30.05.2024

Мураши

Его звали Степан. Он был из породы молчунов и созерцателей. Длинный, худой, медлительный. Разговаривал редко, мало, односложно, глуховатым голосом. Одет был всегда во что-то затрапезное, деревенское, в чем ходят на рыбалку или в лес. Недавно он вышел на пенсию, и вот теперь жил на эту пенсию, еще держал огород. Много времени на огород не тратил — лишь бы что-то выросло.

Хозяйство у него было нехитрое, даже спартанское, видно было, что его владелец жил по принципу: «Довольствуйся малым». Основным занятием его жизни была рыбалка. Не то, чтобы для него был важен улов. Его привлекала возможность остаться наедине с собой и с природой. Смотреть на простор реки и в тишине, под неторопливый плеск волн спокойно предаваться своим мыслям.

Года два назад он облюбовал себе одно место. Это был остров в бухте, напротив его родной деревни, деревни Ясино. А остров назывался Ясинский. Остров был небольшой, всего-то… Но все, кто здесь побывали, говорили с восхищением — «рай, просто рай!». Солнечная поляна, сосны, березы, чистый белый песок у воды… Жители местных деревень по выходным приплывали сюда на лодках, и весь день отдыхали, купались, загорали.

К счастью, пассажирский катер сюда не ходил, добраться до острова можно была только на лодке, так что отдыхающих было мало. Поэтому остров и уцелел — и чистый берег, и мягкая трава… А еще на острове были — муравейники. С западной стороны, в небольшом сосновом бору. Их было целых восемь. Они были огромны — почти в человеческий рост… Говорили, что эти муравейники уникальны, ими заинтересовались какие-то ученые, и остров даже собираются объявить заповедником природы.

На самом деле, ради этих муравейников Степан сюда и приезжал. Порыбачив сколько хотелось, подальше от пляжа, в укромном, заросшем камышом заливчике, он сворачивал свои снасти, шел и садился у муравейника. И — смотрел. Он мог сидеть часами, наблюдая, как вечно занятой, трудолюбивый народец снует по своим делам, обустраивает жилище, запасается кормом, пестует потомство… Он раз за разом приходил к выводу, что муравьи умнее людей, и жизнь у них налажена куда правильней…

Все по уму. Все для всех. Нет такого, чтоб какая-нибудь сволочь сказала: «Вот это все мое, себе заберу, а на других плевать»… Нет, все работают, все общее, всем поровну. И не ссорятся, и не обманывают друг друга — дружат, помогают.

Он думал о том, что люди летают в космос и разговаривают по сотовым телефонам, но так и не сумели обустроить свою жизнь так, чтоб никто никого не терзал…

***

В один из дней он приплыл к острову, со «своей», потайной стороны, загнал лодку в камыши и вылез на берег. И сразу же услышал громкие голоса со стороны пляжа. Похоже, там ссорились. Он выглянул из лесочка — и буквально обалдел. На поляне, на которой еще позавчера ничего не было — красовались четыре деревянных бунгало. Шестеро мордоворотов в форме охранников стояли у берега — и не давали причалить людям на лодках, которые хотели высадиться.

— Эй, вы кто такие? Вы что творите? Почему не пускаете?

Охранник с каменным лицом отвечал:

— Теперь здесь платный кемпинг. Видите бунгало?.. Хотите высадиться, платите. Тыщу рублей с человека…

— Ты что, взбесился?! Мы всю жизнь сюда ездили, никто с нас денег не брал, а теперь вдруг — тыщу рублей?! С какой радости?!

— Говорю же, теперь здесь кемпинг.

— А нахрена нам этот кемпинг? Мы его не просили. Зачем нам кемпинг, если мы на полдня только, и сегодня вечером назад?

— Ничего не знаю. Только платно. Тыщу рублей с человека.

— Эй, не дури! Дай причалить. Мы к твоему кемпингу не будем подходить, полежим на песочке, искупаемся.

— Тыщу рублей.

— Вот урод!

Некоторые из приплывших пытались высадиться, невзирая на запрет, но мордовороты длинными шестами отталкивали лодки от берега, и высадиться не получалось. Так что всем, кто хотел сегодня отдохнуть на острове, пришлось поворачивать свои лодки и плыть восвояси.

Степан тоже сел в свою лодку и потихоньку отчалил. Он был в полном замешательстве, в недоумении, он не мог осознать того, что произошло…

Весть о том, что на Ясинском острове устроили кемпинг, и туда никого не пускают, мигом разнеслась по соседним деревням. Заговорили об этом и в районе, а потом и в области. В деревню Степана приезжала женщина из города, она собирала подписи против кемпинга… Выяснились некоторые подробности — оказалось, что кемпинг построил местный предприниматель Михаил Торсунский, человек с криминальным прошлым.

Но самое интересное было вот что — Торсунский не согласовал строительство кемпинга с властями и не получил лицензию. Наверно, он рассчитывал это сделать задним числом. Но звезды сошлись удачно для Ясинского острова и его ценителей. Торсунскому не дали лицензию, запретили строить на острове кемпинг и велели разобрать уже построенные бунгало. И, как ни странно, помогли этому муравейники.

Природозащитники подняли шум, грозились дойти до Москвы.

Они говорили, что если будет построен кемпинг, то уникальные муравейники погибнут, и это преступление ляжет на совесть местных властей, а они, природозащитники, молчать не будут, вся Россия узнает, какие варвары местные власти!

Под таким напором чиновники отступили. Природозащитники праздновали победу.

***

Степан вздохнул с облегчением. Все останется по-прежнему — и остров с приветливой поляной, и сосны, и березы. И — муравейники… Он решил проведать свой остров, доплыл на лодке, причалил к берегу и сразу пошел к муравейникам. Был будний день, отдыхающих не было. Он шел через лесок, и вдруг услышал шум моторного катера, подплывающего к берегу. Степан затаился и выглянул из-за деревьев. Из катера выскочили двое, один из них был Торсунский, другой — его подручный. Подручный держал в руках две канистры с бензином. Они подошли к муравейникам.

— Давай, открывай канистру! — скомандовал Торсунский. — Щас я этим тварям покажу! Щас они у меня изжарятся, как… Нет, ты прикинь, из-за каких-то тварей, из-за каких-то муравьев — такой бизнес накрылся!.. Ну, я вам щас покажу!.. Давай, лей, чего стоишь!

Громила поднял канистру и начал поливать муравейник бензином.

Степан, ни на минуту не задумываясь, бросился к ним, ухватил Торсунского за горло и молча стал душить. Помощник Торсунского выругался и стал его оттаскивать. Но Степан вцепился намертво… Они упали на землю, но Степан все равно не отпустил шею Торсунского. Громила пинал его ногами, бил битой по голове, а стиснутые руки Степана не разжимались… Наконец Торсунский вырвался и с матом вскочил на ноги. Он хотел пнуть лежащего Степана, но вдруг застыл над ним, потом повернулся к подельнику:

— Ты что сделал, скотина?! Ты же его зажмурил… Этого мне не хватало!

— Михаил Петрович, так он же вас душил…

— Идиот! Уходим отсюда, быстро!

— Михаил Петрович, а мураши? Вы же их хотели поджарить.

— Ты дурак? Какие мураши? У нас труп! Уходим, понял! Нас здесь не было!

Вскоре заработал мотор, и катер с двумя мужчинами отчалил от берега. Степан лежал навзничь и смотрел в небо неподвижно и умиротворенно. Ветерок покачивал траву, шелестела листва… В муравейниках кипела своя обычная, деловитая, дружная жизнь.

Валентина ЯНЕВА, дважды лауреат Премии им. Демьяна Бедного

Фотоиллюстрация Дмитрия Потаева (Ленинград)

4 комментария к «Мураши»

  1. Валентина Яновна, поздравляю вас. Я так рада, что рассказ опубликовали в газете. Узнала, что вы ещё и Лауреат, вдвойне приятно. Вы этого заслуживаете. Ваши рассказы о важных человеческих ценностях — совесть, честь, долг, достоинство, любовь, ответственность… Конец обычно трагический, но какое-то светлое чувство всегда присутствует.В борьбе между добром и злом есть маленькая надежда на справедливость и человечность и ваши герои своими поступками это доказывают. Читаю всегда с интересом, сопереживаю и думаю о нашем житье-бытье. Всё актуально и реалистично. Спасибо за ваше творчество. Желаю новых успехов в литературном слове.

        1. а, то есть отчество имелось в виду — видите, вы даже осведомлённее. спасибо за уточнение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...