06.12.2022

БАЛАНС СОБЫТИЙ ДЛЯ РОССИИ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ

Сижу в своём окопчике, выставил перископ, озираю информационное поле России. И вижу такие картины.

Из огорчительного. Прорыв ВСУ под Харьковым, оставление городов и сёл вместе с поверившими в нас людьми на жестокую расправу украинским этнократам, бандеровцам. В этом главная, притом стратегическая потеря. Ну, и склад жалко, полный боеприпасов, под Балаклеей, конечно же. Огромна имиджевая потеря: Изюм и Балаклею, которые мы брали несколько месяцев и так широковещательно гордились взятием, сдали за пару дней влёт. На тонкой ниточке подвешен стратегически важный Купянск, еле держится Красный Лиман. Словом, есть от чего огорчиться: мы явно недооценили противника и переоценили свои силы. Может быть, это поражение было нужно нам, чтобы отрезветь?

Из утешительного. Кажется, суровый урок пошёл впрок, хотя не до конца. Решение президента Путина от 21 сентября о частичной мобилизации – свидетельство как раз отрезвления. Лучше поздно, чем никогда. Хотя чаемый результат – 300 тысяч резервистов – кажется недостаточным для решительного перевеса. И это при мобилизационном потенциале России в 15 миллионов человек! Украину мы уже превратили в собаку, которой рубят хвост по частям. Не знаю, кто как, а я в этом вижу мало милосердного. Не хотелось бы и самим превратиться в такую же собаку, подмобилизовывая наш народ порциями, вместо того, чтобы решить вопрос одним мощным ударом. Но всё равно, решение можно только приветствовать. Даже вечный критик нашей военной верхушки Игорь Стрелков – и тот, кажется доволен таким результатом. Напомню, что он призывал к мобилизации с начала кампании, но его приниципиально не желали слышать, исключительно из-за амбиций руководства, а зря: он ведь дело говорил. Теперь главный вопрос: как пройдёт мобилизация и хватит ли нам оружия, обмундирования, припасов, в том числе боевых, чтобы этот резерв сработал по максимуму? Поживём увидим.

Не менее утешительно: принято решение о референдуме насчёт вхождения в Россию ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей. Почему так важны эти референдумы, почему так неприемлемы они для Киева? Потому что в них содержится шанс изменить, наконец, формат кампании: вместо какой-то невразумительной СВО мы поведём свою очередную отечественную войну, даже с юридической точки зрения, не говоря о фактической. А это совсем другое дело. Прежде всего – для внутреннего настроя России, для мотивации всех нас – военных и гражданских. Это во-первых. А во-вторых (и это не менее важно), наступит определённость для самих названных территорий, их судьба устроится на века, а это не пустяк. Хотел бы отметить, что вхождение их в Россию через референдум по крымскому сценарию – красивый ход. Давно пора.

Но есть ещё одно долгожданное решение, которого настойчиво требует Россия – просто уже криком кричит. Об этом говорят на всех ток-шоу, об этом твердят военные эксперты – Сивков, Шурыгин, Леонков и другие, об этом вещает даже независимый журналист высокого класса Андрей Караулов – да вообще все, кто берётся рассуждать о войне. От наших военных ждут двух вещей: 1) давно обещанного удара по «центрам принятия решений»; понятно, что никто при этом не замахивается на Вашингтон или Лондон, а имеют в виду офис Зеленского, Минобороны, Генштаб и Службу безопасности Украины, не более не менее; 2) таких же ударов по путям доставки западного оружия на Украину – прежде всего по туннелям через Карпаты и по железнодорожной станции Чоп, где происходит перегрузка с европейской на другую колею. Это кажется элементарным, но… К сожалению, пока происходит уже знакомая ситуация: власть слышит эти требования со всех сторон, но почему-то не делает этих простых, доступных и совершенно необходимых вещей, чего-то ждёт и тянет, как до того тянула с мобилизацией. Опять амбиции, умнее всех себя считают? Неужели должен вновь грянуть гром, чтобы мужик перекрестился? Ведь ясно же, что рано или поздно это всё равно придётся делать, а за промедление расплачиваются жизнями наши бойцы. Если так воевать – никаких резервов не хватит.

Наконец, есть ещё очень утешительный момент – заседание ШОС в Самарканде. На котором в эту организацию попросились Иран и Белоруссия, а Турция в лице самого Эрдогана присутствовала как желанный и добрый гость, который не сегодня-завтра тоже может постучать в дверь ШОС и будет, конечно же, принят. Мероприятие, без сомнения, может быть трактовано как триумф международной политики России, особенно если учесть приватную встречу Путина с Си Цзиньпинем и последующее открытое и недвусмысленное заявление китайского лидера в поддержку России. Встреча подала знак всему миру: блокада России, затеянная Западом, не прошла и не пройдёт.

Реакция Вашингтона, крайне болезненная, на эту встречу не заставила себя ждать. Американцы однозначно поняли всё произошедшее как свидетельство углубления альянса Китая и России и расценили это как угрозу себе. В ответ Байден пригрозил военным союзом с Тайванем. В свою очередь, Си Цзиньпин призвал военных готовиться к войне. Всё это льёт воду на нашу мельницу, ведь Америка вряд ли потянет войну на два фронта, даже гибридную.

В целом, на мой взгляд, баланс событий для России положительный. Прорыв Украины под Харьковым не изменит принципиально ход войны. А вот наши ответные меры – могут. И поведение большей части мирового сообщества (за исключением Запада) в отношении России тоже об этом говорит.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ПРО ИНФОРМАЦИОННУЮ ВОЙНУ

Что я вижу и слышу на нашем информационном поле? Надоело жалобное хныканье. Только и слышим по всем каналам, как нехорошие бандеровцы бьют по мирным жителям уже не только Донбасса и Херсонщины, но и Белгородчины, и Брянщины, и Курской области. Как они устраивают диверсии, подрывают на самодельных бомбах новых адиминистраторов в освобождённых городах, как пытают русских пленных, как увозят в неизвестном направлении сторонников России в оставленных нами регионах, городах и сёлах. Зачем всё это каждый день муссировать, растравляя собственные раны с непонятным мазохизмом? Этот «вопль угнетаемой невинности», это баранье блеянье рождает только раздражение против вопящих и блеющих, раздражение – и дикое чувство бессильной ярости. Прежде всего – против… своих, которые никак не могут со всем этим сладить.. В связи с чем в голове всё крутятся лермонтовские строки: «Не смеют, что ли, командиры чужие изорвать мундиры о русские штыки?!»

Что вообще происходит? Мы воюем или что? Да ещё рефреном идут припевы о братьях-украинцах. Кого мы хотим обмануть?! Бандеровец русскому не брат…

А тут ещё новость с нехорошим душком подогнали того же порядка. Оказывается, мы «обменяли пленных»: выпустили приговорённых уже к смерти наёмников, выпустили главарей «Азова» – Калину, Волыну, Редиса и других. Получили в обмен Медведчука, который здесь на хрен никому не нужен. Может быть, в этом есть какой-то высший государственный смысл? Но люди, которым этот смысл недоступен, сжимают кулаки и говорят: «Сталина на них нет!» Разве можно представить себе, чтобы в 1945 году выпускали на волю нацистских преступников, которых ожидал Нюрнберг?!

Худшего пропагандистского провала нельзя было и ожидать. Хотелось бы знать, кто конкретно рулил обменом, кто утверждал списки. От всей этой истории веет мерзким словцом «договорняк». И мерещится страшный вопрос: не кончится ли подобным гнусным договорняком вся война?

Вывод один: не следует брать в плен иностранных наёмников и бандеровских головорезов вообще, кончать их на месте. А оставшихся пленных азовцев надо поскорее судить, приговорить к смертной казни и немедленно привести приговор в исполнение. И, как говорится, закрыть на этом гештальт. Чтобы ни у кого в грядущем не возникало соблазна выпустить этих гадов на свет божий. Мы ведём войну в значительной степени именно ради того, чтобы стереть эту нечисть с лица Земли грязной тряпкой. Это не вторичная, не побочная, а одна из главных целей войны! Кто этого не понимает – ничего не понимает про эту войну вообще.

Аргументы Пушилина насчёт человеческого сострадания просто смешны: менять наших простых солдат можно и нужно на таких же простых солдат с Украины.

Между тем, на самом деле всё не так уж и плохо. Вот министр обороны Шойгу озвучил цифру, которую нам всем было важно знать: наши невозвратные потери = 5937 человек. Правда, это цифра лукавая, ведь это не считая потерь ДНР (3082 человека) и ЛНР (2000 человек), согласно сводке Союза офицеров, ведущего свою рассылку. Итого 11019 наших бойцов. Против 61207 украинских, по данным Шойгу (по другим данным намного больше). Соотношение 1:6 – это положительный баланс взаимных потерь, хотя всех наших, конечно, жаль.

Вот такой фактуры нам очень не хватает. Однако ежедневные брифинги представителя Минобороны Конашенкова гремят цифрами, но оптимизма не порождают. Напротив, порождают недоумение: да сколько ж можно? Громим мы врага, громим, уничтожаем в гомерических масштабах его технику, боеприпасы, ГСМ и прочее, а он, как зомби, знай себе всё воскресает и ещё бьёт нас в ответ, гонит с освобождённых земель и уже по российским сёлам и городам стреляет! Прямо гидра какая-то, у которой вместо отрубленной головы тут же две вырастают. Чудеса, да и только!

У этого чуда, впрочем, есть своё имя: это пути доставки западной военной техники и прочего боеприпаса к линии фронта, которые мы показательно не трогаем. И центры принятия решений на Украине, в первую очередь, военных, которые мы тоже очень почему-то бережём. Но об этом уже кто только не кричал… Не слышат, кому надо, однако.

На этом фоне вечерние встречи у Соловьёва смотреть перестал: скучно, бледно, неинтересно. Одни и те же персонажи, заезженные темы, заранее знаешь, кто что скажет. Из более-менее живых постоянных участников милейшая Маргарита Симоньян, да быстроумный Сергей Михеев. Изредка появляются мудрейший Виталий Третьяков и компетентный Константин Затулин. Но редко говорят о главном, о самом существенном, дипломатничают-деликатничают. Посмотришь их немного – и переключаешь канал с самодовольным хамоватым ведущим. Ну, а после того, как Михеева справороссы прокатили с депутатством (я голосовал за них только ради него, бывшего в списке проходным), мне на Сергея Александровича вообще смотреть огорчительно. Слаб в коленках оказался, не смог за себя постоять. А пользы от него в Думе было бы куда больше, чем в постоялках у Соловьёва. Но этих хоть можно послушать – языки хорошо подвешены. Чего не скажешь о других постояльцах – например, о Шахназарове, который будучи кинорежиссёром и ни разу ни в чём не экспертом, где только не фигурирует со своим премудрым мнением. Или о странном «патриоте России», создателе израильской разведки, присяжном спецслужбисте Якове Кедми (он же Казаков), неизвестно что делающим в России. Кедми, впрочем, знает много, у него свои источники, как положено, он один утверждал перед началом СВО, что Путин не блефует, когда весь мир был уверен в обратном. Он вообще часто говорит, вроде бы, дело. Вопрос вот только, зачем Кедми говорит нам всё то, что говорит. В чём его интерес? Кто он для нас, русских?

Немногим лучше и другие ток-шоу.

Перестал смотреть и «Постскриптум» Алексея Пушкова – очень уж он стал осторожным, пресным, прилизанным и гладким, политкорректность его явно душит. От былой остроты, актуальности ничего не осталось. Да ещё и роскошную седую шевелюру свою покрасил, омолодиться решил мужчина. Всё одно к одному. Фасад… А когда-то был из лучших.

В общем, так информационные войны не выигрывают. Надо что-то менять. Точнее – кого-то из тех, что рулят информационной политикой. Пока не прозвучало прямое обвинение: саботаж.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...