01.10.2022

О мнимых и реальных антисоветчиках в кино — с пристрастием и без

Новая книга из серии «Жизнь замечательных людей» — «Режиссеры Мосфильма» Сергея Лаврентьева, посвящена крупнейшим мастерам советского кино. О плюсах и минусах этой книги, и о выборе героев последних книг «Жизни замечательных» рассуждаем ниже…

«Жизнь замечательных людей» — прекрасная молодогвардейская популярнейшая книжная серия продолжается. Одна за другой выходят книги, посвящённые замечательным людям нашей, и не только нашей страны. И это само по себе уже прекрасно, и вызывает чувства восхищения и удивления – как удивляет вообще постоянство в наше такое переменчивое время.

Среди книг, посвященных знаковым фигурам отечественной литературы, в последние три-пять лет, на наш взгляд более интересны «писательские» книги. Мало того, что Захар Прилепин, Сергей Шаргунов и Майя Кучерская пишут легко и увлекательно, они, стараясь быть предельно объективными, вносят явственный и очень привлекательный личностный момент в свои повествования, и нам очень интересно, как умный Прилепин чувствует своего Есенина, как эмоциональный Шаргунов понимает своего Катаева, как наблюдательная Кучерская разбирается в сложнейшем Лескове. При том, повторяю, что все они выступают на арене литературной истории в биографиях, как блистательные р а с с к а з ч и к и , что представляется важным, ибо некоторые книги серии, вышедшие в последнее десятилетие, порою страдают то излишней сухостью, то чрезмерным наукообразием. Так, на наш взгляд, не очень повезло Чехову и Лосеву, Мандельштаму и Бродскому — при всём восхищении научными и литературными заслугами авторов их биографий, наши претензии носят другой, более принципиальный характер.

Во-первых, вызывает вопросы порою сам  в ы б о р  персон, достойных монографического исследования, в качестве  з а м е ч а т е л ь н ы х  людей.Так, вряд ли Давид Бурлюк, Лиля Брик или, скажем, Анна Керн или Евдокия Ростопчина достойны того, чтобы фигурировать как с а м о с т о я т е л ь н ы е  герои книг «ЖЗЛ». В то же время вполне можно представить эти имена в другом историко-литературном контексте, как возможных, например, «спутников Маяковского» или «замечательных людей пушкинской эпохи», «подверстанные». В таком качестве, скорее всего, эти имена засверкали бы интересными красками, а так они занимают все-таки не свое место.

Еще более спорен выбор таких героев, как Колчак, Махно или Распутин. Повторяю, необходимость объективного изучения этих, мягко говоря, неоднозначных лиц отечественной истории, не вызывает никаких вопросов, но обращаться к  т а к и м  именам в  т а к  названной и  т а к  форматированной серии – это значит изначально закрывать глаза на зверства колчаковцев, на бандитизм махновцев, на изуверство распутинщины, то есть, так или иначе фальсифицировать историю.

Во-вторых, очевидна вторичность, чтобы не сказать более сильного слова с юридическим оттенком, многих современных публикаций, посвященных биографиям хорошо известных и очень хорошо изученных деятелей нашей литературы и искусства советсткого прошлого, благо очень легко половину книги, посвященной Товстоногому ли, Ефремову ли, Гайдаю ли, Рязанову ли, ну и, конечно, Никулину, Утесову, Орловой, Дунаевскому и т.д., так вот, половину текста отдать под своеобразный концерт цитат, перемежающихся пересказом старых сплетен и анекдотов.

Большинство этих книг, к сожалению, отличается и неумением (нежеланием) всерьёз разобраться в творческом методе Товстоногова, например, или в природе всенародной популярности Орловой, не говоря уже о бесспорных кризисных явлениях в творчестве позднего Рязанова или Данелия. Где там – лишь бы поострее и повеселее, да и попутно – это-то практически у всех – лягнуть советское время, в которое, якобы, все достойное создавалось не благодаря государственной поддержке, а вопреки препонам идеологической цензуры.

Характернейший пример – автор совсем недавно (М, 2022) вышедшей серийной книги «Режиссеры Мосфильма» Сергей Лаврентьев, книги, посвященной, между прочим, крупнейшим мастерам советского кино, пишет об особом очаровании грузинского кино 1970-1980гг, несомненно, объясняя свои симпатии к этому кино, что оно было «несоветским», что уже вызывает вопросы, ибо сама формулировка попахивает чем-то из давнего прошлого… Так что же, получается, Отар Иоселиани и Тенгиз Абуладзе, Тамаз Мелиава и Резо Чхеидзе да и тот же популярнейший наш грузин Гиви Данелия – все они антисоветчики что ли? Очень жаль, что подобная идеализированная чушь, свойственная отнюдь не только книговеду Лаврентьеву, но и многим авторам книг, посвященных деятелям советского искусства, тиражируется в книгах серии «Жизнь замечательных людей», представляя и людей, и время в искаженном свете.

В-третьих, хорошо, что в традициях серии одна и та же биография порою преподносится в  р а з н ы х  интерпритациях, так, очевидна польза от чтения версий Фёдора Достоевского, Леонида Гроссмана и Юрия Селезнева, от сопоставления и сравнения работ биографов Льва Толстого. И в то же время, до сих пор, как ни странно, нет  н а с т о я щ е й  биографии Александра Пушкина – ведь ни давно устаревшую, вульгарно-социологическую работу Леонида Гроссмана, ни «дамское рукоделие» в двух томах Ариадны Тырковой — Вильямс к удачам жанра отнести нельзя, а как без современного Пушкина в «ЖЗЛ»?

Запросов на биографическую литературу всё больше. Мы – очень богатая страна.

Давайте пропагандировать наше богатство, нашу культуру, нашу великую литературу, используя возможности замечательно задуманной «ЖЗЛ», а не заниматься обслуживанием своих конъюнктурных интересов в популярном издательстве.

Давайте не превращать творческий билет в промысловое свидетельство!

Виктор ГОРОХОВ

Один комментарий к “О мнимых и реальных антисоветчиках в кино — с пристрастием и без

  1. не на правах редакционного постскриптума, но как частное мнение даю. воистину странно звучит ваш вопрос, коллега, о том, являлись ли антисоветчиками Иоселиани и Абуладзе. даже как-то провокационно звучит. а вы фильм Абуладзе «Покаяние» вообще видывали? это очень верно запрещённый мудрой, прозорливой советской киноцензурой фильм, который личным решением Горбачёва и Шеварднадзе был снят с полки (как и чудовищный пораженческий «Иди и смотри») и выпущен на широкий экран — пустил под откос Эпоху! вышвыривание отца из могилы — стало отнюдь не метафорой, а руководством к действию — поныне для антисоветчиков уже не от искусства, а от политики (вспомните истерики покойного Жириновского, посвящённые некрополю у Кремлёвской стены). касаемо же Отара Иоселиани — он не просто был антисоветчиком (не сразу конечно, не в милом и вполне советском фильме о тунеядце и разгильдяе «Жил певчий дрозд»), он был эмигрантом, идейным. и поздние его фильмы — в общем-то не оставляют сомнений в том, с кем он. в частности, этот советский по происхождению грузин неистово ненавидел Сталина (если это явяется для вас маркером антисоветчины)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...