17.08.2022

Анна Гассиева. Плыву в штормящем океане

Гассиева Анна Алановна родилась в 1999 году в Республике Южная Осетия, г. Цхинвал. Пишет стихи на осетинском и русском языках. Окончила факультет иностранных языков и факультет осетинской филологии. Занимается переводами русской и английской поэзии на осетинский язык. Радиоведущая. Подборка её стихов в переводе Дениса Ткачука заняла первое место на всероссийском литературном конкурсе «Услышь, Россия, наши голоса».

* * *
На деревьях - Млечный путь и звёзды,
серебрит луна твой воротник,
ты идёшь, глотая влажный воздух,
в Лету - через Хронос, напрямик.

За плечами тяжелеет ноша,
новый день прибавит груз забот,
прирастает накрепко, не сбросишь -
так вся жизнь до старости пройдёт.

Бьётся в сердце робкая надежда,
как рыбёшка, пойманная в сеть,
выбрось всё, что огорчало прежде
свежий снег укроет тёплый след,

жизни путь проходит по сугробам -
ты себе Харон и проводник:
просто выбирай по силам тропы
и шагай сквозь Хронос, напрямик.

* * *
Меня, похоже, кто-то потерял,
меня, похоже, кто-то здесь оставил,
и я стою на суетном вокзале,
где поезда сверкающую сталь

обходят люди. Им не до меня -
среди толпы других не замечая,
они спешат, касаются плечами –
как будто жить не могут, не шумя,

но я терплю – и верю, что меня,
наверное, здесь всё же ищет кто-то,
и я среди безликих и бесплотных
всё жду и жду такого же, как я.

В объятья односпальные свои
вагоны пассажиров принимают:
но окон нет, и что внутри – не знаю,
и не узнаю вовсе, c'est la vie.

Толпа спешит, предчувствуя финал,
как знать, что ей в потёмках движет?
И в ней меня, наверно, кто-то ищет.
Меня, наверно, кто-то потерял.

* * *
Ход часов во тьме, как стук ножа –
стрелки делят время на отрезки,
ровные кровавые куски,
будто кто-то, двери придержа,
запирает их ключом железным,
и недобро щёлкают замки.
Поборов озноб, себе шепчу:
«Я не трус, чтоб так легко сдаваться,
дни мои ещё не сочтены!»
Но часы с ответом медлят чуть,
запустив минуты в вихре танца,
вихре необъявленной войны.
Лишь ребёнок – робок и пуглив –
задрожит от ужаса во мраке,
повторив сто раз: «Я не боюсь!»
Я уже давно не боязлив,
угрожаю ненавистным знакам,
проклинаю и в лицо смеюсь.
Монотонный щёлкающий звук
приближает смерть неумолимо.
Встал с кровати, словно в полусне,
разобрал часы – и снова стук:
в стёкла, издеваясь, хлещет ливень,
и луна хохочет в вышине.

* * *
Ребёнком я проснулся в темноте,
разглядываю сумрачные блики,
и великаном нависает тень,
и подступает страх – холодный, липкий.

Метель, почуяв слабость, бьёт в окно,
за стенкой мама слёзы льёт украдкой,
и я хочу её утешить, но
она твердит: «Не бойся, всё в порядке».

И мне страшней от этого вдвойне:
как победить, когда твой враг невидим?
Расплачься, как младенец - ведь важней
очистить душу, выплеснуть обиды.

Я стал большим. Теперь я не боюсь
ни тьмы, ни грома, ни житейских тягот,
и столь привычный для Сизифа груз
несу – другим на зависть! - лёгким шагом,

Но то, о чём никак не рассказать,
в груди свернулось, как холодный аспид -
мой тайный страх мне целится в глаза,
сомненья гложут душу ежечасно –

и я себе шепчу: «Держись, держись»,
и иногда – в сомненьях и украдкой –
я спрашиваю: «Что с тобою, жизнь?» -
и жизнь твердит: «Не бойся, всё в порядке».

* * *
Я брошен был в штормящий океан,
чтоб плавать научился поскорее,
и ненавистный вечный ураган
мне стал других и ближе, и роднее.

Я полюбил бурленье тёмных вод -
их диким шумом каждый вздох наполню,
и хоть порою тошно от невзгод,
я не желал себе чужую долю.

Не подавал и вида, что раним,
не покорившись воле ветра, плыл я,
но вот куда течением морским
меня швырнёт, когда иссякнут силы?

Но мысли не заходят далеко -
досужим размышлениям не верю.
размыт вечерней дымкой горизонт,
а я плыву, и чудится мне берег.

Перевод с осетинского Дениса ТКАЧУКА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...