24.06.2024

Скончался Человек-феномен

Товарищи из самообразовательного сообщества Engels принесли печальную весть…

Умер Александр Васильевич Суворов (3 июня 1953, Фрунзе, Киргизская ССР — 26 января 2024) — выдающийся ученый, разрабатывавший вопросы психологии и педагогики. Этот человек своей жизнью в буквальном смысле был обязан теории марксизма. Его судьба полностью зависела от того, насколько марксисты разобрались не только в тайнах прибавочной стоимости, но и в тайнах человеческой души.

В детстве Александр Суворов полностью утратил зрение и слух. Он был обречен на угасание психики. Но в 1971 году стал участником так называемого “Загорского эксперимента”. Этот эксперимент ставил целью дать детям без зрения и слуха возможность прожить полноценную человеческую жизнь. Педагогам и психологам пришлось полностью создавать психику и формировать личность ребенка в каждой детали сознательно, так как в условиях слепоглухоты она не может формироваться и развиваться стихийно, что обычно происходит в норме.

Слепоглухота обрывает для человека привычные каналы “связи” с миром. И если психика еще не сформирована, она не разовьется сама собой. То есть даже при абсолютно здоровом мозге не будет ни намека на человеческую личность, на то, что называют душой. Если же психика уже начала формироваться у ребенка в раннем периоде “нормальной” жизни, то при наступлении слепоглухоты она деградирует вплоть до полного исчезновения.

Такое должно было случиться и с Александром Суворовым, если бы не работа коллектива специалистов под руководством и при активном участии психологов А. И. Мещерякова, А. Н. Леонтьева и философа Э. В. Ильенкова. В результате умелого применения марксистского деятельностного подхода к человеку, наработок культурно-исторической психологии, основанной Л.С. Выготским, Суворову действительно удалось стать неординарной личностью, человеком, который впоследствии сумел продолжить дело своих учителей.

Работа коллектива педагогов на практике доказала состоятельность диалектического материализма в психологии, опровергла не только религиозные и философско-идеалистических представлений о “душе”, но и примитивный физиологический материализм, сводящий психику к работе мозга. Было показано, что мыслит не мозг, а человек при помощи мозга, как материальное существо действующее в материальном мире. Именно марксистский деятельностный подход к человеку, опиравшийся на достижения всей предшествующей культуры мышления, и был здесь главным теоретическим орудием, развивающимся в процессе его применения. Теоретические итоги эксперимента внесли вклад в развитие не только психологии и педагогики, но и философии. Они позволили лучше разобраться с и проблемой личности и с пониманием идеального.

О том, каким образом сам «Загорский эксперимент” позволяет лучше понять, что же такое на самом деле человеческая личность, читайте в статье Э.В. Ильенкова и книге Ф.Т. Михайлова “Загадка человеческого “Я”.

Немалый вклад в изучение вопроса о становлении личности человека внес и сам Александр Васильевич. И речь в данном случае уже не об одних лишь слепоглухих, так как слепоглухота в общем-то не ставит новых проблем, но лишь позволяет анализировать их в чистом виде.

Александр Суворов написал ряд книг и множество статей. Он часто выступал публично. Озвучил фильм об Эвальде Васильевиче Ильенкове.


От редакции: В учебной жизни, в студенческих буднях моего поколения Александр Суворов появился ещё до того, как нам его представили. Это был 1993/94-й учебный год — когда работали уже вовсю новые вузы, на коммерческой основе, и пролетев на Психфак МГУ, я перестраховался, поступил сразу в два: Московский образовательный и психологический колледж (в последствии МГППИ, МГППУ) и Российский открытый университет (РОУ). Семестр в РОУ стоил, как сейчас помню, 25 рублей (старыми, советскими), и дома мне сказали: год, то есть два семестра, можешь решать, где остаться. Приходилось дважды сдавать одни и те же дисциплины — и зачастую даже одним и тем же преподавателям, поскольку приработка тогда искали многие преподы Психфака МГУ, куда я провалился…

А.В. (его так все свои называли, точно так же как Михайлова — эф-тэ) впервые появился конечно же в Психологическом институте РАО — на Моховой, 9. В нескончаемых его коридорах, где в 1930-х до хрипоты спорил на заседаниях кафедры, и даже потом в своей лаборатории плакал Л.С.Выготский, — когда его объявляли на учёном совете немарксистом в бытность Корнилова директором института… А.В. всегда кто-нибудь сопровождал, и это были ученики, восторженные ученицы (свей щекотной азбукой переводящие вопросы в его ладошку), что нас, студиозусов, впечатляло!..

Однако именно на полноценную лекцию Суворова я попал в РОУ, в 1994-м, в аудитории на первом этаже (окна во двор, на Садовое кольцо — сейчас это место называется Коровий вал), на Добрынинской. Он умел потрясающе цепко держать аудиторию час и более — а большая аудитория Института повышения квалификации работников образования была человек на пятьдесят! И всё это были в основном девушки-учительницы, повышающие квалификацию за счёт своих образовательных учреждений. Мы, «платные» студенты не по командировке, а по возрасту — трое парней, — были в меньшинстве, традиционно на галёрке у окна. Один, Володя — был из армии только что, в настроениях ненаучных, а ему тут — про сложнейшие вопросы философии!..

Я пересел поближе, поскольку специфика произношения некоторых звуков А.В. требовала внимательности. Он произносил «ильдЕнков» и «фельдербах» — причём о Феербахе рассказывал такое, до чего не дошли ещё ни тот самый Ф.Т.Михайлов, явившийся к нам на первом же курсе МОиПК, ни А.С.Арсеньев (они делили лекции на половинки поначалу) — молодой в 1970-х философ-забияка Арсеньев, что спорил в научной печати с самим Ильенковым, причём с идеалистских позиций. А.В.Суворов мог даже учительницам младших классов рассказать, причём потрясающе живо, почти как в детективе, какие имел претензии к гегельянскому абсолютному духу «фельдербах»…

В Психологическом институте РАО и его втором здании, которое и было нашим основным учебным помещением в 1994-97 (напротив консерватории), А.В.Суворов, когда наносил туда визиты по своим делам и знакомствам, читал нам внеочередные лекции — причём строго по учебному плану, легко, с ходу. Ему уступали свои лекции и эф-тэ Михайлов и Арсеньев, и В.В.Давыдов даже (а он и читал нам Теорию деятельности А.Н.Леонтьева). Надо тут отметить, что их представления своего же ученика — звучали дружески, без поколенческих условностей. Всё это была удивительно для наших голодных умов эрудированная и буквально инкрустированная драгоценнейшими знаниями плеяда философов и психологов (а это науки-побратимы), воспитанная в лоне марксисткой психологии (её на Западе уже назвали выготскианством), но звучащая на вольных просторах «демократии», где шёл реванш идеализмов всех мастей. В этом и был цайтгайст, специфика момента: Арсеньев рекомендовал нам свежеизданного Рене Генона, а Суворов — конечно же Ильенкова (Издательство «Прогресс» как раз недавно выпустило его в серии «Философы ХХ века», кторая шла нарасхват в Доме книги: Андрей Белый, Бердяев, наконец, даже Хайдеггер).

Тот же В.В.Давыдов говорил, что когда мы всерьёз откроем для себя марксизм — не тот, что был иссушен у них на глазах как госидеология, а подлинный, философский, — нам мало что иное будет интересно. Василий Васильевич не ошибся — хотя бы потому что перед нами вещал живой воспитанник этой самой плеяды, Человек, созданный Философами, Александр Суворов… Человек-победа новых методик педагогики, опирающихся на деятельностный подход. Сама его жизнь рядом с нами, чтение нам со своим «потусторонним» выговором, голос, вырвавшийся из слепоты и глухоты — привносила исторический оптимизм в наши второкурсные умы. Упоминание А.В. на лице однокурсницы моей Инки Корепановой, например (я пытаюсь визуализировать воспоминание) вызывало такую необычную улыбку — уважения и даже некой нежности… Радости от того, что А.В. — наш современник…

Цитаты и фото А.В. я мог встретить в офисе «Яблока» в Златоустьинском переулке, например, — поскольку этот Человек и Ум был вне идеологий и партий, и приманивал к себе, внушал любовь к философии — с чистого листа, делился самым главным что имел, чем дышал… Это громадная утрата для всей имеющейся ноосферы — потому что таких Людей у нас не производят давно, и сам город переименован в Сергиев Посад (а в интернате том, откуда родом АВ, эксперимент продолжался и в 1980-х, к нам на 4-м курсе на практические занятия приходили внештатные сотрудницы его, и рассказывали интереснейшие истории про слепо-глухих детей, про любовь их — идеальную, почти нереальную в понимании нашем…)

Человек, одним светом знаний поправший не только собственный, субъективный мрак, но и тьму окружающей непросвещённости, философской безграмотности, — сумел с ним перейти в новый век, хоть этот век настал вовсе не таким, каким видели его марксисты. Александр Васильевич — это утрата всего мирового философского и психологического сообщества. Утрата, понесённая в момент, когда некритичность мышления, кажется, переходит в качество костров из книжек, — костров, которые не несут ни тепла, ни света (выселенный из здания, в котором работали Ильенков, Михайлов, где читал лекцию Уго Чавес, Институт Философии РАН — следующая жертва борьбы с «русофобией в философии», как это видится вдове диссидента Зиновьева, не к ночи будь помянута). Может ли стать мрачнее в таком мраке — узнать предстоит уже нам, зрячим, но тихим итогам Сергиево-Посадского эксперимента (в широком смысле — социального регресса то есть).

Дмитрий ЧЁРНЫЙ


Список книг Суворова и о Суворове:

Суворов А. В. Школа взаимной человечности. — М.: Издательство УРАО, 1995.

Суворов А. В. «Слепоглухой в мире зрячеслышащих» — М.: ИПтК «Логос» ВОС, 1996.

Суворов А. В. «Достоинство (лирико-психологическое самоисследование)» — М.: Издательство УРАО, 1997. — 100 с.

Суворов А. В. «Экспериментальная философия» (сборник статей) — М.: Издательство УРАО, 1998. — 244 с.

Суворов А. В. Разведчик на трудной планете: страницы из дневника. — Екатеринбург: Объединение «Дворец молодёжи», 1998. В 4-х выпусках. Выпуск I — 70 стр., вып. II — 40 стр., вып. III — 55 стр., вып. IV — 40 стр.

Суворов А. В. Совместная педагогика. Курс лекций. — — М.:Издательство УРАО. Кафедра педагогики, истории образования и педагогической антропологии, 2001. — 222 с. (Тираж 2000 экз.)

Суворов А. В. Мои любимые катакомбы. — (Сборник по библиотерапии, презентация которого состоялась в ПИ РАО 3 марта 2006.)

Суворов А. В. Два варианта читательского развития в условиях слепоглухоты. — (Homo legens #3: Памяти Алексея Алексеевича Леонтьева (1936—2004); Ред. Б. В. Бирюков. — М.: Школьная библиотека, 2006. — 320 с. — (Профессиональная библиотека школьного библиотекаря. Серия 1. Вып. 7-8), с. 310—318.)

Суворов А. В. Независимая жизнь и адаптация слепоглухих инвалидов в современном мегаполисе. Методическое руководство для работников социальной сферы / под ред. Т. А. Басиловой. — М.: МГППУ, 2008.

Суворов А. В. ВСТРЕЧА ВСЕЛЕННЫХ, или Слепоглухие пришельцы в мире зрячеслышащих. — М.: ЭКСМО, 2018.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...