17.08.2022

Судьба партии Лимонова выходит из тумана

В Московском городском суде недавно состоялось слушание по делу Национал-большевистской партии* (НБП). 29 марта, через месяц после начала СВО, Александр Аверин, Андрей Дмитриев и Ольга Шалина направили заявления о пересмотре судебных актов по запрещённой НБП* в связи с новыми обстоятельствами. По мнению заявителей, таковым обстоятельством является решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который в сентябре 2021 признал незаконными решения российских властей об отказе в регистрации и о ликвидации НБП*. Решение ЕСПЧ вступило в силу 17 января 2022. В своём постановлении европейские судьи признали нарушение права заявителей на свободу объединений, гарантированное 11 статьей “Конвенции о защите прав человека и основных свобод”.

В марте этого года ЕСПЧ исключил Россию из конвенции, с 16 сентября 2022 она прекратит своё следование Европейской конвенции по правам человека. В этих обстоятельствах решение суда не стало неожиданностью. Занимающийся этим делом адвокат Алексей Калугин ранее так высказался о перспективе пересмотра решений в отношении НБП*:

«Мы понимаем, что в условиях российской правовой системы положительное решение маловероятно. Но на данный момент это — единственный оставшийся работающий правовой инструмент, и отказываться от борьбы нельзя. Этот прецедент впоследствии может быть использован для изменения негативной практики российских судов».

Cтатья 11 ч.2 конвенции явным образом делает исключение:

Осуществление этих прав [свободы собраний и объединений] не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Именно такими аспектами деятельности НБП* российские власти были недовольны, и на этом основании формально отказывали в регистрации и после запретили партию вовсе. В этой части ничего не изменилось.

Но есть у происходящего и второе, более глубокое измерение. За НБП* всегда возвышалась фигура писателя Эдуарда Лимонова. Он и после смерти остаётся компасом для последователей, и реабилитация НБП* это реабилитация дела её основателя и тех идей, которые он отстаивал. Национал-большевизм его не имел ничего общего с устряловщиной** 1930-х (та заключалась в признании белоэмиграцией сталинского СССР как воплощения «белой мечты» о возрождении империи, защите национальных интересов и т.д.).

Егор Летов (НБП), Павел Былевский и Игорь Маляров (РКСМ), 1994-й

Эдуард Лимонов, Александр Дугин и Егор Летов, отцы-основатели этой партии, определяли её идеологию вкратце как социализм во внутренней политике и империализм во внешней. И если в сторону белоэмиграции в первой половине нулевых годов власть делала показательные реверансы, навещала дочь Деникина в Париже в связи с перезахоронением останков его, Каппеля, Ильина и Шмелёва, то и здесь просматривалась некая симметрия. Как потеплели «белые» к СССР, так же попытались в Москве отнестись и к ним, уже после СССР.

К Лимонову и его идеям отношение у власти было иным и более настороженным. Если от эпизодических выходок НБП* в виде нарушения КоАП можно было попросту отмахнуться, то на подготовку к защите русских в северном Казахстане пришлось обратить внимание и работать в тесной связи с КНБ (аналог ФСБ), фактически защищая извне территориальную целостность Казахстана. Попытка лимоновцев подготовиться на Алтае к дальнейшей высадке в русскоязычных, казачьих районах республики Казахстан была по вине партийца-предателя Анатолия Тишина сорвана. История удивительным образом напоминает то, что делал на Донбассе Стрелков в 2014-м – при одной поправке, помощи тех самых сил, что в 2001-м вели охоту на Лимонова и нацболов.

В 2001 году Лимонова арестовали по обвинению в хранении оружия и создании незаконных вооружённых формирований. Часть обвинений позднее сняли, а по остальным Лимонова приговорили к 4 годам лишения свободы. Практически как затем, в 2014-м же — Удальцова и Развозжаева из конкурировавшего с лимоновцами Левого Фронта. Спасали писателя из тюрьмы очень разные люди – среди них был покойный депутат из фракции КПРФ Шандыбин и писатель совсем иного фланга Анатолий Приставкин, в те поры бывший в президентской комиссии по амнистиям.

Важно отметить, что в тюрьме Лимонов и обрёл ту славу, которая сопровождала его все последующие годы. Он написал там три книги: «В плену у мертвецов», «По тюрьмам», а заодно и мемуарную «Книгу воды». Его начали бурно читать, как писатель он обрёл второе дыхание, не воспринимался уже как странный иностранец-извращенец, стал голосом поколения, не принявшего распада СССР и национального унижения.

Двадцать лет назад «дело Лимонова» называли сфабрикованным и смехотворным, указывая на то, что в нём фигурировало в качестве свидетелей обвинения больше полковников ФСБ, чем обвиняемых, и сама ситуация с этническим конфликтом в Казахстане выглядела натянутой.

Сегодня ситуация не выглядит ни смешной, ни натянутой, в свете происходящего на Украине. Русских притесняют, добровольцы защищают мирных жителей плечом к плечу с ВС РФ. Среди добровольцев на Донбассе в большом числе участники и симпатизанты НБП* защищают с оружием в руках русских людей от этноцида, организованного и поощряемого Киевом.

Недавно Владимир Путин лично вручил звезду Героя России отцу Владимира Жоги, одного из добровольцев, погибшего на Донбассе при защите мирных русских людей. Это невольно вызывает вопрос о том, кто же теперь Эдуард Лимонов, экстремист или гениальный визионер, смотревший за горизонт и видевший будущее. Герой он или преступник?

У Лимонова были не только идеи и творчество, но и праксис: ещё до лишения свободы он участвовал на стороне сербов в войне в Югославии, потом был в Абхазии и Приднестровье. Но он никогда не позволял себе и своим сторонникам выступать против России с оружием в руках. Был, правда, один нацбол-перебежчик по фамилии Макаров, автор книги «Идеализм-2005», одобривший холокост в Одессе 2 мая 2014-го года, но он давно перестал себя причислять к «другороссам» (второе название лимоновцев) и стал другом украинского национализма.

Если бы Лимонов дожил до сегодняшних дней, то он неизбежно был бы сейчас там, на Украине и защищал с оружием в руках простых русских людей, как делал это и в 2014-м – не оружием, так именем, навещая на передовой в ДНР нацбольский батальон. И, может быть, сегодня на его грудь президент вешал бы орден за то, за что двадцать лет назад на него повесили уголовное дело…

Ирония судьбы ещё и в том, что вольно или невольно состоявшееся судебное заседание может вновь, как в прежние времена, вывести НБП* в авангард общественно-политической жизни России. Ведь под командованием уже Александра Аверина, тоже недавно совсем отсидевшего срок в ДНР за попытку вывоза с территории боевых действий пистолета, партия «Другая Россия Эдуарда Лимонова» (таково её полное название теперь) всемерно поддерживает СВО. Не выполнять решения-постановления ЕСПЧ – это сейчас политически понятно, но зачем «бить своих, чтобы чужие боялись»? Может, стоит наконец разглядеть своих союзников среди тех, кто лишь казался (и то — в основном системным либералам) прежде внутренними врагами?

Причины для этого есть и они велики. Военная операция на Украине встревожила задремавший за период пандемии народ и пробудила от общественно-политической апатии. Люди задаются вопросом о причинах происходящего, и пустота на месте ответов так велика, что её не удается задрапировать удобным тезисом о борьбе против поднявшего голову фашизма.

Яростные эфиры “с Соловьевыми”, видящими будущее в зеркало заднего вида, не смогли дать людям правдивый ответ. Поэтому они пошли в телеграм, где властвуют такие же общественные организации, как ныне запрещённая НБП* и звучат идеи, во многом созвучные Лимонову. И если до начала спецоперации в этих телеграм-каналах были десятки или сотни читателей, то сейчас миллионы. О такой трибуне ранее Лимонов не мог даже мечтать.

И народ видит простых людей, таких же, как они сами, которые рассказывают о происходящем, делятся своими мыслями, переживаниями и идеями. Когда на Донбассе наступит мир, а он обязательно наступит, все эти десятки и сотни тысяч неравнодушных людей не замолчат.

Люди захотят быть услышанными, захотят собираться, потребуют право говорить и решать свою судьбу. И между этими людьми и запрещенной сейчас НБП* не получится провести никакой разделительной черты, потому что никаких различий между ними нет.

В этих обстоятельствах есть основания предполагать оживление общественно-политической деятельности в стране. Это делает пусть и маловероятными, но возможными, реабилитацию и ренессанс запрещённой в настоящее время НБП*, которая сегодня плечом к плечу с героями кровью искупает на Донбассе свои прежние проделки в духе книги «Лимонов против Путина».

Старая народная мудрость гласит: “Пороть надо пока дитя поперёк лавки помещается”. НБП* и другие общественные организации давно власти идейно не поперёк, переросли свою лавку, и пришла пора разговаривать с ними, а не пытаться пороть и звать их детским именем.

Денис РЫЖЕНКОВ, Илья КРАСНОВ


*Запрещённая на территории РФ организация.

**Устряловщина 

Устрялов Николай Васильевич (1890-1937), правовед, философ, политический деятель, идеолог «сменовеховства». Во время Гражданской войны Устрялов был на стороне белых, но по идеологической части — служил начальником пресс-бюро правительства А. В. Колчака. Ленин на XI съезде РКП(б) назвал Устрялова откровенным и умным «классовым врагом», а Каменев четырьмя годами позже — «самым проницательным врагом диктатуры пролетариата». Позже он пришёл к выводу, что большевики были единственной силой, способной восстановить могущество России, и стал поддерживать Советский Союз, который, по его мнению, как редиска, был красным лишь снаружи, но оставался белым внутри. 

В 1923 году Устрялов пишет: «Революция есть… великое несчастье, а социалистическое правительство в России — правительство немножко (или даже достаточно) помешанных. Просто и с «помешанными», ради России, — заключал Устрялов, — надо работать.» Особенно поразило Устрялова то, как большевики подчинили малые народности, полагая это по сути имперской политикой. Как диссидент-радикал, Устрялов был насильно выслан из страны и провёл некоторое время в Китае (Харбин) и Франции. Тем не менее, он продолжал поддерживать русскую революцию, СССР и в особенности Сталина и его стиль правления. 

В 1926—1935 гг. работал в качестве советника на КВЖД. Жил очень богато — ему был выделен особняк площадью 189,6 м. Во время конфликта на КВЖД 1929 года был уволен, но 1 января 1930 года восстановлен на службе, хотя особняк ему дали уже много меньшей площади (106,75 м), который он освободил уже в 1931 году. 6 июня 1937 года был арестован, 14 сентября 1937 года Военной коллегией Верховного Суда СССР обвинён судом в связи с Военно-фашистским заговором Тухачевского, конкретно: в шпионаже, контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации. В тот же день расстрелян. 20 сентября 1989 года Н. В. Устрялов был реабилитирован. Его труды продолжают издаваться в России и за рубежом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...