27.01.2023

«Солдаты удачи» на Украине

По официальным сообщениям, а также из различных источников, в том числе, по сведениям западных СМИ и спецслужб, на территории Украины воюют наемники из 60 стран. На разных участках фронта «солдаты удачи» или «псы войны» выполняют различные боевые задачи, в зависимости от уровня подготовки, квалификации, мотивированности, даже идеологической убежденности. Конечно, важным, если не основным мотивом, является финансовая составляющая. С начала проведения спецоперации на передовую прибыло порядка 7 тысяч наемников из США, Британии, Польши, Румынии, других стран. Их число (прибывших и убывших) затем менялось, в зависимости от степени интенсивности боевых действий и ситуации на фронте. Кто-то навсегда находил «последний приют» в донецких и херсонских степях, другие попадали в плен, третьи возвращались на малую родину. Тем не менее, приток наемников не иссяк. Они продолжают поступать. «Пальму первенства» здесь держат представители Польши и Румынии.

    Если выстроить своего рода градацию(тип) наемников, прибывших в зону спецоперации, на мой взгляд, можно выделить три:

   Первый, так называемые «иностранные легионеры». Имеют определенный боевой опыт, участвовали в различных локальных конфликтах, воюют исключительно за деньги. Как правило, их используют в качестве «линейной пехоты» (в наступлении, обороне), в зависимости от стоящих задач и ситуации. А также в составе диверсионно-разведывательных групп, где нужны специалисты узкого профиля — снайперы, гранатометчики, саперы.

  Второй, самый подготовленный, «штучный товар». Это спецназовцы из различных подразделений натовских стран. Выполняют отдельные, сложные и специфические задачи по наводке западных спецслужб, в первую очередь-американских и британских.

   Третий — военнослужащие регулярных армий западных стран, под прикрытием статуса добровольцев или волонтеров. Выступают в качестве инструкторов на поле боя. Это командиры расчетов (экипажей) на прибывающей технике и тяжелых вооружений. Например, дальнобойные артиллерийские системы и РСЗО.

   Конечно, среди этой разношерстной «публики» встречаются и просто «любители», насмотревшись боевиков и компьютерных игр, желающих заработать деньги или «отморозки» идейные. Таких, как правило, все же мало. Но их по-прежнему, зовут в вербовочных пунктах, расположенных в украинских посольствах и консульствах за рубежом.

 Вербовка и требования к наемникам

    Полная или частичная мобилизация происходит не только в стане противоборствующих сторон, участвующих в военном конфликте на Украине. В странах Запада происходит своя мобилизация, специфическая. Взять, к примеру, США. Еще до начала активных боевых действий на украинском фронте появилось объявление на сайте рекрутингового охранного агентства Silent Professional – «молчаливых профессионалов». Приглашаются солдаты удачи, ставка – 1–2 тысячи долларов в день, локация – Украина. Требования: не менее пяти лет военного опыта в этом регионе Европы, хороший уровень владения советским и натовским стрелковым оружием, навыки работы с секретной информацией и защищенными системами связи.

   Официально организация Silent Professional занимается подбором кадров для охранных предприятий. Неофициально собирает желающих повоевать за деньги. Охрана и гуманитарные миссии – самое частое прикрытие для наемников. Доказать их участие в боевых действиях непросто. Но нашему Минобороны некоторые иностранные организации хорошо известны. В первую очередь, это американская ЧВК Academi, в прошлом печально известная как Blackwater, и организация DynCorp. Это старейшая американская ЧВК, основанная в 1946 году. Обучает сотрудников разведслужб действиям в тылу противника, диверсиям, снайперскому и подрывному делу.

   В боях за Лиман вместе с ВСУ принимали участие иностранные наемники из румынской ЧВК Black Wolf и еще с десяток небольших частных военных компаний. Для США, Британии ЧВК – это способ участвовать в конфликте на Украине не напрямую. Лишних людей в этих организациях нет, все имеют боевой опыт. Солдаты удачи отслужили несколько лет в Ираке и Афганистане. В авангарде сложных военных операций ВСУ идут те, кто имеет за плечами приличный опыт военных действий. Те же солдаты удачи из «Иностранного Легиона» или «Закарпатской Сечи». Харьковское наступление проводили именно наемники.

   К примеру, Майкл Нэнс – ветеран ВМС США, аналитик на телеканале MSNBC. Он принимал участие в харьковском наступлении ВСУ. А Тимоти Стед прибыл на Украину в качестве медика, правда, опыт у него совсем не медицинский: ветеран британской пехоты прослужил в армии 9 лет. Видимо, за большие заслуги его назначили командиром отряда «Третья сотня», который входит в батальон «Карпатская сечь». Изначально он управлялся офицерами ВСУ. С недавних же пор стал полноценным аналогом «Интернационального легиона». Участники «Карпатской сечи» – сплошь наемники из Европы, Северной и Южной Америки. Но и «Иностранный легион» все еще в деле. Под Харьковом в рядах нацбатов «Кракен» и «Азов» немало наемников из Африки. А поляки выполняют боевые и карательные функции уже в составе самостоятельных подразделений.

      НАТО полностью контролирует процессы на передовой. И если украинские военные периодически сдаются в плен или из-за неопытности быстро погибают в бою, то западные боевики знают, как воевать правильно. Среди иностранных легионеров много и кадровых военных из стран НАТО. Большинство работают под прикрытием. Западный сосед Украины — Польша, стала перевалочным пунктом не только для техники и боеприпасов, но и для живой силы. Здесь находятся крупные тренировочные центры, которые работают под контролем военных специалистов НАТО. Один из них находится в городе Жешув, совсем недалеко от украинской границы. Местные жители то и дело снимают там колонны военной техники. Именно аэропорт этого городка еще в марте стал очередной перевалочной базой НАТО. Сюда перебрасывается техника и вооружение западных образцов, в том числе реактивные системы залпового огня и зенитно-ракетные комплексы.

    Еще весной глава украинского МИД Дмитрий Кулеба заявлял, что более 20 тыс. наемников должны приехать воевать за Украину. Из более известного — цифра издания Buzzfeed, которое утверждало в марте, что на украинских полигонах Яворовский и Старичи (в советские времена здесь находился учебный центр ЛВВПУ) проходили обучение около тысячи иностранных наемников. Мне, как выпускнику Львовского высшего военно-политического училища хорошо знакомы эти места. Мне довелось участвовать в строительстве этого учебного центра. Еще в то время он был оснащен по всем правилам военной науки. После распада Советского Союза полноправными хозяевами полигона стали натовские кураторы, причем, гораздо раньше известных событий на Майдане в 2014 году.

   Были и другие центры обучения на Украине, например, на американской базе в Очаково или в Лисичанске, где проводилось совместное обучение иностранцев с украинскими военными. А весной нынешнего года подобный центр появился в Харькове, куда в большом количестве стали пребывать наемники из Польши.

   И все же, на мой взгляд, союзные войска РФ и Народной милиции ЛДНР не ведут в ходе спецоперации какую-то персональную охоту за иностранными наемниками. Реализации подлежат любые силы ВСУ в местах их сосредоточения, боевая работа по уничтожению сил противника идет по разведданным. Средствам российского огневого поражения, ракетным, артиллерийским или беспилотным, абсолютно все равно, что на прицеле. И идеологический фактор здесь имеет значение только для информационных сводок, когда уточняется, что уничтожены именно наемники. Истребление подразделений ВСУ для российских Вооруженных сил также важно. А на передовой вообще не имеет значения, кто находится по ту линию фронта.

   По оперативным данным и сведениям разведки большое число иностранных наемников за последние недели покинули Украину. Происходящие в стране боевые действия – да и отношение к ним со стороны украинских военных – оказались совсем не теми, на которые наемники изначально рассчитывали. У среднестатистического наемника, прежде всего, бывает только две мотивации: деньги или идея. Конечно, эта схема условна, поскольку и идеи бывают разные (деньги сами по себе могут быть сверхидеей), да и высокомотивированному бойцу все равно надо платить. Но даже высокая оплата – еще не гарантия того, что иностранный наемник будет биться до последнего патрона (и последней капли крови) за интересы чужой страны. Даже если эта страна – Украина.

    Дело в том, что военный профессионал собирается полученные деньги потратить. А чтобы их потратить, он должен как минимум выжить. Следовательно, при сколько-нибудь серьезной угрозе своей жизни этот среднестатистический иностранный высококлассный профессионал свалит в безопасное место. Что на Украине и происходит прямо сейчас. Но при этом чем военный профессионал-наемник старше, тем больше у него жизненного опыта, и такие ветераны первыми понимают, что настал момент, когда пора бежать в укрытие.

    Но самое главное – многие наемники оказались просто не готовы к важнейшим особенностям украинской спецоперации. Например, ракетные и артиллерийские обстрелы и дуэли – это не их сфера деятельности. Многочисленные «дикие гуси» привыкли к участию в конфликтах специфического вида. Там, где у противника нет тяжелых вооружений: танков, ракет, крупнокалиберной артиллерии – и вообще чего-либо, чем можно убить неожиданно и издалека.

   Наемники имеют хороший опыт борьбы там, где противник вооружен только или преимущественно стрелковым оружием – Ближний Восток, Африка. За счет своего опыта и гораздо более высокой подготовки наемник легко выигрывает у такого противника. Но на Украине сегодня все происходит совершенно иначе. Война оказалась крайне далека от африканских реалий – она оказалась современной, дистанционной и исключительно кровопролитной. «Мы никогда и нигде не встречали такого ранее» – такую фразу теперь очень часто можно услышать из уст иностранных наемников, побывавших на Украине. В любой момент на окоп, блиндаж или укрытие может обрушиться целое море огня и стали – и этот момент совершенно непредсказуем. А главное, против него ты совершенно бессилен.

    Это опять же вопрос психологии: человек должен быть уверен, что у него есть высокие шансы спастись и конкретный способ, как это сделать. Но пребывание под многочасовым артобстрелом может деморализовать даже очень подготовленного специалиста. Это началось еще 13 марта, когда Россия ударила «Калибрами» по Яворовскому полигону. До сих пор идут споры, сколько конкретно иностранцев тогда погибло (точно больше сотни). Но главный эффект оказался именно психологическим. Интернет заполнился роликами с плачущими людьми в военной форме, которые на разных языках жаловались на чудовищную ситуацию, в которой они оказались. Они ругали Украину, украинцев, Зеленского, командование ВСУ и отцов-командиров. Во-первых, выяснилось, что обещанный им заработок оказался по европейским нормам поистине нищенским, не более чем несколько сотен долларов. Во-вторых, никто им боевую задачу не ставил, а многие полагали, что едут на Украину лишь в качестве инструкторов, на непосредственное участие в боях они не рассчитывали.

    Штучный товар и снайперши

    Другое дело, самые подготовленные. Профессионалы высшей категории из числа спецназа, под прикрытием спецслужб иностранных разведок. Они действуют и на территории Украины. Об этом не раз сообщалось в официальных сводках Министерства обороны РФ. В частности, на южном направлении. Там действовал сводный отряд, в который входили профессиональные военные из Испании, Румынии, а также из Грузии. Командовал ими выходец из Португалии, специалист широкого профиля, способный выполнить самые сложные задачи. Словом, штучный товар.

   Уже нашим спецназовцам удалось ликвидировать эту весьма многочисленную группу противника, некоторых из них взять в плен, в том числе командира-португальца. Кстати, у опытных, бывалых «бойцов невидимого фронта» именно португальские профессионалы в приоритете, а вовсе не американские или британские. В спецподразделениях, видимо, свои градация и рейтинги.

   Об этом мне рассказал мой приятель, непосредственно участвовавший в операции. Естественно, не стану его называть. Подробности он не раскрыл, но некоторые моменты, весьма интересные, я уловил. Во-первых, он пересекался с противником не раз в других горячих точках. Во-вторых, португалец — человек очень набожный и религиозные каноны для него святое дело. В момент допроса поинтересовался у нашего офицера — верующий ли он человек? А когда мой приятель поцеловал крест, разговор пошел предметный. Португалец высоко оценил мастерство и выучку наших спецназовцев, а в конце разговора попросил один патрон в патроннике. У спецов свои законы. Кстати, во время попытки высадки десанта в районе Энергодара со стороны ВСУ действовали иностранные наемники из числа регулярных частей натовских армий. И здесь наши действовали четко и продуманно. Думаю, в скором времени узнаем об этом подробней.

     В июле 2022 года стало известно о ликвидации снайперши из Бразилии, бывшей актрисы Талиты ду Валье. Она приехала на Украину в составе интернационального легиона, но попала под минометный обстрел. Занималась бодибилдингом, участвовала в конкурсах красоты, получила профессию снайпера еще в Ираке. Утверждают, что она принимала участие в боевых действиях в Сирии. Однако последний боевик для модели с винтовкой имел явно несчастливый конец.    

Случай с бразильской снайпершей, а также недавние сообщения некоторых СМИ о прибытии женщин-снайперов из Польши, напомнили мне о событиях сравнительно недавнего прошлого. Прибалтийки, украинки, уралочки, москвички и, конечно же, сами чеченки — нет конца жутким рассказам о безжалостных снайпершах-наёмницах, воевавших на стороне боевиков в девяностые и нулевые годы. Подобные байки с мельчайшими подробностями кочевали в те годы по окопам, госпиталям и газетным страницам. И сейчас вспоминают, особенно в соцсетях. Самый устойчивый миф о «белых колготках», якобы биатлонистках из Прибалтики.

Если собрать воедино все рассказы о белокурых красавицах, говоривших по-русски с приятным лёгким акцентом и стрелявших в наших солдат, то получится, что ни одной спортсменки, хоть когда-либо державшей в руках оружие, в большом спорте, давно не осталось — или уже убита, или ещё воюет. Впрочем, в первую чеченскую войну наши правоохранительные органы всё же попытались проверить одну леденящую душу историю о прибалтийской снайперше, сброшенной десантниками с вертолёта.

Звали некую наёмницу-биатлонистку Милита Транкаутене. По легенде она была известна тем, что с особым цинизмом кастрировала мелкими очередями молодых российских офицеров. Но вот одна проблема: трупа её так и не обнаружили. Не нашли также и следов спортсменки в Прибалтийских странах. Не было таких биатлонисток по фамилии Транкаутене.

Примечательно, что само это прозвище наёмниц «белыми колготками» произошло от белого трико, облегающего бедра, в которых биатлонистки выступают на соревнованиях.

До событий в Чечне истории о снайпершах, так или иначе, мелькали практически во всех горячих точках бывшего Союза — от Приднестровья до Нагорного Карабаха. Тогда истории о наёмницах вызывали у военных удивление и сомнения. Самих снайперш можно было по пальцам пересчитать. Да и были ли они вообще? Судить не берусь.

Но другое дело — Чечня. Тут случай особый. Снайперши были. И глупо это отрицать. Конечно, никакие не «белые колготки», а обыкновенные наёмницы в камуфляжной форме, даже из российских регионов. От безысходности, сложного материального положения (может, ещё по каким причинам) вербовались на войну. Вербовались за деньги, причём, немалые. По словам пленных боевиков, снайпершам обещали значительную сумму в долларовом эквиваленте. Впрочем, такими гонорарами скорее заманивали новых наёмниц, чем выплачивали деньги на самом деле — то доллары окажутся фальшивыми, то полевой командир посчитает, что дамочка слишком многого хочет и её дешевле просто убить.

Мне довелось беседовать с одной снайпершей, захваченной в плен нашими разведчиками. Родом она была из Центрального Черноземья. К стрелковому делу приобщилась в школе. Вышла замуж. Муж, выходец из Северного Кавказа, предложил ей подзаработать. Согласилась. Отправилась на войну. Надо сказать, что ей ещё повезло: оказалась в плену. Переправили в Чернокозово, где находился следственный изолятор. А затем последовал приговор суда. Но вот другим наёмникам и наёмницам, как правило, везло меньше. Или не везло совсем.

«Добровольцы» из Польши

   С самого начала специальной военной операции польские СМИ начали агитировать граждан вступить в ряды вооруженных сил Украины (ВСУ). Издание PomocniLudzie в апреле выложило статью с заголовком «Могут ли поляки участвовать в войне на Украине?». В материале было сказано, что, согласно положениям закона, гражданин Польши может быть принят на службу в иностранной армии или иностранной военной организации с согласия министра внутренних дел Польши.

В мае уже другая польская газета Gazetaprawna также сообщила о том, что каждый гражданин Польши может принимать участие в вооруженных действиях, в иностранной армии, за пределами страны. «Вопреки видимости, это возможно», – отметило издание, добавив, что для этого необходимо подать соответствующее заявление в Министерство национальной обороны или Министерство внутренних дел и администрации. Первые польские наемники появились на Украине в 2014 году. Есть сведения, что поляки-снайперы участвовали в битве за Донецкий аэропорт. Пресса пишет о поляках, которым поручена охрана высокопоставленных чиновников и инструкторах, тренирующих бойцов националистических подразделений.

   Планы Польши в отношении Западной Украины давно перестали быть тайной, и о том, что Варшава мечтает вернуть земли, когда-то входившие в состав Польши, знает уже практически весь мир, отмечают не только журналисты, но и политики. Причём в своих планах Варшава собирается «поделиться» украинской территорией с соседними странами, вероятно, для того, чтобы соседи не обиделись, не осудили, не стали возмущаться и не подняли ненужную шумиху в дипломатических кругах.

 Многие поляки из числа чиновников высокого ранга честно признают, что польские наёмники воюют на украинской территории не за свободу Украины и её демократию. Польша рассматривает эту войну, прежде всего, как шанс изменить своё геополитическое положение. Поэтому польские наёмники сегодня и расположились по всей линии фронта, присутствуя во всех крупных подразделениях ВСУ. Например, на Харьковском и Луганском направлениях.

     И пусть никого не смущает поддержка Украины польским правительством – эта поддержка никогда не была бескорыстной, а всегда преследовала только польские интересы. Об этом уже открыто пишут и говорят в Варшаве. Ну а польские военные, якобы воюющие бок о бок с украинскими военными, – лишь часть грандиозного плана по возвращению польских территорий. И план этот уже воплощается в жизнь, а наёмники лишь ждут своего часа.

   На этот вопрос, весьма актуальный в наше время, дал четкое и лаконичное пояснение известный политолог Сергей Михеев, обращаясь к украинцам:

«Это вы приняли поляков, это вы их пустили, это вы приняли закон, по которому поляки фактически уравниваются в правах с украинцами, на основании которого польские наемники воюют. Вы их узаконили. Вы думаете, что они влезут, когда вам удобно, а потом возьмут и уйдут? Ничего подобного. Они будут требовать компенсации. А компенсация у вас, украинцев, только одна — это территория».

   …Можно смело констатировать факт, что вопрос пребывания наемников на Украине лежит не только в плоскости личного обогащения, но и затрагивает интересы геополитического характера. На что рассчитывают сами наемники, сказать однозначно трудно. Видимо, на удачу. Ведь не зря их так называют- «солдаты удачи». Правда-с печальным концом.

Геннадий АЛЁХИН 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...