24.06.2024

Председатель Госбанка

В 1976 году Председателем Госбанка СССР назначили Владимира Сергеевича Алхимова, человека замечательного, душевного. Я его хорошо знал, потому что писал о нём, – Герой Советского Союза, вызвавший огонь на себя, а этот подвиг в армии считали одним из самых уважаемых. Но и Алхимов после моего большого очерка о нём в «Неделе», видимо, проникся и сразу после нового назначения мне позвонил: приходи в гости. Приехал к нему на Неглинную, пьём чай в кабинете председателя Госбанка, и я начал жаловаться.

            Дело в том, что мой школьный товарищ Слава Рыжков попал в жуткую передрягу. После финансового института его направили в Лондон, в Московский народный банк, где он работал вместе с Геращенко. Видимо, работал хорошо, потому что Московский банк открыл отделение в Сингапуре, и руководить этим отделением послали Рыжкова. А там случилась беда. Ревизия выявила недостачу в 7 миллионов долларов, и разразился грандиозный скандал, в результате которого прежнего председателя Госбанка сняли и на его место назначили Алхимова. А Рыжкова приговорили в ВМН.

            Когда я сказал Алхимову, что Рыжков – мой добрый школьный товарищ, он аж взвился. Вскочил, стал быстро ходить по кабинету. Почти кричал:

            — Ни сном, ни духом не виноват! Никаких злоупотреблений за ним нет, его гонконгские китайцы подставили. Кредиты не вернули. Под горячую руку парень попал! Несправедливо!

            В общем, много мы с Владимиром Сергеевичем в тот раз обсуждали. Встречались не раз и в последствие, но судьбы Рыжкова не касались. И я так и жил с мыслью, что Славка несправедливо пропал. Судьба злодейка. А в начале 90-х, когда делал литзапись книги Валентина Павлова, бывшего премьера и ГКЧП, в какую-то из встреч рассказал ему о той несправедливости. А он в ответ: «Как так? Рыжков теперь зампред Петрокоммерца».

            В тот же вечер Славка был у меня дома, и выяснились сумасшедшие обстоятельства. Оказывается, Владимир Сергеевич Алхимов написал личное письмо Брежневу, в котором обстоятельно объяснил, что Рыжков не виноват, что за ним никаких  финансовых нарушений не числится. И в самый последний момент, когда Рыжкова уже готовили к расстрельному коридору, на него пришло помилование. ВМН заменили на 12 лет, которые он отбыл от звонка до звонка, но не сломался. А финансист он классный, вот его и позвали в хороший банк.

            За Владимира Сергеевича Алхимова, который в то время только-только умер, мы подняли рюмку особо. Действительно, человек замечательный. Он же и в Америке был нашим торгпредом, общался там с Нобелевским лауреатом Василием Леонтьевым, который формировал состав «ленд-лиза» для СССР, о чём рассказывал мне ещё в 70-е. Именно Алхимов, будучи замминистра внешней торговли, в своё время выбил у итальянцев кредит на покупку автозавода в Тольятти. Именно он первым поставил перед США вопрос об искусственно заниженном курсе третейской унции золота, что приносило Америке колоссальную прибыль. 10 лет он был председателем Госбанка  и ушёл на покой не по своей воле.

История была громкая. Его дочь вышла замуж за известного пианиста Гаврилова, который остался в Англии. И хотя уже шла перестройка, Алхимову это не простили. Впрочем, формально его никто в отставку не отправлял. Я так понял, что он мог бы и пересидеть тот «инцидент». Но через несколько лет, когда встретились с Владимиром Сергеевичем по одному домашнему поводу, он сказал так: он сам посчитал, что после происшедшего не вправе оставаться главным финансистом страны. У него, Героя Советского Союза, жизнью смерть поправшего, — огонь на себя! – были свои представления о чести.

            А Рыжков Вячеслав Иванович, дай ему Бог здоровья, здравствует по сей день, «десятку» на лыжах бегает. Недавно, за рюмкой, рассказал удивительную историю. Когда-то в Лондоне, на каком-то приёме он познакомился с одним из отпрысков британских Ротшильдов, и тот в разговоре на английском пульнул несколькими русскими словечками. Слава спросил: откуда русский язык? И выяснилось нечто поразительное: оказывается, тот Ротшильд не успел вовремя уехать из гитлеровской Германии, и его засадили в концлагерь. Но в Берлине не идиоты были, знали, что Ротшильда выкупят, и держали его в особом помещении, без истязаний. А в 41-м году к нему подсадили ещё одного узника – Якова Джугашвили, сына Сталина, который и научил Ротшильда русским словам.

            Что было дальше, известно. Ротшильда выкупили, а Яков Джугашвили бросился на колючую проволоку под током.

            И последнее. Рыжков полгода был в изоляторе «почётным гражданином» — тех, у кого ВМН, сокамерники уважают особо. И бредовая, фантазийная, нашумевшая премиальная повесть Дм. Данилова «Саша, привет!» о том, как некий поц ждёт ВМН в роскошном санатории, стала для меня как бы символом извращённости нынешних литературных вкусов.

        Кстати, была же прекрасная и очень известная военная повесть Кондратьева «Сашка». По даниловскому сюжету получается, что он над кондратьевским Сашкой издевается. Неужели не мог другое имя взять? Или просто не читал великих предшественников?

Анатолий САЛУЦКИЙ

Один комментарий к “Председатель Госбанка

  1. Раньше ВМН могли заметить только на 15 лет,а не на 12 как вы написали и Вячеславу Ивановичу заменили на 15лет,а отсидел он где-то 12 лет вроде как то так и в лагере как и все ВМНщики ходил в полосатой форме.Там разные люди сидели особая зона была и порядки особые.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...