06.12.2022

Раны Донбасса

«Солнце светит – полуденное, яркое, а начать писать этюд никак не получается! Не вяжется одно с другим! День такой радостный – ослепительный, солнечный, а вокруг разруха, как после Сталинградской битвы! Города практически нет, одни руины: разбомблённые и обгоревшие остовы разной высоты. Безлюдно. Лишь вдалеке – разрывы и звук канонады. Бои где-то километрах в двадцати. Так и пришлось ждать почти до заката, чтобы начать рисовать. Ближе к вечеру и солнечные лучи приглушённее, и состояние природы более соответствует трагизму происходящего», – с этого начал свой рассказ о поездке в Северодонецк Дмитрий Слепушкин, заслуженный художник России, член-корреспондент Российской академии художеств.

Дорога на Северодонецк. Этюд. Холст на картоне, масло

Отпуска, когда можно будет отправиться на пленэр, Дмитрий ждал уже давно. Творческая поездка на осень 2022 года была задумана ещё летом, и маршрут определён ясно и однозначно: Донбасс! Исторический живописец, автор картины «Молебен перед боем» – полотна о кануне Бородинской битвы, а также множества работ, посвящённых героическим страницам русской истории, Дмитрий не мог не отправиться туда, где решается судьба сегодняшней России.

Прошли бои. Этюд. Холст на картоне, масло

Д.С.: «Сразу понял, что поехать как обычно на Южный берег Крыма и писать там благостные пейзажи или натюрморты, в то время,когда наши ребята сражаются, просто не могу! Поэтому быстро собрался, чтобы не волновать семью, сказал, что еду на этюды в Чувашию и сел на автобус, отправляющийся в Луганск. Решил всё увидеть своими глазами. Для художника это особенно важно! Одно дело, когда пишешь картину по 1812 году или, скажем, по петровским временам, тогда ориентируешься в основном на исторические очерки. Это помогает представить, как всё могло тогда происходить. Однако при этом нет самого главного для художника – зрительных и звуковых образов! А ведь именно они, наслаиваясь, и составляются в общую картину, которая потом на холсте уже претворяется в художественный образ!»

Партизанская, 33, Северодонецк. Этюд. Холст на картоне, масло

Пригород Северодонецка – первое неизгладимое впечатление! Уже на подъезде к городу – следы тяжелейших боёв. Подбитая и сгоревшая бронетехника, брошенная, подчас перевёрнутая. Искорёженные и простреленные, в десятках сквозных отверстий легковушки, с раскиданными вещами людей… Повсюду воронки неимоверных размеров. И все дороги, – то, что от них осталось, словно засеяны гигантским чертополохом: виднеются его мрачные «стебли» – глубоко застрявшие в асфальте, похожие на длинные трубы, снаряды «градов». Чтобы издали можно было заметить эти чудовищные, растущие из асфальта милитаристские «букеты» и ночью на машине не налететь на них, местные жители красят их в красно-белые полосы. Поражает и сосновый лес, словно подстриженный гигантским варваром-парикмахером: десятки стволов, ровно, на одной высоте посечённых ураганом из снарядов и осколков! И апофеоз. Уже в самом городе, у высотного, полностью выгоревшего панельного дома – синие детские качели… Единственное, что чудом сохранилось после массированных обстрелов и бомбёжки.

Попавшие под обстрел. Этюд. Холст на картоне, масло

Д.С.: «Люди, которые там остались – уникальные просто! Живут подчас даже не в квартире, а в нескольких стенах, – это то, что уцелело от этажа или даже от подъезда! К этим домам подойти-то страшно – того гляди полностью обрушатся! А они живут! Готовят во дворе, на печах, что смастерили из кирпичей. Дрова заготавливать не надо: кусты, деревья, постройки деревянные, – всё перемолото буквально! Конечно, это надо видеть! Там чётко понимаешь, что пропасть отделяет наш, так сказать, цивилизованный мир от тех условий, в которых им приходится сейчас выживать! Они лишены всего: связи, воды, электричества, – да элементарно даже окон в домах! А ведь скоро холода, зима через пару месяцев! При этом общительные, открытые люди. Я стоял с этюдником, рисовал, подошла женщина в возрасте. Разговорились. «Хочу Вам дом свой показать! Пойдёмте, посмотрите, как мы живём!» Пришлось отвлечься. Идём. Весь подъезд в свастиках. «Да, – говорит, – тут у нас повсюду это, годами «укры» малевали!» Пришли в квартиру, второй этаж пятиэтажки, а там – в потолке огромная дыра! Сквозная, до самой крыши! «Спали, – говорит, – как вдруг среди ночи, пробив потолок, прилетел огромный снаряд! Упал посреди комнаты на пол… и не разорвался! Прошёл ужас, стали думать с дедом, что делать?.. Неделю так и ходили вокруг снаряда! Пока в город не вошли русские. Они его и вынесли».

На позициях. Этюд. Холст на картоне, масло

Художник сожалеет, что в поездке получилось реализовать не всё задуманное. Интересно было бы сделать зарисовки с жителей Северодонецка. Особенно выразительные, с огромной палитрой чувств и пережитых эмоций, лица этих людей, по словам Дмитрия, надолго врезаются в память!

Сейчас все эти впечатления, а по сути важные эмоциональные свидетельства стойкости несломленного за восемь лет русского Донбасса – на холстах Дмитрия Слепушкина. Этюды «Дорога на Северодонецк», «Прошли бои», «Улица Партизанская, 33», «Попавшие под обстрел», «На позициях», «Враг остановлен» – не просто мастерски написанные пейзажи, картины сегодняшних драматичных реалий Донбасса, но выраженная живописными средствами гражданская позиция автора, его глубинная и искренняя боль за судьбу русских людей.

Д. С.: «Художнику совсем не обязательно быть с автоматом в руках на передовой, чтобы прочувствовать происходящее. Когда видишь такие вещи – на стыке мира и войны, они острее даже, чем сами сражения! Жители, которые потеряли всё, остались среди руин, но при этом сохраняют оптимизм и доброжелательность, и единственное, говорят: «Слава Богу, живы! Только не оставляйте нас!», – вот им сильнее всего сочувствуешь и сопереживаешь! С таким народом, а на Донбассе сейчас, поверьте, сражаются за Россию лучшие её люди, победа наша неизбежна!»

«Раны Донбасса» – таково рабочее название цикла картин, которые написаны Дмитрием Слепушкиным в этой поездке, предпринятой им в нынешнем сентябре. Пленэр, самый незабываемый из всех! Скорее всего, ещё долго он не отпустит творческие помыслы художника, заставляя вновь и вновь, встав к мольберту в своей московской мастерской, вспоминать, как подняли там, близ Северодонецка рюмку водки за героически погибших русских танкистов. Помянули их возле того самого танка, подорвавшегося на фугасной мине и оставившего на земле свою страшную рану – распластанные на десяток метров гусеничные траки…

Вспомнить и зафиксировать эти важные страницы пишущейся сегодня и сейчас истории. Запечатлеть их! Как и положено художнику, со всей искренностью и правдивостью, образно и пронзительно… Маслом на холсте. 

Ксения ТРАЦЕВСКАЯ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...