02.03.2024

Бесполезно бежать от себя

Наталья Вячеславовна Дарованная (Андросова) родилась в 1982 году в городе Шебекино Белгородской области. В 2003 году окончила Белгородский университет потребительской кооперации по специальности экономист. Живет в Шебекино. Победитель литературных фестивалей «Нежегольская тропа», «Оскольская лира»,  «Бабье  лето».   Получила сертификат на издание книги в серии «Сигнальный экземпляр» издательства РОСА на фестивале «Оскольская Лира»  (2016). Автор  сборников  стихотворений  «Рождённая весной», «Потоки   яблочного  ветра», «Любовь между строк». Член Союза писателей России.

***
Скандалят воробьи за крошки под ногами,
Весенние ручьи давно уж в реках спят.
Последний майский день я меряю шагами,
И в солнечных лучах купается мой взгляд.

Сияют на носу задорные веснушки,
А ветер в волосах, как крылья за спиной.
И снова стала я весёлою девчушкой,
Что в отраженьях луж любуется весной.

Жемчужная роса на травы робко ляжет,
И в капельках её родится новый день.
Мне лето из мечты волшебный шарфик свяжет
И в косы заплетёт душистую сирень.

***
В безумном мире, полном суеты,
В людской толпе, в подземном переходе
Два человека перешли на ты,
Боясь, что слишком быстро жизнь проходит.

Сменив на ветер мысли в голове,
Стремились жить – на сколько хватит силы.
Прощали щедро сумасшедший век,
И шар земной ботинками крутили.

Ночь под гитару в свете костерка,
Прошедший день развесила на струны.
Пришла с туманом первая строка,
Кто повзрослел, уже не будет юным.

Ночь в Петербурге развела мосты.
Оделся город вновь не по погоде.
Как хорошо, что перешли на ты
Два сумасшедших сердца в переходе.

***
Мы все друг друга понимаем с полувзгляда.
И отличаем чётко выход от прилёта.
Чуть больше года постоянно с нами рядом
Шумит, летит, и часто рвётся что– то.

Соседка тихо молится за стенкой:
«Ты помоги нам, силушка святая...»
Но снова в мае соловей затенькал,
А возле дома груша зацветает.

Вновь зеленеет город мой любимый.
Мы не склоняемся под вражеской рукою.
Шебекинцы – народ непобедимый.
И дай нам, Боже, мира и покоя...

***
Ругать природу за туман и стужу
Довольно глупо или же смешно.
За то, что листья снова тонут в лужах
И дождь осенний плачет за окном.

За то, что солнце светит по-другому,
Река темнее и упал камыш.
За то, что чаще остаёшься дома,
Любуясь миром серых скучных крыш.

За то, что утром от росы холодной
Трава все ниже клонится к земле.
Холодный ветер снова став свободным,
Заставит сердце от тоски болеть.

Нет, невозможно развернуть планету,
Теплом осенний морок излечить.
Винить природу, ухватясь за лето,
Тянуть его последние лучи.

***
Сними надежду, выбрось, как просрочку.
И раствори все мысли в чашке чая.
Ты лучше многих – просто одиночка,
Никто тебя не ждёт и не скучает.

Таких, как ты, наверное, боятся.
В твоей вселенной слишком много тайны.
Судьба, как ткань, натянута на пяльцы,
Где каждый крестик – чистая случайность.

Как ни крути, ты просто одиночка.
Таким, увы, в сердцах не стоят храмы.
Убей надежду, выбрось, как просрочку,
Ты для него не станешь самой-самой...

***
Если ты вдруг однажды уйдёшь, то не смей возвращаться.
Невозможно открыть все замки на двери, что закрою.
Слишком мутный осадок в стакане оставит мне счастье,
И сотрутся из памяти чувства, уйдя за тобою.
Просто знай: я воздвигну высокие прочные стены,
Мне за ними спокойно, тебе ж не помогут тараны.
Через них не проникнут предательство, боль и измены,
Стрелы горькой тоски, что наносят смертельные раны
Понимаешь, я несколько раз не умею прощаться
И делить свое сердце на горькие ноты разлуки.
Если ты вдруг однажды уйдёшь, то не смей возвращаться.
Я скорее сломаю, чем вновь протяну тебе руки.

***
Приложите к сердцу мне кота.
Тёплого, пушистого, мурчащего.
Жизнь – одна сплошная суета.
В жизни слишком мало настоящего.

Он на раны ляжет как бинты.
Успокоит музыкой мурчания.
Я с судьбой давно уже на ты
И с тоской, и с холодом молчания.

Кот внутри меня растопит лёд?
Срочно приложите, замерзаю я.
Вдруг и мне на счастье повезёт,
Я всю жизнь ищу его отчаянно.

Пусть мурчат пушистые коты
У людей, у каждого печального.
Как живые, тёплые цветы
С умными глазами, цвета чайного.

Бабочки
У меня к нему, понимаешь, бабочки. 
Хочется радовать, баловать каждой мелочью. 
Рассыпая счастье по ярким баночкам, 
Разложить пирогом по цветастым тарелочкам. 

У меня к нему, знаешь, нечто небесное. 
Накрывает волной, поднимает в объятия космоса... 
Я сниму свое прошлое – платье тесное. 
И сотру все земное былое – холодное, плоское. 

Не кормите меня бытовыми, пустыми советами. 
Сердце тянет к нему, для него любовью взрывается. 
У меня к нему волшебство и каждая клеточка, 
Словно тысячи солнц, на него теплом отзывается.

Новый виток
Ничего не закончилось, даже если смертельно ранили. 
Показалось – тупик, оказалось – новый виток. 
Ты однажды, я знаю точно, поймешь меня правильно, 
Ты сумеешь точно прочесть меня между строк. 
И увидеть такой, как задумал Бог. 
Я уже не борюсь, не ропщу, принимая правила. 
Набираюсь сил, пью добро из ладоней отца. 
Я так часто, растратив себя бездумно, падала 
Отвергала любовь, теплый свет от Его лица, 
Не алмазы, а острые стекла беря из ларца. 
Я теряла веру, боролась с мельницами, горько плакала 
И винила весь мир, там, где нужно винить себя, 
И сияла тоска моя, словно глянец, блеском лаковым. 
Не лаская, а тигром сердце моё скребя –  
Я тогда, увы, не знала тебя. 
Ничего не закончилось, для тебя начинаюсь я заново. 
Но уже другая. Усвоила каждый удар и урок. 
Я не буду кричать о любви, обещая рай бездумно, пламенно 
Я дождусь, что бы ты прочел меня между строк. 
Ты мой главный, мой бесконечный судьбы виток.

Осень
Осень – крепкий коньяк с ароматом вчерашнего лета. 
Сладость яблок, и слив, и оранжево-красных рябин. 
Осень – кофе в постель и с начинкой из счастья конфеты. 
За окном тихий дождь бьёт по стеклам за гранью гардин. 

А душа желтый цвет с золотым на себя примеряет 
И кокетливо смотрится в зеркало серых небес. 
И как будто планета извечный свой бег замедляет 
Остановится мир на пороге осенних чудес. 

Осень – крепкий коньяк. Осень – пряные травы и мята. 
И оскольчатых астр разноцветный, безумный салют. 
Только несколько дней и уйдет волшебство без возврата. 
И на землю холодные слезы с небес упадут.

Вечность
Вечность туманами прячет что было и будет, 
Прошлые жизни из памяти стерты, закрыты... . 
В мире вещей мы обычные пришлые люди, 
Гости на время – без мира в душе и защиты.
 
Мчатся века – огнегривые дикие кони, 
Вечность над миром дрожит как струна золотая. 
Время, как скользкое мыло в дрожащих ладонях, 
Вроде поймал, а оно ускользает и тает. 

Катятся, катятся годы до самого края, 
Стрелки сшивают минуты их тонких волокон. 
Жажда бессмертия, молодость вечно живая –  
Только судьба– шелкопряд заплетается в кокон. 

Нитка за ниткой – и с каждой минутой все толще, 
С каждой секундой плотнее, и звуки все тише... 
Где-то за гранью вселенной дождями полощет 
Память времен, словно вечность, стекает по крыше. 

Стянуто в коконе тело, теряются звуки: 
Сложно увидеть, понять, ритмы жизни услышать... 
В эти минуты предсмертной сжигающей муки 
Чувствовать нервами срок, что отпущен был свыше... 

Вечности зов. Лопнет кокон, и бабочкой белой,
Грани разрушив, туманы крылом раздвигая, 
В лоно вселенной, оставив и время, и тело, 
Мчится домой белокрылая бабочек стая...

***
Я полумягкая и полуразбитая,
Как яблоко, упавшее с высокой ветки,
Планета, сошедшая с привычной орбиты, и
Сама для себя железная клетка я.

Судья и палач, душащая и душимая,
Ползущая вверх и с лестницы летящая...
Рушится все самое не рушимое.
Забыла уже, где я настоящая

Лишь иногда сердце вздрогнет по-прежнему,
Вспомнив, что было когда-то так легко,
Как врачевала себя надеждами,
Ждущая верно тебя, я – Хатико.

***
Бесполезно по кругу бежать от себя, да и стоит ли?
От тоски человек становится ниже ростом.
Мы с тобой слишком много и слишком бездумно строили,
Что смогли утопить в океане наш сказочный остров.

Ты несешься вперёд, сломя голову, по бездорожию,
Я пытаюсь уверенной сделать неровную поступь.
Словно тонкие иглы, слова твои острые брошены,
Только мне по ночам вновь и вновь снится сказочный остров.

Распустились каштаны, их свечи, как белые платьица...
Нам казалось, построить любовь и сберечь её просто,
Но к рассвету луна по ночной синеве быстро катится
И стирает, как ластик, из памяти сказочный остров.

***
Устав лежать, последний снег растаял,
И ветер пахнет солнцем и весной.
Весёлых птиц кружится в небе стая ,
Но вот зачем все это мне –  одной?

Зачем мне неделимое пространство,
И ночи звездность, и рассветный блеск ?
Волшебный лес в сияющем убранстве ,
И вешних вод у ног игривый плеск

Зачем любовь, когда совсем одна я?
Зачем мечтать о счастье под луной ?
Ему нужна обычная, земная ,
А я – всего лишь ангел за спиной...

***
Ловлю ещё прохладное, скупое,
Чуть слышное дыхание весны.
Скорей уйти от зимнего покоя,
От мрачной и холодной седины.

Ещё под снегом тропочек не видно,
И на морозе не звенит капель,
И кажется нелепым и обидным
Февраль, когда в душе уже апрель.

Река, проснувшись, хочет потянуться
И сбросить одеяло изо льда.
Оттаяв, ветви яблонь изогнутся,
Как будто сбросив лишние года.

Скорее бы обнять весенний ветер,
Забыть про снега ледяную сталь.
Пусть в окнах засияет чист и светел
Апрель, а не унылый злой февраль.


***
Вкус сквозняка – вечерней прохладою на губах,
Ночь обнимает за плечи, баюкает, нежит, лечит.
Больше всех я, наверное, знаю толк в сквозняках,
Пронизывающих насквозь, уносящих в вечность.

Не вздумай спорить, я звёздам – почти своя.
Выдохнешь дым и сплюнешь: «ты невыносима!»...
Я руки к небу тяну, там светит лунный маяк,
Там бродят ночные тайны – и так красиво!
 
«Оденься, простудишься…» – Бросишь на плечи плед. – 
«Сколько можно не спать и дружить со сквозняками?
От меня лунным бабочкам передавай привет...»
Выключишь свет... превратишься в бесстрастный камень...
 
Вкус сквозняка, терпкость ночи на языке...
Мне так хорошо, жаль, ты этого не разделяешь.
я хочу раствориться в лунной прозрачной реке.
И слегка прикоснуться к небесному тонкому краю...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...