01.03.2024

ЧАСЫ САДДАМА

У иракского лидера Саддама Хусейна была одна слабость – он любил дарить своим верным сподвижникам и почетным дорогим гостям наручные часы. Людям, занимающим высокое положение в мировой политике и обществе, часы вручались механические, производства дорогих швейцарских фирм, из платины, или чистого золота 24 карата. На циферблате обязательно был объемный золотой барельеф Саддама в военном берете. Чем ниже был статус человека, тем проще были часы – уже металлические, механизм электронный, но изображение главы Ирака обязательно из чистого золота. Все окружение диктатора носило такие подарочные часы. И не дай бог прийти на заседание правительства или Госсовет в каких-то других часах. Саддамовы часы – это был общественный статус.

Помню, как брал интервью у близкого сподвижника Хусейна – генерала Таха Ясин Рамадана. Он потом был также казнен. На руке сверкали чистым золотом подарочные часы. Отраженный ими солнечный свет попал в камеру и испортил кадр на пару секунд. Но попросить генерала повернуть руку я не решился. Рамадан в ходе интервью несколько раз смотрел на часы. И казалось, что он не проверяет время, а как бы говорит своему патрону: «Я ни в чем не ошибся, раис?»

Страсть Саддама к часам со своим изображением на циферблате перешла ко всему иракскому обществу. В магазинах продавались копеечные китайские часы с копией нарисованного лидера в берете и без него. У нищего, собирающего милостыню у мечети, на руке сверкали фальшивым самоварным золотом часы с таким же улыбающимся изображением президента.

Помню, что в какой-то лавочке у центрального рынка Багдада я купил в подарок друзьям с десяток таких недорогих часов. Все они разошлись как необычные подарки, правда, часы встали где-то через год, замена батареек не помогла.

Фотография Саддама в берете, сделанная во время войны с Кувейтом в 1990 году, часто встречалась на огромных плакатах в Багдаде. Видимо, она тоже нравилась президенту.

В ходе одной из командировок в Ирак перед войной, которая как туча нависала над страной несколько лет, я случайно попал на прием президента в его родном Тикрите, прием, который он устроил для делегаций дружественных иностранных партий. Поразили длинные, по 60 метров, столы с полутораметровыми в диаметре огромными медными блюдами с дымящимся рисом, целые зажаренные бараны, знаменитая рыба Аль-Мозгуф, приготовленная на кострах по рецептам, по которым готовили ее еще Александру Македонскому. Казалось, что машина времени перенесла меня на несколько тысяч лет назад в древний Вавилон, где пиршествовали владыки Востока. Саддам обходил столы и пожимал руки гостям. Пожал и мне. Это была крепкая и сильная теплая рука.

В ожидании начала войны с США мы, группа журналистов из разных российских телеканалов, жили в большой правительственной гостинице в Багдаде. На первом этаже, где располагались службы гостиницы, были многочисленные сувенирные лавочки, в них тоже продавались часы известных западных фирм, в том числе и бывшие в употреблении. Один наш коллега купил себе хорошие часы — «устрицу» от «Ролекс». Видимо, судя по цене, не новую. И не золотую.

В ожидании обеда в ресторане он похвалился нам своим приобретением. Я подержал часы в руках, они были в идеальном состоянии. Скорее всего какой-то иракский часовщик отполировал корпус и металлический браслет, привел в порядок вечный механизм.

Но тут кто-то из нас произнес страшные слова: «Да это фальшивка, старина! Тебя провели. Нельзя в таких лавочках покупать дорогие часы».

Другие поддержали эту шутку и подыграли: «Не… они ненастоящие». Парень расстроился, но промолчал.

— Иди, поменяй на другие!

— Отдать шестьсот долларов за такие часы, да ты – лох!

Любитель дорогих часов пошел и после обеда поменял покупку на другую модель.
Вся команда включилась в игру на следующий день, кто-то осмотрел на часы и сказал следующее:

— Да это тоже поддельные. Вон зубчики на короне Ролекса – не настоящие, шарики чуть больше, чем надо.

Неоднократный обмен часов привел к тому, что, когда мы спускались из номеров в фойе гостиницы, все торговцы быстро закрывали свои лавочки и тут же куда-то исчезали.
Зачем мы «троллили» коллегу, сами не знаем. Для веселья, наверное. Просто в ожидании начала войны каждый понимал, что тратить командировочные на что-либо рано и несвоевременно.

Сколько раз в жизни в работе на военных конфликтах приходилось расплачиваться из последних заначек. Будешь уезжать в конце командировки домой – сходи и купи. Ты уже сам себе хозяин. А пока держи деньги в носке. Мало ли что может случиться. (Кстати, способ хранить деньги в носке под штаниной появился позже, уже во время кровавых событий в Ливии. Бандиты часто грабили журналистов, выворачивали карманы, но никому не приходило в голову снять обувь, или заглянуть в носки). По арабским традициям обувь считается чем-то нечистым. Поэтому снять башмак и бросить им в человека – является высшим оскорблением и жестом презрения. Так поступил иракский журналист Мунтазар Аз-Зейди, швырнувший свою обувь в американского президента Джорджа Буша на пресс-конференции в Багдаде 14 декабря 2008 года. За этот жест неуважения он отсидел срок в тюрьме и стал героем всего мусульманского мира.

Прошло уже 17 лет, как иракские шииты казнили по указке американцев Саддама Хусейна. История Ирака не стоит на месте, уже и сунниты и шииты мечтают о том дне, когда вся проамериканская камарилья покинет страну. Ирак разорен не столько войной, сколько послевоенными действиями компрадорского правительства. Реки иракской нефти танкерами уходят за океан. На свалках под Багдадом еще лежат обломки снесенных памятников Саддаму. Но настанет день, когда Раису (президенту) поставят новые.
Я удивился, когда нашел в инете сообщение о том, что те самые подарочные золотые Саддамовы часы вдруг высоко поднялись в цене у коллекционеров. Особенно ценными считаются часы с информацией, кому они были вручены Хусейном.

Алексей Борзенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...