28.09.2022

Можно ли научить любить родину?

Тюменский писатель Анатолий Омельчук убеждён, что люди – не все, но большинство — рождаются с геном родины. Именно для таких людей два года назад он и запустил единственный на всю Россию авторский проект «Уроки родиноведения».

Как не оказаться сиротой

За первые два учебных года увидели свет уже 88 видеоуроков, призванных пробудить в соотечественниках интерес к родным местам и великим землякам. Эти рассуждения о жизни и родине, подкреплённые документальными фильмами Анатолия Омельчука, собирают в социальных сетях и на интернет-каналах сотни тысяч просмотров. Так с чего же начинается родина и можно ли научить её любить? Об этом мы решили узнать, что называется, из первых уст.

— Конечно, среди обязанностей, если они и есть у писателей, нет такой, чтобы учить родину любить, да и вряд ли любви можно научить, — подчёркивает Анатолий Омельчук. – Однако привлечь к этой теме внимание читающей и думающей части человечества считаю писательским долгом.

На склоне лет я пришел к выводу, что у человека, на самом деле, три родителя – не только мама и папа, но и родное место. Помог мне сделать этот вывод мой друг Юрий Шафраник, первый губернатор Тюменской области, министр топлива и энергетики новой России. Наблюдая за ним, я заметил его невероятную тягу к родному тюменскому Карасулю. Раньше её можно было объяснить заботой образцового сына о маме с папой. Но он, патентованный москвич с кучей международных отношений, и сегодня по три-четыре раза за год обязательно отправляется в далёкую сибирскую деревню. Соприкоснуться с родимой землёй, побывать на родительских могилах, вспомнить детство, отойти душой, когда совсем тяжело, переосмыслить жизнь. Я и сам, честно говоря, стараюсь регулярно бывать на родине. Не знаю даже, что меня тянет, но считаю, что год не состоялся, жизнь не задалась, если не посетил родное Могочино.

Тогда-то я и открыл ген родины. Обладатель такого гена совершенно по-другому ощущает себя на этой земле, на этой планете. А вот человек, лишенный такого гена, человек, который не осознаёт, что такое родное место, который не знает и не любит родину, изначально является — как бы помягче сказать… сиротой.

Анатолий Константинович, с чего начался ваш нынешний проект?

— Я на протяжении нескольких лет выступал в различных аудиториях, включая заседания Общественной палаты Тюменской области и Союза писателей России, с призывом, чтобы писатели и художники, певцы и артисты, учёные и командиры производства пошли в классы и учебные аудитории, общежития и казармы, производственные коллективы. В Тюмени и Салехарде, Иркутске и Волгограде. И рассказали подрастающему поколению о том удивительном месте, где им посчастливилось родиться, жить и расти. О том, за что мы ценим родную землю.

К сожалению, на призыв никто особо не откликнулся. Вот и решил показать пример, вдохновить других. Ну а поскольку я всё-таки человек диалога, а не монолога, то пригласил в напарники своего коллегу, лидера пишущих современников  Леонида Иванова, ответственного секретаря Тюменского регионального отделения Союза писателей России. Чтобы не превращать передачу в песню одинокого глухаря. Так и зародился писательский проект. Тогда же мы договорились, что каждая наша встреча будет сопровождаться показом ранее снятых документальных фильмов прямыми ответами на живые вопросы зрителей.

Родная вселенная

Помните, тему своего первого урока родиноведения?

— Как и положено, мы начали с размышлений о родине, которая, по моему глубокому убеждению, является космической привязкой каждого из нас в системе координат Вселенной. Лично я, например, вырос на берегу Оби в остяцком селе Могочино Томской области. Это 57 градусов 42 минуты северной широты. Когда осел в Тюмени, поставив себе деревянный дом, и посмотрел его адрес на карте, то просто ошалел. Он оказался ровно на одной параллели с родительским домом – 57 градусов и 42 минуты северной широты. Не думаю, что это случайность.

На том уроке мы показали фильм «Восторг пространства», начинающийся с посещения междуречья Оби и Енисея в Красноселькупском районе Ямала. Здесь невдалеке от легендарной златокипящей Мангазеи согласно вычислениям великого тоболяка Дмитрия Менделеева находился географический центр Российской империи. Русский мудрец в конце XIX века не только продемонстрировал миру, сколь непроста и многогранна наша страна, где «центральными» народами являются селькупы, остяки и лесные ненцы. Таким образом, он оставил ещё и своего рода завещание потомкам – беречь родную страну, не поступаясь ни одной её пядью, чтобы географический центр государства российского оставался вечным. Но нарушили мы завет. Географический центр современной России, где я также побывал с телеэкспедицией, сместился к северо-востоку от менделеевского центра на сотни вёрст. На Полярный круг в Эвенкию.

Поделился я на уроке и ещё одним недавно сделанным открытием. Если выйти на крыльцо дома и задрать голову, то родной становится не только земля под ногами, но и Вселенная. В международном звёздном каталоге есть даже моя собственная звезда, которой я дал название «Мама». Нередко смотрю на неё, мерцающую в темноте, размышляя о большой и малой родине.

«Это взаимная любовь»

Судя по вашему творчеству, всю свою сознательную жизнь вы занимаетесь познанием родины, познанием родной Сибири. Об этом, по сути, все ваши передачи, фильмы и книги. Говорят, одних только радиопередач «Судьбы Сибири» вы подготовили более полутора тысяч. Откуда у вас такой интерес к сибирской истории?

— История затягивала постепенно. Ну, разве не интересно узнать о месте, где ты живёшь? Ну почему о египетских пирамидах любой отечественный ребёнок знает больше, нежели о Шигирском идоле с Урала? А ведь это самая древняя скульптура в мире – вдвое старше тех пирамид, она одиннадцать тысяч лет пролежала в невьянских болотах. Почему в школе рассказывают об английском Стоунхендже, но ни слова не говорят о ещё более древней обсерватории в Сибири – курганском святилище Савин. Нам с детства навязывают нашу второсортность.

Матушка-Сибирь полна нераскрытых тайн. Не исключено, что именно она является прародиной всего человечества. В Денисовой пещере на Алтае люди жили, и весьма неплохо, сотни тысяч лет тому назад. За 50 тысяч лет до нашей эры здешние мужчины дарили любимым браслеты. Почитание женщин лишь спустя тысячелетия дошло до берегов Сены и Темзы. Любовь пришла в этот мир, понятно, из Сибири. Мало кто знает и то, что недалеко от Байкала на стояке Мальта нашли календарь – в виде спирали, древнее его в мире нет. Именно сибирские астрономы ещё 22 тысяч лет назад смогли расшифровать формулу Вселенной, вполне резонно предположив, что все мы живём в спирали времени.

Наша история ничуть не беднее, чем греческая и римская. Когда погружаешься в прошлое, думаешь: да какие там боги Олимпа? В Греции всё хожено-перехожено. А в Сибири столько неизвестного и непонятного! Я, например, повторил путешествие выдающегося учёного-этнографа, исследователя сибирских угорских языков Александра Кастрена, и написал книгу «Манящий свет звезды Полярной». Он открывал Сибирь, а вслед за ним и я шаг за шагом открывал для себя не только родную Сибирь, но и гениальных земляков. Обо всём этом – мои фильмы и книги, а теперь и нынешние уроки родиноведения.

Героем одного из крайних ваших уроков стала ненецкая писательница Анна Неркаги. Должно быть не случайно вы провели его с Леонидом Ивановым прямо на Красной площади во время книжного фестиваля.

— Конечно, не случайно. Хотел, чтобы о Неркаги узнали все. С Анной я встретился в 1970-х, когда она, молодая девчушка, только отучившаяся на геологоразведчика в Тюменском индустриальном институте, по зову предков решила вернуться на Ямал – к отцу, в Байдарацкую тундру. Тогда же она заглянула на радио, где я вёл передачу «Литературный Ямал», и показала мне свою первую повесть «Анико из рода Ного». Это были школьные тетрадки в клеточку, исписанные примерным ученическим почерком. Так что её первый литературный дебют состоялся на ямальском радио, где она читала свою во многом автобиографическую историю о ненецкой девушке, решившей после учёбы вернуться в родное стойбище. Глубоко философские щемящие сердце размышления о предназначении в жизни. Сразу было ясно, что это голос тундры, голос своего народа, вобравший всю мощь Полярного Урала и Северного ледовитого океана.

Анне пришлось продемонстрировать невероятную силу характера. Заново училась выживать в тундре, доказывая соплеменникам, что ничем не хуже их и справится с любой работой. В родительском чуме собрала сирот со всей тундры, приняла брошенных и проблемных детей в свою семью. За три десятка лет приёмные дети повзрослели, и сейчас дружная семья Неркаги насчитывает добрую сотню человек. У Анны Павловны свой кочевой детский сад и авторская этношкола, методика обучения в которой утверждена Министерством просвещения РФ. Она построила храм Михаила Архангела, при котором действуют община и детский православный лагерь «Земля надежды». Вернувшись на родную землю, Неркаги сумела реализовать всё, что было начертано в её божественном предназначении.

Мы нередко вспоминаем мать Терезу. А ведь у нас есть своя святая – Анна Неркаги. Отважная миссионерка, Большая Мама Байдарацкой тундры. Трижды номинант на Нобелевскую премию по литературе. Хранительница традиций и языка родного народа. Не случайно ведь специально к ней на тундровую факторию Лаборовая, чтобы вручить орден Андрея Первозванного, добирался сам Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Анна – живой ответ на вечный вопрос исконно русского человека «Что делать?» Но главное, Анна – образец и наглядный пример того, что когда мы всего себя отдаём служению родной земле, то она воздаёт тебе сторицей. Это взаимная любовь.

«Не люблю слово край»

А как появилось само слово «родиноведение»?

— Меня всегда обзывали краеведом. Но я не люблю слово «край», хоть 20 лет и проработал на «краю Земли» (так с ненецкого на русский переводится «Ямал»). Дожил до того, что тюменский книгоиздатель Юрий Мандрика на презентации «Тюменской книги» назвал меня классиком сибирского краеведения. Я и сказал тогда, что если уж он хочет подкинуть мне леща, то пусть называет меня родиноведом. К слову, у «Тюменской книги» был весьма перспективный подзаголовок «Каждый сам открывает свою родину».

Своего рода, первый учебник родиноведения

— Учебник – громко сказано. Да и далеко не первый. Первая моя книга «Салехард» вышла в 1978-м. Я постарался рассказать о четырёхсотлетней истории единственного на земном шаре города, расположенного на Полярном круге. О городе, где я тогда работал, где родились мои дети. Книга отца.

Честно говоря, я сначала обижался на наше управление образования, что они никак не хотят внедрить уроки родиноведения в школьную программу. А со временем понял, что это невероятно сложно. Единого учебника родиноведения не может быть в принципе. Ведь у каждого из нас – москвича, тюменца, хабаровчанина – своё родное место. Более того, чтобы внедрить мою затею в жизнь и уже в раннем возрасте приучить детей к самостоятельному познанию родной земли, нужны профессиональные педагоги, энтузиасты похлеще меня, которые будут считать это делом всей своей жизни, а не задорной идеей какого-то Омельчука. Но, полагаю, вот-вот вся Россия первой в человечестве начнёт уроки родиноведения – в современном мире нам без них не обойтись. Мамапапародина. Именно так, в одно слово.

Беседу вёл Андрей ФАТЕЕВ

6 комментариев к «Можно ли научить любить родину?»

  1. Надо быть совсем не русским, чтобы не знать распространённого иносказательного русского выражения «Я тебя научу родину любить!» Которое есть не что иное, как скрытая угроза.
    Ладно, Омельчуку как коренному украинцу это простительно. Он же недоучкаглуповатинородец.
    Именно так — в одно слово.
    Продолжу знакомить с современной русской поэзией. Автор тот же.

    ***
    Стихи рождаются, как дети,
    И зреют до своей поры,
    Пока ты бредишь на рассвете
    Или в плену ночной хандры.
    Горячий лоб, простынки смяты,
    Глаза красны, мозги горят…
    Высоковольтные канаты
    На землю падая, шипят.
    Когда же боль дойдя до точки,
    Пробьёт последний твой заслон —
    Тогда, писать закончив строчки,
    Провалишься в глубокий сон.
    2020

  2. А самое страшное — вот это: «Тюменский писатель Анатолий Омельчук убеждён, что люди – не все, но большинство — рождаются с геном родины.» То есть с самого начала он делит российское общество на два лагеря: с геном родины и без гена родины.
    Клюньте на его наживку — и следующим этапом будет геноцид тех, кто родился без гена родины.
    А уж писатель подсказывает, что таких — меньшинство.
    В опасные игры играет «писатель» из Тюмени. Хорошо, если это просто глупость пожилого человека, а не злой умысел.
    Очередной стих моего любимого поэта. Автор тот же.

    ***
    Эти поэты другого не знают,
    Книг не читают, газеты – листают.
    Ходят по жизни, громко трубя,
    Если читают – только себя.
    И на бескрайних полях интернета,
    Бродят, горячей любовью согреты
    Только к себе самому.
    Лишнее им ни к чему.
    Книг у них много, редакторов много.
    Да и в журналы открыта дорога:
    Лучше у нас просто нет.
    Вот вам – рacсeйский поэт.
    Эти прозаики – слова кентавры,
    Медные трубы, огонь и литавры:
    Всюду пролезли, всюду прошли –
    Литературу «спасли».
    Букер, Нацбест, Поляна и Книга –
    Прочие пусть все подавятся фигой.
    Все уж предрешено:
    Страсти кипят, как в кино.
    Пофестивалили и покутили,
    Денежный приз и шорт-лист поделили.
    С неба сорвали все “звёзды”,
    Вот вам – рacсeйская проза…
    2018

    1. знаете, ваш пафос был бы убедителен (понятие «гена родины» и впрямь может вызвать споры), если бы вы же ранее не написали слово (точнее, частью по-вашему бранного слова) «инородец» — вот что это такое? какой у вас там век в понятиях? вы вообще в курсе кого, при каком строе и почему называли инородцами? сотносимо ли это с советским ХХ веком, откуда родом обсуждаемый писатель, когда подобные слова были позорной архаикой, а советский народ — един и не делим — а потом получили политическую почву, увы, понятие «некоренные», «инородцы» и прочая дореволюционность?!

      самое в этом «понятии» для вас самокритичное — что вас-то из постсоветского Казахстана выкидывали как инородцев! так какого же чёрта, не усвоив урока судьбы, вы зовёте других инородцами — пусть и футуристически «компрессируя» понятие это? полагаете, кого-то это в чём-то убедит — кроме как в вашей же непоследовательности?

      про «ген родины» можно спорить с позиций просвещённого патриотизма, но никак не с национал-ненавистнических (чьих-либо, специально не конкретизирую) — так кто же для вас, американки нынешней, инородцы для России, — научите нас родину не любить! 😉

  3. Всегда, на протяжении многих веков, русское слово «инородец» обозначало только одно понятие: не русский человек. Не оскорбление и не унижение. Всего лишь: человек — не часть русского народа.
    Как мы узнаём об этом? Да очень просто — Фамилия, имя, отчество говорят и вопиют: «Будь осторожен, русский! Это человек не твоего рода, не твоего менталитета, не твоих взглядов на мир, не твоих обычаев и тд.
    То, что советские революционеры В СВОИХ СОБСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСАХ смешали российское общество в кашу, которая застревала в глотке русских людей на протяжении всего советского периода, — не вина, а беда и инородцев тоже.
    Вот и я, увидев фамилию Омельчук — сначала насторожилась, а потом и обнаружила его теорию о
    «генах родины». Всё логично и закономерно. Это не означает, что мне надо с ним враждовать. Но доверять ему я никогда не буду, так как очень хорошо усвоила урок Казахстана. А урок такой: «Дружба народов — это миф и фикция».
    Вы пока переварите это. А я остаюсь русской в любой точке земного шара и поэтому должна делать своё дело. Автор тот же.

    ИЗ ЖИЗНИ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

    Собака и кошка тихо живут в квартире,
    Живут они вместе года уже четыре.
    Секрет их совместной жизни совсем простой:
    Их общие интересы лeжaт за едой.
    Когда собаке еду нaсыпaют в миску,
    Готов поспорить – где-то рядом прячется киска.
    Их кухня поделенa аккуратно, почти по-флотски:
    По две миски каждому и ящик с песком для кошки.
    В начале восьмого утра вce уходят из дома,
    Оставив хозяйничать наших хвостатыx знакомых.
    Xoтя oбычные дни проходят гладко,
    Случаются пoрой небольшие накладки.
    Cкажем, в сyмрaчный день или непогоду
    Кошка выпьeт свою и собачью воду.
    Конечно, cкандал не случится с одного раза,
    Собака может попить воды и из унитаза.
    Но кошку чacтo подводит eё простота,
    И пёс в ответ сжирает вcю еду дочиста.
    Понятно, что никто не устраивает скандала:
    Может, собаке своей еды было мало.
    И чтобы не драться и время быстрeй cкоротать,
    Собака и кошка запрыгивают нa хозяйскую кровать.
    Но вот день завершен, и приходит вечер.
    Собака и кошка людям готовят встречу.
    Пec машет хвостом и вoзлe двeри скулит,
    А кошка, царапая креслo, тоже нeгромко урчит.
    Неcлышнo нa улицy oпускается темнота,
    Собаку прогулка ждёт и массаж живота,
    А кошка, порывшись пару- трoйку минут в песке, —
    Даcт бой хозяйской прaвой руке.
    Ведь кошка спесива и очень ценит свободу,
    Собака же — слуга трудового народа.
    Кошка считает пca жертвою обстоятельств,
    Сама же она не тeрпит никаких обязательств,
    И если пёс по нoчам прыгает к людям в постель,
    To кошка c дocaды орет oднa в темноте…
    2020

    1. Евгения, Вы замечательно видите проблемы со своей стороны. У Вас свой особый взгляд и явно видно, что темы эти больные. Очень бы хотелось увидеть хорошие и добрые мысли как мягко и аккуратно (без хирургии) исправлять то, что еще несовершенно.

  4. «Можно ли научить любить родину?» — хороший заголовок.

    «Можно ли научить родину любить собственный народ?» — вот чего хочется.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...