30.05.2024

Водительское слово и татуировки

Во время войны западного альянса с Югославией в 1999 году я работал репортером в Белграде. Мотался по стране с нашей телегруппой таксист на старом дизельном «мерседесе» вишневого цвета, молодой улыбчивый парень Раде, родом из Черногории. Он немного говорил по-русски, я знал сербский, но по его просьбе говорили на русском.

Однажды Раде пристал ко мне с просьбой – хочу выучить какое-нибудь очень крепкое ругательство на русском языке. Я отнекивался долго, пока он не прижал меня к стенке словами: «Вот бомбят нас американцы два раза в сутки – в 10 вечера и в 4 утра, чтобы мы не спали, а я им ничего по-русски ответить не могу, ведь русский мат самый сильный на земле! Учи меня, старший брат!»

Пришлось выбрать, на мой взгляд, простую в произношении и крепкую фразу: «Да пошел ты на х.. б..ь!» На выработку интонации ушло около часа, он никак не мог понять, где нужно делать смысловой нажим в словах. Но в итоге Раде оказался прилежным учеником, урок усвоил, экзамен сдал. Произносить ругательство он стал также четко, как бомжи в «обезьяннике» на трех вокзалах в Москве.

Прошло две недели, мы спешили утром к нефтеперерабатывающему заводу в Белграде, который горел всю ночь после попадания трех «Томагавков». Жара была за 30 градусов, солнце с трудом пробивалось сквозь темно-синее небо, полное копоти и продуктов горения нефти. В стареньком 25-летнем «мерседесе» не было кондиционера, и все наши окна были открыты. Копоть ложилась толстым слоем на волосы, вороты рубашек, слезились глаза.

И тут нашу машину подрезал новенький белый «мерседес» с открытыми окнами. Раде ушел от столкновения, ругнувшись по-сербски. Затем подрезал нас второй раз, он явно спешил. Раде разозлился и догнал машину. Поровнявшись борт в борт, наш таксист громко прокричал в белый «мерседес»: «Да пошел ты на х.., б-ь!!!!!»

Я заглянул внутрь соседней машины. И, о ужас, узнал сидевшего сзади консула нашего посольства, с которым встречался днем ранее.

Седовласый дипломат узнал меня, кивнул и весело улыбнулся услышанным знакомым словам, сказанным с правильной интонацией иностранцем. Там, где русские, там и весь словарный запас великого и могучего языка…

***

Один мой приятель как-то отдыхал в Испании. В годы позорных ельцинских 90-х он был близок к малиновым пиджакам и сам неоднократно участвовал в разборках тогдашних московских группировок. Но вовремя ушел от этого и сейчас возглавляет солидную строительную фирму.

Он зашел в пляжный бар выпить холодной минералки. За соседним столиком сидело шесть молодых британцев, которые громко смеялись. Они вели себя в баре как хозяева, не стесняясь сидевших вокруг них испанцев. Их жирные дебелые телеса были сплошь покрыты яркими татуировками.

— Посмотрите, на того парня, он, наверное, хотел бы иметь татуировки, но боится иголок!, — сказал один нагл (так стали называть в последнее время англосаксов), и пальцем показал на моего приятеля.

Русский встал и подошел к наглам.

— Ребята, у вас какие-то похожие татуировки, вы что, в одной тюрьме сидели? – спросил он.

Наглы переглянулись.

— А при чем здесь тюрьма?

— У нас в России татуировки чаще всего колят в тюрьмах. Они показывают статус заключенного, его ранг в преступном мире.

— Ты, русский, похоже не понимаешь, это знак нашего мужества, мы ребята крепкие… Девушкам нравится.

Мой приятель снял рубашку и показал на следы от пулевых ранений и шрамы от удара ножом.

— Вот эти следы говорят о мужестве. Это любят женщины…

Наглы молча встали из-за столика и, не допив коктейли, ушли восвояси. Под хихиканье местных испанцев. После этого моему приятелю в баре, зная, что он не пьет спиртного, стали наливать ледяной лимонад бесплатно.

***

Другой мой приятель любил поездки в Таиланд и татуировки. Во время отпуска в китайском, или японском тату-салоне ему разрисовали драконами, тиграми и змеями всю спину и грудь. Собственно говоря, полистав альбом, он просто ткнул пальцем в понравившиеся рисунки. Вытерпел экзекуцию, заплатил большие деньги. Спортивный парень с крепкими бицепсами и животом в кубиках полюбил свои новые многоцветные татуировки с обьемными рельефами и полутонами. Тигр с оскаленной пастью выглядел как живой, это был шедевр нательной живописи.

И все было бы хорошо, пока к моему приятелю на пляже не подошел старый японец. Он поклонился и подсел на соседний шезлонг, заговорил на плохом английском.

— Мистер, вы из какой страны?

— Из России.

— У вас все пальцы на месте? Вижу, что отрубленных нет. Где вам сделали такие татуировки, Вы знаете, что означают ваши тигры?

— В салоне, через три улицы отсюда.

— Ваша татуировка, мистер, — знак высокого ранга и посвящения якудзы. Вы не имеете права ее носить. Если японские якудза увидят вашу татуировку, вас убьют. Наденьте, пожалуйста, рубашку. Будьте осторожны, и не дай вам бог поехать с этим в Японию. Змеи выходят за пределы рукавов.

Так мой приятель отказался от поездки в Токио, от посещения древней столицы Киото и известных суши-баров. Искусство требует жертв.

Но это не худший вариант. Бывает смешнее, когда вдруг кто-нибудь знающий прочитает выбитые на вашей спине иероглифы как «Перед употреблением охладить», или «Срок хранения свиных ребрышек в маринаде 12 месяцев».

Алексей БОРЗЕНКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...