12.07.2024

В гостиной «Литературной России»

Страница видеоконтента. Здесь размещаются по мере съёмок и монтажа интервью с акторами литературного процесса: писателями, поэтами, литературными критиками, публицистами. Листайте вниз — обновления идут по хронологии.


Этой беседой мы открываем нашу Гостиную «Литературной России». Роман Богословский относится ко второму поколению новых реалистов. Направление это в современной прозе строилось как критика письменным действием российских постмодернистских «классиков». На данном поприще Роман достиг куда больших успехов, чем первое поколение новреалистов, однако не остановился на том, и стал успешнейшим среди них рок-биографом. На его счету две, ставшие бестселлерами, книги о двух группах соврокового поколения — «Агате Кристи» (2015) и «Секторе Газа» (2022) . В 2019 году стал членом Большого жюри общероссийской литературной премии «Национальный бестселлер». С 2020 года член оргкомитета Всероссийской литературной премии имени А.И. Левитова. Лауреат премии им. Демьяна Бедного и премии журнала «Петровский мост» в номинации «Проза и драматургия». Автор романов «Трубач у врат зари», «Зачем ты пришла?», «Токката и фуга», повестей «Гангсталкер», «Праздник всеобщей любви», «Найти убийцу Нины», «Мешанина».


С первых дней января 2024-го года заработала наша Гостиная «Литературной России». Однако самый первый разговор проходил как бы в формате передвижной видеогостиной — в гостях у Пиротехника (это литературный псевдоним) в Кемерово. Материал пришлось дважды пересылать, однако, наконец-то профессиональной рукою нашего нового сотрудника Сергея Богатова он собран, и из моих фотоархивов проиллюстрирован. Нашу (на нашем веку случившуюся) непрерывность литпроцесса очень хотелось бы в формате таких бесед тет-а-тет и продолжать восстанавливать («связь времён» ту самую, что рушат извне отнюдь не литературными методами)!

С Александром мы немного коснулись боевых интернациональных нулевых (когда никаких культурных границ между Украиной и Россией не было). А хотелось бы, например, с Данилой Давыдовым (не только старым знакомцем и со-вавилонцем, но и автором средисловия ко второй книге стихов «Револ материал поэмы Дом«, 2000) вспомнить и времена «вавилонские», либеральные, анархо-разгульные времена «авторников», салона «Классики 21 века» (в котором гостем побывал, например, нынешний титан-прозаик Мишель Уэльбек) — вторую половину 90-х.

На нижеследующей заставке к видеозаписи — справа от меня и Татианы Комаровой находящаяся режиссёр и поэтесса Татьяна Данильянц тоже из «Вавилона» родом (либералка, конечно). Вообще великолепная композиция вышла: слева днепропетровский русскоязычный рокер и анархист Сергей Мосин, снизу ярчайшая украиноязычная поэтесса, уроженка Винницы Татиана, объединяет же всех «пiд стрiхою» своей коммунист Чёрный (фамилия как раз отсюда, из Запорожской области, село Кiчкас), год 2010-й…

Как и ранее было рассказано в репортаже, вела к этому разговору (а обстоятельно, лично, «вживую» мы не общались лет 7 — причём последний четырёхчасовой разговор-прогулка был в Томске) бессонная ночь в плацкарте, однако ничего существенного мы не упустили, кажется. Впрочем, если у наших читателей (и теперь уже зрителей) остались вопросы — Александр бывает здесь, наш сайт ежедневно читает, так что можно продолжать общение с ним уже в текстовом режиме под публикацией…

Д.Ч.


Мало кто из наших читателей не был тронут приглашением представителя редакции «ЛР» в посольство Республики Казахстан в 2015-м году. Встреча с однополчанами той самой 8-й Краснознамённой ордена Ленина и Суворова стрелковой Дивизии имени героя Советского Союза И.В.Панфилова (изначально базировавшейся в Казахстане — а названа она так уже при переформировании, после исторического боя под Москвой), организованная по инициативе Валентина Осипова, проходила в посольстве РК на Чистых Прудах в самых лучших советских традициях.

Выступил там и я (рассказал, в частности, о группе «28 Гвардейцев Панфиловцев»), чтобы получить важную для «ЛР» информацию — поскольку ниспровергателей и переиначивателей (к коим относим не только Артизов, но и тихой сапой примазавшийся к теме, — на самом деле переиначивший в фильме всё на свой излюбленный монархический, «вечно-российский», «абсолютно библейский» лад Владимир Мединский) смысла и фабулы подвига 28 Гвардейцев Панфиловцев, могли опровергнуть только сами ветераны Великой Отечественной. В итогам этой трогательной встречи поколений вышла большая статья Осипова «Позор запрету подвига!» и моя «А был ли подвиг?», в сентябре и ноябре юбилейного для Великой Победы года 2015-го…

С тех пор, увы, контактов с посольством у «ЛР» не было — хотя, на той встрече ветераны и спрашивали одного из посольских чинов в форме, — «а как вы обращаетесь друг к другу в армии?» Он отвечал, не смущаясь: «да как в СССР обращаемся — товарищ полковник…»

И вот теперь, спустя почти десять лет, общаясь уже в Кемерово на равных, как работники книжного мира, мы с библиотекарем и писательницей Яной Абдеевой обсудили, не касаясь их напрямую, и некоторые международные вопросы. Как принимается насаждаемая сверху назарбаевскими неофеодалами латиница вместо собственного, основанного на кириллице, казахского алфавита (изобретённого учителями-филологами, большевиками-подвижниками — помните рассказ Андрея Платонова «Песчаная учительница»?), как проходила революционно-журналистская молодость сказочника Бажова (да, тоже в Восточном Казахстане было дело), откуда пошло литобъединение «Звено Алтая», и многие более общеизвестные и общедоступные вопросы текущей повестки литературного процесса.

Д.Ч.


2022-й год. Почему газету «Литературная Россия» не любили Горбачёв и Ельцин, как редакционный коллектив отреагировал на путч и расстрел Белого дома, а также почему в своё время Шеварнадзе и Чубайс добивались закрытия «Литературной России”, рассказал Pravda.Ru прозаик, публицист, главный редактор газеты «Литературная Россия” Владимир Ерёменко.

— Владимир, 15 лет жизни вы отдали «Литературной России». Десять лет были главный редактором этой газеты. В конце прошлого года опять стали её главным редактором. Что это для вас значит?

— В конце 80-х — начале 90-х и начале 2000-х годов наша газета была очень популярной. Первого главного редактора Эрнста Сафонова избрали ещё при советской власти вопреки воле ЦК.

Наша газета стала первой и самой серьёзной оппозицией для бездумной политики Горбачёва и Ельцина, которая ломала нашу страну.

Эрнст Иванович, к сожалению, скончался в 1994 году, потому что сильно нервничал, ему было 56 лет, у него два инсульта было один за другим.

Мы многим антигосударственным деяниям сопротивлялись. Мне удалось за неделю до разгрома Ирака американскими войсками там побывать и написать правду об этом конфликте. Я передал своё интервью со вторым человеком после Саддама в газету. Тогда ещё была цензура. Но Эрнст Иванович поставил этот материал, когда цензор уже ушёл домой. Тогда у власти в МИДе был Шеварднадзе.

Я приехал в Москву через неделю, на следующий день началась война, но статья уже вышла, и она была как разорвавшаяся бомба.

В МИДе начался скандал, потому что узнали правду. Мне друзья из МИДа сказали: тебе лучше спрятаться. Но через три дня они сказали, что всё нормально, в МИДе раскол. Скоро Шеварднадзе уволили. На брифинге он ругал нашу газету, потому что после нас подобные статьи вышли в «Советской России» и других газетах.

Когда в 1991-м был путч, и в 1993-м расстрел Белого дома, нас пытались закрыть. Газеты, которые встали на сторону ГКЧП, несколько месяцев не могли открыться: «Советская Россия», «Правда», «День», «Труд» и многие другие.

А мы по-писательски проникли в ситуацию и решили, что это трагедия России. Так и напечатали: фотографии улиц Москвы, с БТР, и надпись «Трагедия России». К нам нельзя было привязаться. И наша газета, единственная из оппозиционных, несколько месяцев выходила. Потом нас выбрасывали из каталога под предлогом, что мы не определились с ценой. Хотя мы определились.

Потом мы решили участвовать в выборах и публиковали дополнительный тираж для Астрахани. Но, оказывается, в Астрахани Чубайс хотел поставить своего человека. Тогда у него была огромная власть. К нам пришли из налоговой полиции, потребовали документы. Когда выборы всё-таки выиграл человек Чубайса, от нас сразу отвязались.

— Что бы вы пожелали нашим зрителям сейчас, в очень непростое для России время?

— Никто из русских людей, россиян, не сомневается, что победа будет за нами. Это аксиома, по которой живёт наше общество.

Мы все в нашей стране знаем, что сила в правде, а правда за нами. Если правда восторжествует, а она восторжествует, тогда нам и жить будет легко, и побеждать любую нечисть.

Сергей КАРГАШИН, Правда.ру


По вопросам сотрудничества — пишите на официальную почту еженедельника litross@yandex.ru