01.03.2024

Морская душа поэзии Серебряного века

Почему поэты пишут стихи о море?!.

Потому что оно их волнует!

Заметьте: слово «волнует», вообще-то, происходит от слова «волна». И первый человек, который, вспоминая или глядя на волны моря, произнёс «Я волнуюсь…», был настоящим поэтом! Он свои переживания (наверное, любовные) соотнёс с благодушными или бушующими морскими волнами.

Любопытная деталь: слово «волнуется» уже так соединилось с душевным состоянием людей, что и обыватель, и поэт, когда хочет показать «живую душу» моря, вполне может сказать, что море – это душа человека, оно так же волнуется, так же переживает и тоже способно на шторм… И получается в итоге – такое «возвратное олицетворение», когда свойство моря перенесли на человека, а затем обратно.

Конечно же, всё это – неспроста!

Опытные моряки вам скажут, что человек может находиться в трёх состояниях: быть живым, мёртвым и находящимся в море – то есть между жизнью и смертью (Николай Каланов. Афоризмы и цитаты о море и моряках. – М: Моркнига, 2018).

И именно в состоянии «между жизнью и смертью» у поэта рождаются по-настоящему талантливые строки! Не может поэт не слагать стихи о море! А море бывает спокойным, почти неподвижным, или – покрывается лёгкой рябью, а порою выглядит игривым, манящим белыми барашками! Но море может быть и штормящим, а то и ураганным!!! 

…Серебряный век русской поэзии охватывает период конца XIX–начала XX веков, когда Россия, проснувшись от декадентской спячки, прошла через две войны (Японскую и Первую мировую) и три революции (1905-го, Февральскую и Октябрьскую), а затем её накрыло ураганом Гражданской войны.

Так и получилось, что поэты Серебряного века в своих стихах плыли от тихой поэзии благостных лет Имперского величия к штормовым революционным строкам.

Предвестниками, а многие литературоведы считают, что – первыми поэтами Серебряного века, были Фёдор Тютчев и Афанасий Фет.

Созерцательность морского простора, живое волнение, которое передаётся автору, – это взгляд на море классика Фёдора Тютчева:

Как хорошо ты, о море ночное, –

Здесь лучезарно, там сизо-темно…

В лунном сиянии, словно живое,

Ходит, и дышит, и блещет оно…

На бесконечном, на вольном просторе

Блеск и движение, грохот и гром…

Тусклым сияньем облитое море,

Как хорошо ты в безлюдье ночном!

Зыбь ты великая, зыбь ты морская,

Чей это праздник так празднуешь ты?

Волны несутся, гремя и сверкая,

Чуткие звёзды глядят с высоты.

В этом волнении, в этом сиянье,

Весь, как во сне, я потерян стою –

О, как охотно бы в их обаянье

Всю потопил бы я душу свою…

Предвестник символизма Фёдор Тютчев, «Как хорошо ты, о море ночное»

Все переживаемые в любви чувства испытывает море и в стихах Афанасия Фета:

Вчера расстались мы с тобой.
Я был растерзан. — Подо мной
Морская бездна бушевала.
Волна кипела за волной
И, с грохотом о берег мой
Разбившись в брызги, убегала.

… А ныне — как моя душа,
Волна светла, — и, чуть дыша,
Легла у ног скалы отвесной;
И, в лунный свет погружена,
В ней и земля отражена,
И задрожал весь хор небесный.

Предвестник символизма Афанасий Фет, «Вчера расстались мы с тобой»

Формально Иван Бунин не относится к символистам, он держался вне групп и течений. Но по хронологии он стал первым поэтом из плеяды Серебряного века, и его поэзия максимально близка символистам:

И вновь морская гладь бледна

Под звёздным благостным сияньем,

И полночь тёплая полна

Очарованием, молчаньем –

Как, Господи, благодарить

Тебя за всё, что в мире этом

Ты дал мне видеть и любить

В морскую ночь, под звёздным светом.

Классик Серебряного века Иван Бунин, «И вновь морская гладь бледна»

Когда двадцатишестилетний младосимволист Александр Блок в 1906 году слагал упаднические стихи (в том числе о море), кто бы мог подумать, что через десять с небольшим лет (в страшные революционные годы) эти стихи будут выглядеть как кокетство и жеманность избалованного жизнью интеллигента:

В час глухой разлуки с морем,
С тихо ропщущим прибоем,
С отуманенною далью —
Мы одни, с великим горем,
Седины́ свои закроем
Белым саваном — печалью.


Протекут ещё мгновенья,
Канут в тёмные века.
Будут новые виденья,
Будет старая тоска.
И, в печальный саван кроясь,
Предаваясь тайно горю,
Не увидим мы тогда, —
Как горит твой млечный пояс!
Как летит к родному морю
Серебристая звезда!

Символист Александр Блок, «В час глухой разлуки с морем»

Полной противоположностью унылым символистам был дерзкий и смелый офицер, поэт-акмеист Николай Гумилёв, ценивший в поэзии материальность образов и точность слова. Поэтому и море у него – это стихия, которую покоряют храбрые моряки:

На полярных морях и на южных,

По изгибам зеленых зыбей,

Меж базальтовых скал и жемчужных

Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,

Открыватели новых земель,

Для кого не страшны ураганы,

Кто изведал мальстремы и мель,

Чья не пылью затерянных хартий, —

Солью моря пропитана грудь,

Кто иглой на разорванной карте

Отмечает свой дерзостный путь

Акмеист Николай Гумилёв, «Капитаны»

Певец крестьянства Николай Клюев очень тонко чувствовал не только душу землепашца, но и простого рыбака, ведущего тяжёлый промысел, но непременно возвращающегося домой с добычей:

Скалы — мозоли земли,

Волны — ловецкие жилы.

Ваши черны корабли,

Путь до бесславной могилы.

Наш буреломен баркас,

В вымпеле солнце гнездится,

Груз — огнезарый атлас —

Брачному миру рядиться.

Ввериться пушечным дулам!

В вымпеле солнце-орёл

Вывело красную стаю;

Мачты почуяли мол,

Снасти — причальную сваю.

Скоро родной материк

Ветром борта поцелует;

Будет ничтожный — велик,

Нищий в венке запирует.

Светлый восстанет певец

Звукам прибоем научен,

И не изранит сердец

Скрип стихотворных уключин.

Новокрестьянская поэзия, Николай Клюев, «Ловцы»

Поэты в первое десятилетие двадцатого века, несмотря на царящее благодушие в обществе, стали предчувствовать бурю, и их «дух прозрел»:

Дрожало море вечной дрожью,
Из тьмы пришедший синий вал
Победной пеной потрясал,
Ложась к гранитному подножью,
Звенели звезды, пели сны…
Мой дух прозрел под шум волны!

Символист Максимилиан Волошин, «Дрожало море вечной дрожью»)

И как говорится, поэты выпросили у Судьбы Русскую революцию, одной из движущих сил которой были матросы. Тот же М. Волошин уже в 1918 году в стихотворении «Матрос» пишет:

Широколиц, скуласт, угрюм,

Голос осиплый, тяжкодум,

В кармане — браунинг и напилок,

Взгляд мутный, злой, как у дворняг,

Фуражка с лентою «Варяг»,

Сдвинутая на затылок.

Татуированный дракон

Под синей форменной рубашкой,

Браслеты, в перстне кабошон,

И красный бант с алмазной пряжкой.

Символист Максимилиан Волошин, «Матрос»

Истинные властители моря – матросы, они же – буревестники Великой Октябрьской революции. Говоря о морской и матросской поэзии Владимира Маяковского, невозможно обойти вниманием его стихотворение «Левый марш» (подзаголовок «Матросам»).  Сравнение морской стихии с матросским революционным порывом в те годы воспринимались с восторгом и Маяковский, прекрасно понимая настроение матросской массы, бросает в неё свои лозунги-строфы:

Разворачивайтесь в марше!

Словесной не место кляузе.

Тише, ораторы!

                        Ваше

слово,

         товарищ маузер.

Довольно жить законом,

данным Адамом и Евой.

Клячу историю загоним,

Левой!

      Левой!

              Левой!

Эй, синеблузые!

                     Рейте!

За океаны!

                Или

у броненосцев на рейде

ступлены острые кили?!

Футурист Владимир Маяковский, «Левый марш»

И лишь спустя годы и самому Маяковскому, и его вечному сопернику по поэтическому цеху Сергею Есенину стало понятным, какие общественно-политические плоды принесла Великая Октябрьская революция:

Лицом к лицу лица не увидать.

Большое видится на расстоянье.

Когда кипит морская гладь –

Корабль в плачевном состоянье.

Земля – корабль!

Но кто-то вдруг

За новой жизнью, новой славой

В прямую гущу бурь и вьюг

Ее направил величаво.

Ну кто ж из нас на палубе большой

Не падал, не блевал и не ругался?

Их мало, с опытной душой,

Кто крепким в качке оставался.

Имажинист Сергей Есенин. «Письмо к женщине»

Всего в антологию «Море в поэзии Серебряного века» включено 100 поэтов: от классиков русской литературы до малоизвестных стихотворцев. И океан Великой русской поэзии несёт волны этих стихов, без которых мы не можем мыслить уже ни русскую литературу, ни себя. И каждая волна — это бесценная строка…

Действительно, «большое видится на расстоянье». Так, по прошествии более чем ста лет Николай Каланов разгадал морскую душу поэзии Серебряного века, а все неравнодушные к морю читатели могут наслаждаться лучшими стихами о море.

Игорь ВИТЮК,

секретарь Союза писателей России,

Заслуженный работник культуры Российской Федерации


«Море в поэзии Серебряного века» (сост. Н.А. Каланов, М.: 2023)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...