сердце споткнулось, и я занемог.

Струны умолкли, но четки сказали:
«Только зовущими к жизни глазами,
Взглядом её будешь ты возрождён,
Будет сердечный недуг побеждён».

Что ж вы не ладите, чётки и струны,
Сердце с рассудком, как с зорями луны?
Я – не в пустыне, не в русских полях, –
Я – между ними. Помилуй, Аллах!

2
Ночью звёзды в небе чётки,
Осязаемы, как чётки.
Днём звенит во мне струна –
О любви поёт она.

Вижу путь во тьме воочью
И шепчу молитву ночью.
Брежу днём между людьми
Светлым именем любви.

Просыпаясь с петухами,
Спорит проза со стихами.
И во мне извечный спор
Не стихает с давних пор.

Я захвачен этой битвой
Меж напевом и молитвой.

3
Я всегда, бросая чётки,
Готов поклясться на крови –
Не ради взбалмошной красотки,
А ради имени любви.

Хоть иногда тянусь я к плоду
Запретному, но всякий раз
Своей мирской строке в угоду
Не забываю горний глас.

Лишь перед ним я преклонялся.
И он в стихах моих остался!


* * *

Снег и скрипит, и стонет под ногами,
А дом далек – и так за годом год, –
Вершины лет занесены снегами,
И в неизвестность белый конь несёт.

Снег и скрипит, и стонет под ногами,
Опять в пути встречаю я зарю.
Ещё вчера беспечен был с друзьями,
А нынче все о сыне говорю.

Снег и скрипит, и стонет под ногами,
Но лишь вчера он под стопой запел:
Я проходил твоими берегами
И сердцем к ним навеки прикипел.

Снег и скрипит, и стонет под ногами.
Я в памяти ту встречу берегу –
И мысли возвращаются кругами
В родной аул, к родному очагу.

Снег и скрипит, и стонет под ногами.
Я счастлив, что на жизненном пиру
Не позабыт друзьями и врагами,
Любим тобой. И с этим я умру.


* * *

Не стал наказанием твой приговор,
Не стал я несчастным. Я выжил!
Но встречу с тобой не забыл до сих пор –
Талантом забвенья не вышел.

Быльем поросло, что достойно былья,
Свершились небесные сроки.
Но всё-таки тайная сила твоя
Диктует заветные строки.

Клянусь, не к тебе они обращены,
Их чувство другое питало.
Но всё-таки...
С горьким сознаньем вины –
Бродить моё сердце устало.

Но все-таки...
Пусть я другую люблю –
Возьму и сыграю без правил,
Возьму – и не позже, чем завтра – пошлю
Письмо, что тебе не отправил.


* * *

Я покоя не знал, я ночами не спал,
Весь измаялся – не полюбила.
Письма кровью писал и гонцов посылал,
В прошлом каялся, – не полюбила.

Тайной встречи искал, с окон глаз не спускал
Днем и полночью, – не полюбила.
За собой сжег мосты, стал твоей красоты
Верноподданным, – не полюбила.

Целый мир предлагал, и ни в чем не солгал.
Но когда посредине аула
Я коня повернул и нагайкой хлестнул
Ты мне руки свои протянула!


ЗИМНЯЯ НОЧЬ

Зимняя ночь. Снегопад,
Тихий и благословенный.
Я одиночеству рад,
Грусти своей сокровенной.

Зимняя ночь. Снегопад.
Где ты, стоявшая рядом?
Глупый вчерашний разлад
Нынче укрыт снегопадом.

Зимняя ночь. Снегопад.
Мир, опустевший в разлуке.
Как позабыть этот взгляд,
Эти дрожащие руки?

Зимняя ночь. Снегопад,
Тихий до самозабвенья:
Вечный творится обряд –
Глупых сердец погребенье.


ТВОЁ ИМЯ

Я в городе имя твоё произнёс –
Гром грянул! В аул меня ветер отнёс,
Откуда ты долго смотрела сквозь слёзы,
И стало мне горько от собственных слёз.

Я в городе имя твоё произнёс –
И эхо разбилось о горный утёс.
На звёзды глаза твои стали похожи,
А губы твои – на соцветие роз.

Я в городе имя твоё произнёс –
И ты мне явилась за отблеском гроз,
Тебя я увидел сквозь дальние дали
И к светлому прошлому сердцем прирос.

Я в городе имя твоё произнёс –
Гром грянул! И в щепки сомненья разнёс!


* * *

Я с детства помню тех ребят –
Они со мной пасли телят.
Сегодня сами, как телята,
Судьбу сменявшие на злато.

В овинах прятались со мной:
«Иду искать!» – мелькали пятки.
Сегодня со своей мошной
Они уже играют в прятки.

В разбойники ли шла игра –
Я тоже быть хотел «злодеем».
Мне повзрослеть пришла пора,
Но кто-то верит, как вчера,
Что нет конца лихим затеям.

Меня пронизывает дрожь,
Когда при встрече руку жмешь
Тем замороченным ребяткам –
Друзьям по давним в детстве пряткам.

Развеиваясь на ветрах,
На вертеле сгорая грешном,
Они сегодня – пыль и прах
В аду кромешном.

Перевод с аварского Владимира БОЯРИНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...