24.06.2024

Как преодолеть противоестественный отбор

Иосиф Куралов – поэт (его первая книга стихотворений «Пласт» вышла в 1985 году с предисловием Юрия Поликарповича Кузнецова), публицист, руководитель литературной студии «Свой голос», главный редактор литературно-художественного альманаха «Иная среда», лауреат премий имени Святителя Павла Тобольского, поэта Василия Фёдорова, поэта Виктора Баянова и других, автор многих литературных проектов, осуществлённых в Кузбассе.

Александр Мухарев. На фоне идущей СВО обострились противоречия в писательской организации Кемеровской области. Во всяком случае, так видится со стороны. Расскажите в чём суть проблем, которые сейчас особенно резко себя проявили?

Иосиф Куралов. Я сказал бы так: противоречия не обострились, а стали очевиднее. Суть в том, что в организации несколько лет назад появился некий внутренний субъект, бурно продвигающий собственные интересы, не вполне совпадающие с интересами большинства организации, а иногда и противоречащие им. И, главное, ведущие к снижению требований к качеству произведений и, в конечном счёте, к деградации литературы.

Этот субъект – не какая-то отдельная личность. Это – постоянно меняющийся в составе, как он себя однажды назвал, «коллектив членов». Но ядро этого коллектива постоянно и верховодит в ядре и во всём «коллективе» весьма энергичный функционер, имя которого Дмитрий Филиппенко. И тут я должен заметить, что не возражаю против мероприятий, им организуемых и проводимых, в числе которых бельмасовский фестиваль. Он действительно способствует знакомству друг с другом и общению литераторов из разных регионов. И хотя знакомства эти иногда закачивались коллективными попойками, битиём литераторами бутылок на голове друг друга, яркими и длительными скандалами в социальных сетях, всё-таки некоторый положительный эффект от этих мероприятий был: кто-то получал путёвку на другой фестиваль, кому-то издавали книжку, а кого-то и рекомендовали в СП России.

А. М. Как рекомендовали? В обход писательской организации? И принимали?

И. К. Да. Именно об этой особенности проводимых не только у нас литфестивалей (рекомендация и последующий приём одного, двух, а то сразу трёх участников в СПР) скажу особо, поскольку далеко не все наши писатели рады малоизвестным пришельцам, вступившим в СП в обход организации.

 Почему не рады? Потому что вступившие имеют очень слабое представление о профессии (а писатель это всё-таки – профессия), которую они вроде как получают, вступив в СП, который по закону – общественная организация, но по внутренней сути – творческий союз, объединяющий профессиональных писателей. А профессия предполагает точное, а не приблизительное знание законов, по которым слагаются стихи и пишется проза.  

И вот пример. В минувшем году, по итогам бельмасовского фестиваля, приняли в СП в общем-то не бездарную поэтессу-любительницу. Узнал я о её вступлении только после того, как она получила писательский билет. Глянул на её стихи и увидел, что принятая понятия не имеет о том, что первая строфа стихотворения является неким законом, по которому должно быть написано всё стихотворение. Если в первой строфе рифмы «абаб», с чередованием женской и мужской, а во второй строфе – ничего не меняется, то и во всём стихотворении рифмы должны быть «абаб, с чередованием женской и мужской. А у принятой поэтессы, первые три строфы – по закону, а две последние – как получится. А получилось, как у анекдотического  хирурга-недоучки, зашившего в тело прооперированного скальпель, чтобы его не выбрасывать (а ведь эта любительница ведёт литературную студию в одном из городов Кузбасса, и чему она научит своих воспитанников, также зашивать скальпель?). И подобных примеров владения профессией у таинственных пришельцев, вступивших в СП помимо организации («нормальные герои всегда идут в обход») не сосчитать.

А. М. И много у вас таких, принятых в обход?

И. К. Дело-то не в количестве принятых, а в качестве текстов авторов, принятых в обход. При этом главный ужас заключается в том, что удручающим непрофессионализмом  страдают не только и не столько «идущие в обход», сколько сам ведущий их в обход писательской организации Дмитрий Филиппенко. Вот всего лишь один его стишок из весьма впечатляющего количества имеющихся у него сочинений подобного качества.

***
Знакомые не те,
Да и не те знакомства.
В наивной красоте
Все ужасы потомства.

Среди гламурных лиц
Не встретить папиросы.
Рожают бедных птиц
Соседи – недоросы.

Зелёная зима
С тайгою чёрно-белой,
Сползаю я с ума,
И кровь поспела.

Приведу фрагмент выполненного поэтом Алексеем Петровым, возможно, жестковатого, но весьма точного анализа данного стихотворения и в целом творчества Филиппенко. «…Кто такие недоросы из второй строфы? Недоросли? Недороссияне? Кого имеет в виду автор? «Хохлов»? Таджиков? Почему они птиц рожают, а не высиживают? Почему птицы бедны и откуда они взялись среди лиц и папирос? Если образы на картинах гениального сюрреалиста Иеронима Босха имеют толкование, то этот спонтанный набор слов ради рифмы на сюрреализм не тянет. Это просто бред. Есть вопросы и по третьей строфе. Куда поспела кровь? Почему зима зелёная, а тайга чёрно-белая? Откуда она взялась? Сползая с ума, автор пытается передать состояние сумасшествия? Не выходит. Выходит кривляние и бездумная игра словами, выдаваемая за поэзию. А вот ещё стишок.

Из Самары в Чебоксары
Едем с Юрой Татаренко,
Взяли водку из Самары,
И закуска по тарелкам.

Поэтические братья,
Доем мы корову слова…
И приедем мы в объятья
Константина Иванова.

Встретят нас чуваши наши
И вопросы от филфака,
Поедим народной каши,
Круче, чем в гостях у «Смака».

А пока мы тили-тили,
И от водки в трали-вали.
В Чебоксары мы приплыли,
Как сибирские сандалии.

В связи с этим стихотворением тоже возникают вопросы. Что это за животное такое – корова слова? Как оно выглядит? Похоже ли на натуральную корову? Как автор (поэтический брат) её доит? Вручную? Или с помощью доильного аппарата? Уверен ли он в том, что человек приходит в литературу, чтобы доить её? Приносит ли ему доход доение литературы, извините, коровы слова? Известно ли ему, что слово «доим» в контексте его же стихотворения (кстати, он знает, что такое контекст?) пишется совсем не так, как написал его он, поэтический брат Филиппенко. И кстати, литературный портал «Lit-Web» выложил немалое количество его шедевров. Желающие убедится в том, что слово «доем» – не опечатка, а убеждение автора, могут сделать это здесь.

Я мог бы написать подробную рецензию на какую-нибудь книжку Филиппенко, но мне жаль времени. Для того чтобы понять, что это за «поэт», достаточно прочесть его стихотворение: «Стихи не пишутся», которое как раз и характеризует всё стихотворчество автора. Привожу концовку.

Стихи не пишутся, теряю слово,

Теряю мысли я от безысходности.

Литературою, похоже, сломлен –

Вопрос поставлю я о непригодности.

Весьма честное признание в творческой импотенции. Так почему бы автору не прислушаться к самому себе и не перестать мучить себя и читателя? И всё бы ничего, будь Дмитрий Александрович Филиппенко тихим бездарным графоманом. Но он – громкий бездарный графоман. С огромной кучей регалий. Попытайтесь все их сосчитать с первого раза. Секретарь правления Союза писателей России, ответственный секретарь Кемеровской областной организации Союза писателей России, член правления Кемеровской областной организации Союза писателей России, председатель Совета молодых литераторов Кемеровской области… Не устали? Основатель и руководитель литературного цеха «Образ», главный редактор литературных альманахов «Кольчугинская осень» и «Образ». Вроде бы все его должности общественные и номинальные, но он ещё и ведёт студию для детей, пытается влиять на литературную составляющую культуры Кузбасса. И изо всех сил рвется к должности руководителя областной писательской организации. Но чему он научит детей? Какой вкус к литературе способен привить? Во что превратит писательскую организацию, если, не дай Бог, станет её председателем?».

         А. М. Всё-таки прошу вас коснуться создавшейся в писательской организации ситуации, так или иначе связанной с талантливым поэтом, участником СВО.

         И. К. Имя талантливого поэта – Виталий Дорофеев. Он – участник руководимой мной литературной студии «Свой голос», куда пришёл в первой половине 2022 года. Его стихи были наполнены переживаниями и болью за русский Донбасс, за наших солдат и офицеров. И, конечно, в них звучала вера в нашу Победу. За книгу стихотворений «Боги переднего края» губернатор Кузбасса Сергей Цивилёв наградил поэта Дорофеева медалью Николая Масалова. Летом 2023 года Виталий Дорофеев и ещё один участник нашей студии, член Союза писателей России Алексей Поселенов, в соавторстве, написали пьесу «Позывной «Кузбасс». Произведение посвящено воинам спецоперации. Главный герой, позывной которого «Кузбасс» – наш земляк. Пьеса опубликована в литературно-художественном альманахе «Иная среда», где я являюсь главным редактором, и принята к постановке Кемеровским областным театром драмы имени А. В. Луначарского.

Сразу после создания пьесы Виталий Дорофеев, по следам своего героя, отправился на спецоперацию, добровольцем, где был принят в диверсионно-разведывательный отряд «Родня» и вскоре стал заместителем командира этого отряда. При этом надо иметь в виду, что доброволец на момент подачи заявления уверенно шагал к своему пятидесятилетию, которое уже наступило, правда, совсем недавно – 29 марта 2024 года.

В ноябре минувшего года состоялось заседание правления областной писательской организации, где планировалось утвердить кандидатуры для выдвижения их на предстоящее собрание организации, которое может рекомендовать кандидатов для приёма в Союз писателей России. В результате правление пропустило на собрание всех, кроме Виталия Дорофеева. Инициатором голосования против Дорофеева стал член правления Дмитрий Мурзин: якобы Дорофеев что-то позаимствовал у его жены, поэтессы Натальи Мурзиной.

В связи с этим хочу сказать, что многим известно о серьёзной волонтёрской работе Натальи, а ещё более известна замечательная песня, написанная на её стихотворение «Тыловая». Я всегда высоко оценивал её творчество и с уважением отношусь к её волонтёрской деятельности. Но, тем не менее, утверждаю: у неё никто и ничего не заимствовал. После заседания правления я  всё-таки добился выдвижения кандидатуры Виталия Дорофеева на состоявшееся 22 декабря 2024 года собрание, где и представил его писателям, поскольку сам Дорофеев в это время находился на СВО. За Дорофеева проголосовало большинство. Против голосовали только несколько предварительно настроенных сочинителей, в числе которых Мурзин, Филиппенко и  поэтессы, принятые в СП в обход областной писательской организации. В марте 2024 года Виталий Дорофеев был принят в Союз писателей России.

И принят абсолютно заслуженно. Вот два его стихотворения. Одно – совсем новое, другое – постарше, давшее имя новой книге поэта, оба посвящены теме, захватившей автора ещё два года назад.

Циклон

Туманно, пасмурно. Угрюмо моросит…
ни дождь, ни снег,
так... лёд из рваной тучи.
Но нет для нас погоды этой лучше,
под прессом ледяных небесных плит.

Залаял за посадкой АГээС*.
Закашляли, проснувшись, пулемёты…
Сегодня вертикалы* без работы,
бездушных* отлучили от небес.

Мы непогоду здесь благодарим
за передышку в нашей круговерти.
Туман и дождь срывают планы смерти.
Циклон – защитник, хмурый Херувим.

И стынет всё – окопы, блиндажи,
и лица наши покрывает иней.
А где-то там, за ледяной пустыней,
нас ждут огня и штурма рубежи…
АГээС* - автоматический гранатомет
Вертикалы*, бездушные* - операторы БПЛА и FPV дронов

Родина-дочь

По ухабам раскисшим, по рытвинам
день израненный катится в ночь.
Здесь, в закате кроваво-воинственном,
мы увидели Родину-Дочь.

Не зовущую в бой – Мать Великую,
вновь собравшую верных сынов,
а девчонку совсем... ясноликую,
что явилась в окопы отцов.

С этим образом нежным, молитвенным
крепнет сила и воля в сердцах.
И уверенность лезвием бритвенным
отсекает сомненья и страх.

Видно так небеса напророчили –
в час, когда разлились реки бед
наша Родина-Мать стала Дочерью,
и сберечь её – Божий Завет.

Мне даже как-то неловко сравнивать стихи Виталия с сочинениями нашего выдающегося организатора и любителя цеплять на себя регалии. Но сравнения напрашиваются сами собой. Однако пусть читатели сравнивают самостоятельно. А я скажу о регалиях. Прежде, чем пробиваться к ним или выбивать их, надо научиться писать хорошие стихи или прозу. Я неплохо знаю историю союзов писателей СССР, РСФСР, сегодняшней России, ориентируюсь и в истории региональных отделений (не всех, но многих). И могу утверждать, что абсолютное большинство руководителей писательских организаций любого уровня – и прежде, и сегодня – талантливые поэты, прозаики, публицисты, литературоведы, критики. Не без исключений, конечно, но они случались крайне редко. И очень не хотелось бы, чтобы писательская организация Кузбасса попала в число этих редких исключений.

Организаторские способности не имеют никакого отношения к литературе. Если в тарелку положить котлеты, сверху насыпать дохлых мух, всё это перемешать и насильно скормить вам, то я даже не знаю, выживите ли вы после такой кормёжки. Вот именно поэтому нормальные люди всегда отделяют котлеты от мух. А лично я никогда бы не стал есть котлеты из тарелки, в которой побывали мухи. Дохлые или живые – без разницы.

А. М. Расскажите о студии «Свой голос».

И. К. Литературная студия «Свой голос» собирается по вторникам в кемеровской библиотеке имени Гоголя. Организовал я её ещё в 1993 году. В девяностые, нулевые и десятые она была молодёжной студией. Немало её участников стали лауреатами и дипломантами всероссийских, региональных, муниципальных литературных конкурсов, стипендиатами губернаторской стипендии «Юные дарования Кузбасса», авторами книг, публикаций в литературных изданиях, приняты в СП России. Время шло, и постепенно наша студия стала местом учёбы и общения авторов 45+. Хотя к нам постоянно приходят и юные авторы, произведения которых мы анализируем со всем нашим вниманием и уважением к творчеству младших.

Несколько лет назад в нашу студию пришёл Алексей Поселенов, человек весьма зрелого возраста, за 50, со своей прозой. Мы сразу же приняли его рассказы к обсуждению. И, обсудив, поняли, что имеем дело с талантливым прозаиком. Некоторые его произведения требовали огранки. С нашей помощью автор находил не вполне совершенные места в своих рассказах и самостоятельно устранял их. Собственно в этом – помочь автору увидеть недостатки своего произведения – призвание и обязанность любой литературной студии. Кроме того, Поселенов – вдумчивый и ответственный аналитик произведений своих коллег, исследователь творчества выдающихся прозаиков и поэтов, пишет стихи, в том числе – для детей. Весной минувшего года принят в Союз писателей России. Является ответственным секретарём альманаха «Иная среда». Вместе с ним мы ведём литературную школу для молодых авторов.     

Не могу также не назвать имена таких замечательных поэтов и прозаиков, участников студии «Свой голос», членов Союза писателей России», как Вольдемар Горх, Татьяна Юдина, Нина Катрич. А ещё об одном студийце хочу сказать особо. Его зовут Владимир Шевяко, ему 50 лет. Он пишет не вполне технически совершенные, но яркие и душевные стихи. Сам видит техническое несовершенство своих текстов и даже не пытается казаться хорошим поэтом. И не пытается казаться хорошим гражданином и горячим патриотом. Ему и не надо казаться. Он на самом деле – и гражданин, и патриот, и поэт: за свои собственные деньги покупает металл, своими руками варит печки для наших бойцов, в каждую вкладывает листок со своим, пусть технически не совершенным, но очень душевным стихотворением и отправляет нашим бойцам в зону СВО.

А. М. Получается, что ваша студия тоже, в некотором смысле резерв для пополнения писательской организации?

И. К. Несомненно. За время работы студии, не в молодёжном, а в её нынешнем варианте, шесть её участников приняты в Союз писателей России. А в нулевые и десятые, когда студия была молодёжной, тоже несколько её участников были приняты в Союз писателей. В том числе, Дмитрий Мурзин. Принят он был по моей инициативе, с моей рекомендацией. А сегодня, вместе с Дмитрием Филиппенко, организовал письмо на имя председателя правления Союза писателей России Николая Иванова, с просьбой исключить меня из Союза писателей. Вместе со мной он хочет исключить и Алексея Поселенова. А до этого стоял стеной на пути в СП Виталия Дорофеева.

А. М. А почему?

И. К. Это уже вопрос не ко мне.

А. М. Есть ли выход из данной ситуации?

И. К. Конечно. Надо провести собрание писательской организации. Сделать его не двух или трехчасовым, как это у нас иногда бывает, а, возможно, двухдневным. Дать возможность высказаться каждому желающему. И демократически, а не с помощью секретного письма, принять решение, которое устраивало бы большинство писателей. А не то агрессивное меньшинство, которое пытается в организации захватить власть и проводить только ему угодные решения.

А. М. А что за письмо и почему оно секретное?

И. К. Ну, я же сказал: Филиппенко с Мурзиным организовали письмо против меня и Поселенова. В нём 15 подписей. А в организации около семи десятков писателей. Производим несложное арифметическое действие и понимаем, что оно написано и подписано в секрете примерно от пятидесяти писателей Кузбасса, то есть от большинства.

А. М. Вы знаете, кто подписал?

И. К. Знаю. Но называть их не буду. Достаточно того, что я назвал двух главных организаторов подпольных действий.

А. М. Кого вы видите председателем организации?

И. К. Бориса Бурмистрова.

А. М. Но он ведь уже много лет занимает эту должность.

И. К. И тем не менее. У нас на сегодняшний день нет человека, хотя бы отдалённо сопоставимого с ним по опыту и умению находить общий язык с самыми разными людьми. И к тому же он не только хороший организатор, но и талантливый поэт. В отличие от любителя обвешивать себя регалиями и при этом умельца внедрять в неё новых членов в обход большинства писателей и таким образом не столько омолаживать организацию, сколько создавать легко управляемую машину для голосования, что было наглядно продемонстрировано 22 декабря 2023 года, во время приёма Виталия Дорофеева. А если обход большинства продолжится такими темпами, то скоро большинство превратится в меньшинство.

Надо помочь Борису Васильевичу Бурмистрову преодолеть ту ситуацию, в которой мы все оказались. Ему готовы помогать и Дорофеев, и Поселенов, и ваш покорный слуга, и вся наша студия, и многие писатели, вступившие в организацию не в обход, а естественным образом, и литературный актив из числа авторов, пока ещё не являющихся членами Союза писателей. И я уверен, что вместе мы решим возникшие проблемы.

16 комментариев к «Как преодолеть противоестественный отбор»

  1. Хм. А стихи Филиппенко интересны. И незаурядны. Впервые здесь прочитал.

  2. вот поэтому я шарахаюсь ото всяческих союзов, литобъединений и тусовок. как бы чудесно не начиналось, но итог один — балаган.

  3. После заседания правления я всё-таки добился выдвижения кандидатуры Виталия Дорофеева на состоявшееся 22 декабря 2024 года собрание, где и представил его писателям, поскольку сам Дорофеев в это время находился на СВО.
    Прочитайте внимательно, исправьте, по возможности. Как говорится, все мы люди-человеки.

  4. Все это чистая обывательщина, с трудом дочитал это интервью до конца. Никакой пользы обществу от всей этой «литературной деятельности» не имеется. Литобъединения — это личная жизнь их участников.
    Ибо сказано: маленькие люди говорят о личностях, средние — о поступках людей, а большие люди — об идеях.

    1. Точнее: маленькие люди говорят о людях…
      А то ещё кто-то подумает, что маленькие люди говорят о каких-то великих личностях.
      Посмотрите, о чем говорят на Интернет-портале «ЛР» всякие никнеймы «писатели», «Крестьяне» и «Профессора Преображенские» — уши вянут.

      1. Когда хамят, называют козлом, а я обращаюсь к вам по имени-отчеству. Просто смеюсь.
        И не «зачем», а почему? — Потому что люди так не разговаривают. Если вас действительно интересовало бы моё мнение, вы не говорили бы «невнятно излагаете», а объясняли бы, что именно вы не поняли, и задавали бы уточняющие вопросы. Ферштейн?

        1. А как бы мне к вам обратиться по имени-отчеству? А до этого прочитать хоть одно ваше сочинение в сети. Чтобы иметь представление о том, с кем я разговариваю. Здесь есть несколько комментаторов, которые дают ссылки на свои сайты. Вы на их фоне — аноним под псевдонимом. А по интонациям ваших комментариев — анонимный хам. Если хотите диалога — дайте ссылки на ваши тексты. Даже Марк на вашем фоне выглядит приличнее. Если продолжите хамить — с моей стороны будет полный игнор.

  5. Странно… моего комментария который был самый первый в день опубликования этой статьи и нету. И куда демшись словея сии, тащмайор?

    1. ***И куда демшись словея сии, тащмайор?***

      Мои комментарии только дня два-три назад начали появляться и не исчезать. До этого исчезали. Возможно, тут что-то с программным обеспечением? Хотя в целом сайт, в том числе, внутренний поиск, работает великолепно, всё открывается мгновенно.

      1. Филиппенко — волк в овечьей шкуре. Ему метлу. Пусть двор метёт. Физический труд его облагородит. Благородные стихи напишет.

      2. Вот это интересно. Не помню уже, как было с моими комментами, когда впервые сюда заглянул… Однако редакции стОит обратить на это внимание — может, потому и нет никого на форуме, что с техникой что-то не то.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...