18.07.2024

Жёлтый чемоданчик

После увольнения из органов прокуратуры я занялся педагогической практикой…

Студенты — народ любопытный. Им только вынь да положь — сенсацию. И это простительно. Большинство, если не всех, интересовала проблема коррупции во власти, особенно в силовых структурах и судебном корпусе.

Будучи в прошлом высокопоставленным чиновником Генеральной прокуратуры, я старался не замечать этого, успокаивая себя тем, что сам не беру взяток.

Но был случай, который коснулся конкретно меня, и о нём, я считаю, можно и нужно рассказать.

Поступая на службу в Главное управление ГП РФ по ЮФО, меня рассматривали в качестве главного аналитика Управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами. Но время шло, работа спорилась, и руководство стало подключать меня к поддержанию обвинения по наиболее резонансным уголовным делам с наибольшим риском.

Одним из таких стало уголовное дело членов ингушской банды с участием фигурантов — Цечоева и Цуроева. Дело рассматривалось судом с участием коллегии присяжных заседателей и пошло уже на второй круг.

Мне долго не давало покоя, почему руководство поменяло первого, умудренного опытом гособвинителя, который в настоящее время занимает высокий пост в судебном корпусе, на аналитика, не имеющего значительного опыта участия с присяжными. Чуть позже опера проговорились, что за потенциальных преступников топит «Мемориал», и жёлтый чемоданчик с денежкой, как неприкаянный, мечется от одного кабинета к другому. 

Добиться признания вины стало для меня делом чести.

Не буду долго останавливаться на перипетиях дела, из которых запомнилась только моя многостраничная обвинительная речь, воспроизведённая с небольшим отклонением, по памяти, и перейду к главному. Мне казалось, наказание в размере 21 и 20 лет колонии соответственно — справедливо, но как бы не так…

Ведь мы забыли о жёлтом чемоданчике!

Ниже приобщаю определение Верховного Суда России (которое можно найти на сайте справочной правовой системы Консультант+), согласно которого наказание преступникам было снижено на 6 лет каждому. И всё из-за смешного и неуклюжего нарушения ч. 4 ст. 65 Уголовного Кодекса России, когда суд первой инстанции при назначении наказания при условии признания снисхождения учёл отягчающие наказание обстоятельство.

Этому доводу в определении уделен всего один абзац без какой-либо конкретики, хотя поговорить было о чём. Поскольку решение суда первой инстанции о форменном обмундировании преступников было верным. Именно поэтому, в определении ВС РФ не было конкретики.

Как аналитик я свидетельствую, что даже вопрос с отягчающим обстоятельством можно было обыграть в интересах потерпевших, общества и государства. Указав, что несмотря на ошибку суда первой инстанции, это не сказалось на размере назначенного по приговору суда наказания. А если не «палиться» очень сильно — можно было бы снизить итоговое наказание каждому, ну, скажем, — месяцев на шесть или восемь. А так…

Ни на что другое, как на жёлтый чемоданчик, тут и не подумаешь…

Денис ОПЯКИН


Дело № 22-009-3 СП
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва                                                                                                                        
8 апреля 2009 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф. судей - Валюшкина В.А. и Кондратова П.Е.

рассмотрела в судебном заседании от 8 апреля 2009 г. кассационные жалобы осужденных Цечоева А.Т., Цуроева М.С., защитника Цуроевой З.М., адвокатов Кодзаевой И.Э., Караевой Я.Б. на приговор суда присяжных Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 7 ноября 2008 года, которым

Цечоев А.Т.

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч.2 УК РФ на 11 лет, по ст. 162 ч.З п. «а» УК РФ/в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду нападения на А и Б на 8 лет, по ст. 126 ч.З УК РФ/в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду похищения А и Б на 7 лет, по ст. 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/ в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду вымогательства в отношении А и Б на 7 лет, по ст. 162 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду нападения на О и Г на 9 лет, по ст. 126 ч.З УК РФ/ в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду похищения О и Г на 10 лет, по ст. 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/ в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду вымогательства в отношении О и Г на 9 лет.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.



Цуроев М.С.

<...>

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч.2 УК РФ на 11 лет, по ст. 162 ч.З п. «а» УК РФ/ в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду нападения на А и Б на 8 лет, по ст. 126 ч.З УК РФ/ в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду похищения А. и Б на 6 лет, по ст. 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/ в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду вымогательства в отношении А и Б на 6 лет, по ст. 162 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/ в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду нападения на О и Г на 8 лет, по ст. 126 ч.З УК РФ/ в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду похищения О и Г на 9 лет, по ст. 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/в редакции Закона от 13.06.96 г. по эпизоду вымогательства в отношении О и Г на 8 лет.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения адвокатов Яковлева А.Е., Идалбаева К.А., поддержавших доводы жалоб соответственно в защиту осужденных Цечоева и Цуроева, и мнение прокурора Са- винова Н.В., полагавшего приговор изменить в части квалификации действий осужденных, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

По приговору суда, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Цечоев и Цуроев признаны виновными в участии в устойчивой вооруженной группе/банде/ и в совершаемых ею нападениях, в разбойном нападении на А и Б совершенном с применением насилия, опасного для здоровья и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, организованной группой; в похищении 2-х лиц- А и Б совершенном из корыстных побуждений, с применением насилия ого для здоровья, с применением оружия, организованной группой; в вымогательстве, совершенном угрозой применения насилия и с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в крупном размере; в разбойном нападении на О и Г совершенном с применением насилия, опасн и з угрозой применения такого насилия, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере; в похищении 2-х лиц - О и Г совершенном из корыстных побуждений, с применением насилия, ого для здоровья, с применением оружия, организованной группой; в вымогательстве, совершенном с угрозой применения насилия и с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в крупном размере.

Преступления совершены в 1996 и 1997 годах на территории <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденные Цечоев А.Т., Цуроев М.С., в их защиту соответственно адвокаты Кодзаева И.Э. и Караева Я.Б. указывают, что приговор является незаконным и необоснованным в виду нарушения председательствующим норм уголовно-процессуального закона. Так, в протоколе судебного заседания неправильно указана судимость Цечоева. Нарушена ч. 8 ст. 328 УПК РФ, так как первым вопросы присяжным заседателям начал задавать государственный обвинитель, а не сторона защиты. Председательствующий не должен был доводить до сведения кандидатов в присяжные заседатели решения по мотивированным отводам, чем нарушил ч. 10 ст. 328 УПК РФ. Коллегия присяжных заседателей состояла только из од- них женщин примерного одного возраста, а председательствующий не учел мнение защиты по этому поводу. Перед присяжными заседателями не был поставлен вопрос о том, имело ли место само событие/ преступление/. Адвокаты, кроме того, ссылаются на то, что государственный обвинитель , выступая в прениях перед присяжными заседателями в опровержение алиби осужденных, сослался на прокурорский запрос с больницы <...> что не соответствует действительности, однако председательствующий не отреагировал на это. Несмотря на возражения защиты, председательствующий допросил потерпевшего Ф что не могло не соз- дать мнение у присяжных заседателей о виновности осужденных. Просят приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Цуроев М.С. и его защитник Цуроева З.М. указывают, что Цуроев не причастен к совершению вмененных ему преступлений, так как в это время находился на стационарном лечении в больнице <...>. <...> Существование банды также не доказано, о чем свидетельству- ет и тот факт, что Цуроев не осужден за незаконный оборот с огнестрельным оружием. При таких обстоятельствах обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не обязателен для председательствующего/ ст. 348 ч.5 УПК РФ/, поэтому он должен был постановить оправдательный приговор. Утверждают, что у осужденного Цуроева имеются 5 детей, 3 из которых несовершеннолетние, однако суд не учел это обстоятельство при назначении наказания. Просят приговор суда отменить и дело производством прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Опякин Д.В. просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно- процессуального законодательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора суда присяжных заседателей, в процессе рас- следования, в стадиях предварительного слушания, назначения судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, не допущено.

Цечоев и Цуроев признаны виновными в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей на основании всесторонне и полно исследованных в судебном заседании доказательствах. Принцип состязательности сторон при рассмотрении дела был соблюден. Сторонам были представлены равные права в ходе судебного разбирательства заявлять ходатайства и участвовать в исследовании доказательств. Все заявленные осужденными и их защитниками ходатайства судом рассмотрены и по ним приняты обоснованные решения.

В протоколе судебного заседания ошибочно указано, что Цечоев судим 18.11.2004 г. Назрановским районным судом по ст. 222 УК РФ/ л.д. 64 оборот т. 13/, однако сведения о его судимости не были доведены до присяжных заседателей. Более того, в приговоре правильно указано, что Цечоев не судим, так как на момент совершения вмененных ему преступлений по этому приговору он действительно не был судим.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при отборе присяжных заседателей допущено не было.

Что же касается нарушения председательствующим ч. 8 ст. 328 УПК РФ, то есть предоставление первым задавать вопросы кандидатам в присяжные заседатели государственному обвинителю, а не стороне защиты, то это обстоятельство не ограничило право осужденных и их защитников за- являть мотивированные отводы оставшимся кандидатам в присяжные заседатели.

Вопреки утверждениям в жалобах председательствующим по делу не нарушена ч. 10 ст. 328 УПК РФ, так как мотивированный отвод присяжному заседателю №<...>, заявленный адвокатом Кодзаевой, был передан председательствующему без оглашения его содержания, который удовлетворил ходатайство адвоката.

Доводы жалоб о том, что председательствующий по делу не разъяснил сторонам ряд дополнительных прав, предусмотренных главой 42 УПК РФ, полностью противоречат протоколу судебного заседания/ л.д. 66 т. 13/.

Как следует из протокола судебного заседания, в нем не содержится указаний председательствующего, ограничивающих права сторон на заявление мотивированных и немотивированных отводов, не содержится и возражений осужденных и их адвокатов на действия председательствующего судьи в этой стадии судебного разбирательства.

Ссылку в жалобах на то обстоятельство, что присяжные заседатели состояли из одних женщин примерно одного возраста и жителей <...>, поэтому они могли быть необъективными, нельзя признать убедитель- ной. Как видно из протокола судебного заседания, осужденные и их за- щитники не заявили ходатайство о том, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт. Кроме того, на вопрос адвоката Яковлева есть ли среди кандидатов в присяжные заседатели жители <...> никаких заявлений от них не поступило/л.д. 75 т. 13/.
Судебное следствие с участием присяжных заседателей проведено в строгом соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ. Потерпевший Ф. был допрошен в суде только в связи с необходимостью выяснения у него возможности прекращения уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования. Государственным обвинителем правильно был поставлен вопрос об исследовании в судебном заседании справки из больницы <...> в связи с имеющимися в деле противоречиями. Поэтому он обоснованно сослался в прениях на это доказательство, поскольку оно не было признано недопустимым.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о нарушении председательствующим норм УПК РФ при судебном следствии.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ. Из протокола судебного заседания видно, что как осужденные, так и их адвокаты согласились по- ставленными в вопросном листе вопросами перед присяжными заседателями и никаких замечаний не высказали.

Поэтому доводы жалоб о том, что перед присяжными заседателями не был поставлен вопрос о том, имело ли место само «собы- тие/преступление/», противоречит вопросному листу.

Осужденный Цуроев и его защитник Цуроева, указывая в своей жа- лобе, что Цуроев никаких преступлений не совершил и его вина не доказа- на, подвергают сомнению вердикт присяжных заседателей, что является недопустимым в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ.

В силу ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не препятствует постановлению оправдательного приговора только в случаях, если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления. Однако председательствующий по делу обоснованно признал, что деяния подсудимых содержат составы преступлений, и оснований для постановления оправдательного приговора не имелось.

В связи с этим доводы жалобы осужденного Цуроева и его защитни- ка Цуроевой о том, что председательствующий по делу должен был поста- новить оправдательный приговор, нельзя признать убедительными.

Правовая оценка действиям осужденных Цечоева и Цуроева судом, по ст. 209 ч.2 УК РФ и конкретным эпизодам обвинения, по существу дана правильная в соответствии с фактическими обстоятельствами, установлен- ными вердиктом присяжных заседателей.

Вместе с тем, согласно ст. 17 УК РФ/ в редакции Закона РФ от 13.06.96 г./, действовавшей на момент совершения преступлений, совокупностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего Кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Поскольку Цечоев и Цуроев признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 162 ч.З п. «а», 126 ч.З, 163 ч.З п. «а,б» УК РФ/по эпизоду с потерпевшими А. и Б./, ст. 162 ч.З п. «а,б», 126 ч.З, 163 ч.З п. «а,б» УК РФ/ по эпизоду с потерпевшими О. и Г., и на за одно из которых не были осуждены, их действия следует квалифицировать только одними ст. 126 ч.З, 162 ч.З п.п. «а,б», 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ, по которым им следует назначить наказание с учетом требований ст. 60, 61,65 УК РФ.

При этом из приговора необходимо исключить ссылку как на обстоятельство, отягчающее наказание, совершение осужденными преступлений с использованием форменной одежды сотрудника милиции по следующим основаниям. Вердиктом коллегии присяжных заседателей Цечоев и Цуроев признаны виновными в совершении преступлений в отношении потерпевших А. и Б.с использованием форменной одежды сотрудника милиции, одновременно они признаны заслуживающими снисхождения. Однако в силу ч. 4 ст. 65 УК РФ при назначении наказания лицу, признанному вердиктом присяжных заседателей виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, обстоятельства, отягчающие наказание, не учитываются.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 7 ноября 2008 года в отношении Цечоева А.Т. и Цуроева М.С. изменить, исключить из приговора ссылку на обстоятельство, отягчающее наказание осужденных, «совершение преступлений с использованием форменной одежды сотрудника милиции»; их действия, квалифицированные по ст. 162 ч.З п. «а», 126 ч.З, 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/по эпизоду с потерпевшими А и по ст. 162 ч.З п. «а,б», 126 ч.З, 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/по эпизоду с потерпевшими О и Г квалифициро- вать ст.ст. 162 ч.З п.п. «а,б», 126 ч.З, 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/все в редакции Закона РФ от 13.06.96 г. № 63-Ф3/ и назначить наказание:

Цечоеву А.Т. по ст. 162 ч.З п.п. «а,б» УК РФ 9 лет лишения свободы, по ст. 126 ч.З УК РФ 10 лет лишения свободы, по ст. 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ 9 лет лишения свободы;

Цуроеву М.С. по ст. 162 ч.З п.п. «а,б» УК РФ 8 лет лишения свободы, по ст. 126 ч.З УК РФ 9 лет лишения свободы, по ст. 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ 8 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч.2, 162 ч.З п.п. «а,б», 126 ч.З, 163 ч.З п.п. «а,б» УК РФ, окончательное наказание путем частичного сложения назначить: Цечоеву А.Т. 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Цуроеву М.С. 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

2 комментария к «Жёлтый чемоданчик»

  1. ***итоговое наказание каждому, ну, скажем, — месяцев на шесть или восемь***

    Всегда удивляла логика судейства — либо 3 года, либо 5. Либо 10, либо 15. Так чтоб 3 года 2 месяца и 4 дня не бывает. Отсюда вывод — сроки выдаваемые осужденным скорее всего не пропорциональны, а значит несправедливы в отношении совершенных ими деяний. О случаях когда за 3 рубля давали 5 лет, а за миллион года 3 условно и вовсе умолчим.

    Собственно я о том, что Фемида кривая на все стороны. И если пойти по нынешней логике, то нормативную базу с учетом всех тонкостей и деталей каждого преступления надо еще будет создавать. Сводя к единой базе данных степень потерь у пострадавших, финансовый ущерб, личностные параметры преступников и прочие нюансы со сроками наказания. Чтобы ИИ выдавал срока после ввода всех данных в него. И скорее всего тогда будет более справедливое судейство. Ибо дорогой ушлый адвокат способный вывернуть дело наизнанку это не правосудие, а издевательство над ним.

    А если по уму делать, то вообще пенитенциарную систему надо менять полностью. Нам ведь, что надо — чтобы в стране сидели или не нарушали? Так если второе, то и заниматься надо этим. Ныне любой негодяй отсидев свое до звонка может творить снова, что угодно. При этом образ мышления и поступков его во время отбывания срока может еще ухудшится. И этот фрукт подается нам на блюде после отсидки. А оно нам надо?

    Я бы с интересом поучаствовал в создании концепции прекращения преступного образа мышления. В основе которой была бы логика — сажать на минимальные сроки, но с тотальным контролем самих сидельцев за самими собой. Скажем дали вместо 5 хулигану 1 год. Так вот этот год он должен просидеть идеально выполняя все требования. И срок его начнется только с тех пор капать, как он перестанет выеживаться и по фене ботать. А до тех пор играючим в воров в законе и прочими мерзостями занимающимися течение срока не открывать до тех пор пока от всей этой блатной мерзости не откажутся. И пусть сидят эти воры в законах хоть по 300 лет имея на руках всего 1 год. В общем я за то чтобы переформулировать приговоры и перестать выносить срока наказания заменив их сроками исправления.

    Отдельная песня здоровье заключенных. Зачем делать из них инвалидов и язвенников? Не лучше ли дать возможность им выбирать отсидку на экспериментальных зонах. Где будет под присмотром физиологов (ни в коем раз не врачей) отрабатываться здоровое питание для всей страны. Так, что бы продукты, нормы, посты (регулярные голодовки), сочетания продуктов и прочие параметры = все сочетались в этой программе. Я не за санаторий для уголовщины делать, а за то чтобы они пользу приносили здоровея сами. Причем люди начавшие заниматься своим здоровьем очень сильно поправляют и свою психику и мозги лечат. В итоге из алкаша драчуна на выходе получим здорового аскета любящего спорт и здоровое питание.

    Там еще куча тем с образованием, профессиями и много чего можно сделать. Осужденные это гигантский ресурс если им с умом распорядиться. А не заниматься изготовлением из оступившихся людей подготовленных в тюрьмах высокопрофессиональных бандитов, больных и ненавидящих всех вокруг. Причем большинство решений можно сделать очень рационально и выгодно для страны.

  2. Не удивлюсь, если кто из читателей сообщит, что дальнейшая судьба этих осуждённых бандитов связана с ЧВК «Вагнер» или с военной службой по контракту…
    Господи, Русь, «куда несёшься ты?! Дай ответ! Не даёт ответа».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...