06.12.2022

К СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ ПОБЛИЖЕ ПРИТУЛЮСЬ…

Иван Юрьевич Петровций (1945–2016) – наиболее яркий из современных русинских поэтов. Окончил школу в Ильнице. Работал грузчиком, разнорабочим, шахтёром в Краснодоне, шофёром, токарем. Служил в Советской армии в Дрездене. В 1973 году окончил французское отделение факультета иностранных языков Ужгородского университета. Работал учителем в родном селе, затем – журналистом. Поэт обогатил русинскую литературу не только ярким собственным творчеством, без которого она теперь уже непредставима, но и блестящими переводами Бодлера, Франка, Пушкина, Лермонтова, Пётефи, Верлена, Гюго, Аполлинера, Костолани.

«Один из выдающихся русинских литераторов, творец современного русинского языка, – так было написано о нём в одном из выпусков альманаха «Карпатская Русь». – Обращается с языком смело, вызывающе, иногда грубо, пробуя на излом, но ни в коем случае не небрежно. Пока учёные успевают подобрать и кодифицировать десять слов, он выдумает и опробует двадцать». За приверженность к русинскому языку и отказ писать стихи на украинском был исключен из Союза писателей Украины, что лишь прибавило ему славы. После государственного переворота 2014 года преследовался властями за инакомыслие. Его горячее, страдающее сердце не выдержало – 1 января 2016 года Ивана Петровция не стало…

СПИВАНКА О ЖИВОМ РУСИНСКОМ СЛОВЕ

Я – слепок живого русинского слова,
Господь на него подарил нам права:
От Бога бессмертного мира основа,
От Бога бессмертные наши слова!
 
Прапрадедам были всегда оберегом
Родные слова, словно звёзды во мгле.
Русинская речь – это альфа с омегой
Всего, что имеет русин на земле.
 
Кромешному мраку с русином не сладить,
Покуда он солнечных слов не зарыл…
Не дам я врагам ни стереть, ни изгадить
Ту речь, что русинам Господь подарил!
 


ДЕКАБРЬСКИЙ ВЕТЕР

Лютый ветер дикобровый
Стужею обнял дубровы,
С диким рёвом, страшным стоном,
С гиканьем промчал по кронам…
Лютый ветер многокрылый
Отнял у деревьев силы…
Лютый ветер вкруг летает – 
Снегом путь мне заметает!
Я его не укоряю,
Я дорогу проторяю!
Вот согреюсь, вот спасуся –
Рядышком уже Маруся!
Ветер – злой, а я – упорный.
Путь к моей любви – просторный!

Перевёл с русинского Иван Белокрылов



СПИВАНКА О МОЕЙ ОТЧИЗНЕ

Когда в бедняцких хатах окна гаснут,
Я за голодных деточек молюсь:
Ведь знаю, до чего сейчас несчастна
Отчизна, Подкарпатская ты Русь!

Когда лишь пришлый ввысь глядит победно,
К святой земле поближе притулюсь
И думаю: ну что ж живёшь так бедно,
Отчизна, Подкарпатская ты Русь?

Из детских уст родное слыша слово,
Я сам, как солнце, вслед за ним свечусь.
Сними же с головы венец терновый,
Отчизна, Подкарпатская ты Русь!

Душ предков опочило тут несметно,
Когда ж и я с их душами сольюсь,
Ещё ясней увижу, что бессмертна
Отчизна, Подкарпатская ты Русь!


* * *
Аз есмь народ. И я живу
Несчастно, бесшабашно.
Я тот бедняк, что ест траву
И умирает страшно.

Я счастлив лишь во время сна,
Ведь каждый день голодный...
А голь – она всегда больна
И бунтовать не годна.

Аз есмь народ. А что народ
Тем, кто обилен в слове,
Кто свой доход и свой завод
Возвёл на нашей крови?!

Болтун парламентский, как зверь,
Попрал закон зверинно.
Куда же от тебя теперь
Бежать мне, Украина?

Когда бы мог, на плечи взял 
Руси Карпатской части,
Унёс туда, где Бог бы дал
Нам хоть щепотку счастья.

За что лишён его край мой,
Зачем живёт в обмане?
К нам чужаки идут домой –
Хохлы и галичане!

Лишь уберутся как один
Паскуды эти, плача,
Свободно заживёт русин,
И будет с ним удача!


***
Как деточкам, невесть во что одетым,
Им, чей урчит от голода живот,
Любить прикажешь Украину эту,
Что по-людски жить людям не даёт?

Кто где б ни говорил, что братья ведь мы,
Но нет, русин украинцу не брат,
Покуда Украина с видом ведьмы
Горазда кровь пить голых русинчат.

Цветочек мой ты! Дитятко русина!
У сердца спрячь! Навеки затверди:
Пока в когтях нас держит Украина,
Нет у русина счастья впереди!


РУСИНСКИЕ ШТЫРИ

Петлю сосед закрепил на жердине
И удавиться мигом успел.
Солнечный день был на Украине,
Славно в эфире Попович пропел.

Старого деда сволочь избила –
Он с голодухи хлеба украл.
На Украине солнце светило,
Киев в парламенте голосовал.

Тайно ребёнка родившая Аля
Жизнь отняла его в тот же момент.
На Украине был день фестиваля
И открывал его сам президент.

Брат убил брата – напились как свиньи! -
Ведь без работы – осудит кто их?
День Незалежности был в Украине –
Некий поэт написал о том стих.

Муж покидает жену и детину,
Чтоб хоть чуть-чуть заработать грошей.
Бог бы такую побил Украину!
Бог не побил? 
             Ты, русин, тогда бей!


ЗАРАТУСТРА

– Час придёт, и станет пусто
В храме тела и души, 
Этой фразой Зарастустра
Меня страшно рассмешил.

Сплёл слова, как шерсти волны,
И ему ответил так:
– Если прежде были полны,
Кто ж от века был бедняк?

До сих пор в русинах пусто.
Что ответишь, Заратустра?


***
Полночь. Сад. И мелькают меж хижин
Тени тайно очевидных в окне,
Звёзды, будто бы ягоды, нижут
И несут ожерельями мне.

Донизали все звёздочки дружно
И скребут, как по жести, хрустят.
Видно, им темноту только нужно,
Звёздный свет они знать не хотят.

Дрожь ребячья берёт и поныне:
Одеяло, ладонь у щеки,
Звёзды, будто из глаз при ангине,
Сребророги, жарки, высоки...



СПИВАНКА О БЕССМЕРТИИ

Даром ничто не даётся:
Платишь за всё через край.
Долю, что кармой зовётся,
Хочешь ли, нет – принимай!

Сути проникся я солью,
Главное уразумев:
Тело взрывается болью,
Сердце ввергается в гнев. 

И презираю я сверки –
Что задолжал, в каком дне.
Боль себе плавает сверху,
Гнев колобродит на дне.

Пламя под пеплом не скроем,
Правду не вытравит ложь.
Годен коль – ходишь героем,
Нет – значит, трусом живёшь.

Жизнь пронеслась час за часом
И не воротишь её.
Нету от смерти нам спасу.
Ну, а бессмертье? – Враньё... 


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Тьма лет с горы скатилась...
Видно не так живу...
«Если жизнь не сложилась,
Снова начни наяву», –

Чтобы потрафить тем им,
Кто мне дал тот совет,
Я погрузился в темень
Радостно прожитых лет.

Как мне начать всё прямо,
С кем и с какого дня?
Мимо проходит мама –
Не узнает меня.

Папа проходит мимо,
Брат – ни слова в ответ...
Будто бы я незримо
К ним заглянул на свет.

Мне б рассмотреть скорее,
Что шьёт сестры рука,
Где её шрам на шее?
Нету его пока!

Четверо деток – ну же! –
Первенца хоть бы ждет?
Бита была ли мужем
Или уже не бьёт?

Мамы и папы старше,
Как им скажу сейчас:
– Помню поминки ваши –
Рано схоронят вас...

Сын ваш в летах бывалых,
В прошлом искал, как клад,
Новое я начало,
Но повернул назад,

Не наделённый властью
Вырастить дуб из пня...
Толку стремиться к счастью,
Что обошло меня!..


БУДУ МОНАХОМ

Пофинтил, пофраерил, покуролесил,
Скольких девушек лишил не только сна,
Сколько в драках оплеух врагам навесил
И на свадьбах чарок выпил я до дна!

Нагулялся так ещё по свету кто бы,
Исходил и поперёк его, и вширь!
Отказавшись от гордыни и от злобы
Под конец уйти надумал в монастырь.

У старейшего приму монаха постриг,
Рясу чёрную наденут на меня.
И не скажут, что питаюсь я не постно,
Ведь не буду есть скоромного ни дня!

Стану в келье на молитву на колени,
Буду в хоре петь Всевышнему хвалу
И трудиться день-деньской, не зная лени,
Не склоняясь даже мысленно ко злу.

Я – монах, что для меня немало значит:
Пусть иссохнет плоть, как будто не была,
Что при виде баб позорно карандачит:
От неё и так довольно в мире зла!

И когда благословят меня, зануду,
Покаянье принимать у грешниц злых.
С лёгким сердцем отпускать грехи им буду –
Я и сам в недавнем прошлом из таких.

Намонашествую я, намонахую,
Приобщаясь к монастырскому труду!..
Но как только послабление почую, 
Выпью палинки и к девкам я пойду!


СПИВАНКА МАЙСКИХ ДНЕЙ

Зорюет заревом заря,
Маюет майский май,
У звёздного у звездаря
Хлопот хоть отбавляй!

Нет ничего в ночной ночи,
Чтоб запылать огню,
Чтоб в небе расплести лучи
И разгореться дню.

День не один, а много дней.
Ну, что за дни стоят!
Как кровь вскипает, всё сильней
Цветёт-щебечет сад.

Чего ж ты ждёшь? – Не выжидай!
Не станет синь синей.
Люби её, ведь больше – знай! –
Таких не будет дней.


РАСКРЫТИЕ НЕБЕС

Лиловой буре над зелёным садом
Распрячь пришлось из золота ветра.
Фигуры туч плывут овечьим стадом
В бурлящем ритме с самого утра.

Мутузит дождь цветов намокших метки, 
Во влажной мгле былинок череду,
И лепестками осыпают ветки
Всё, будто поцелуями, в саду.

Тут зелено, а там еще лилово,
Здесь белизна, там влага позолот.
Гром стихнет, и не говоря ни слова,
Дрожащий ирис свой разинет рот.

Всё это видят наши ясны очи,
Все эти звуки наш вбирает слух:
Надземная краса всем нам пророчит
Раскрытие небес, где веет Божий дух.


***
Засливели сливы, и дички дичатся,
Небо на рассвете расцвело как мак,
Мёрзнущие звёзды желтизной сочатся,
Хижины укутал склизлый мрак-мокляк.

Ты ещё не знаешь, что такое осень,
В сердцевине лета жившая, внутри.
Теплоты у солнца больше не попросишь,
А мою захочешь – сразу всю бери!


***
В октябре – в осенней середине
Разлилось последнее тепло.
Выдул ветер тени туч из сини,
И блаженство с неба потекло.

Ленточки лучей вплело осокам
В солнцем позлащённую траву.
Чувства зрелой нежности потоком
Полились свободно наяву.

Чую я, что всё во мне дозрело,
Что полезным сделался мой труд.
Смело взялся б за любое дело,
Смело людям отдал бы на суд.

Прежнего, кем раньше был, хоть тресни,
Больше нету: лодырь стал – трударь.
Осени плоды – вот эти песни,
Оттого звенит в них звонко ярь!

В октябре дошел до середины,
До конца декабрь пройду, сполна,
И стихи, как золотые вина,
На удачу я допью до дна.


***
В небе тучка как овечка,
Месяц будто глаз.
Где же ты, моё сердечко,
Где же ты сейчас?!..

Слышишь звук русинской песни,
Что звезде мила?
Я весь день тебя, хоть тресни,
Ждал, а ты не шла.

Не сумев к тебе прибиться,
Как в былом, под кров,
В звёздный хор хочу я влиться, 
Но не знаю слов,

Что тебе бы рассказали,
Как душа болит.
Птицы в небе задремали,
Пара к паре спит.

Я не сплю у смерти в пасти
На закате дня.
Лишь в твоей, родная, власти
Оживить меня!


К СВОБОДЕ

Я смерти не боюсь… Мне на погосте
Готова яма, точит смерть косу,
Но напрошусь в том случае к ней в гости,
Коль пользы словом уж не принесу. 

Не знал я счастья… Но была свобода!
И всю её, которой лишь и жив,
Отдать готов для своего народа,
Хоть шаг ему к свободе проложив. 


***
Я жил. Я счастье знал, семью
Теперь не знаю.
Я пил. Теперь уже не пью –
Страдаю.

Где мать с отцом и вся родня,
Сестра и братья?
Кто всех их отнял у меня,
Разъял объятья?

И где теперь моя жена? 
Пять лет лежала –
Так тяжело была больна...
Теперь не стало...

«Эй, жизнь, так в чём же твой секрет?» –
Никто не спросит.
Смерть ходит, лыбясь как скелет,
И близких косит...

И кто же о конце моём
Напишет строчку?
Ты любишь... Я люблю... На всём
Смерть ставит точку.

Бог много в жизни мне давал
Тепла и крова.
Но кто всё это записал?
Никто – ни слова...


* * *
Я вспоминаю дни иные:
Как в нашем доме за столом
Сидели вместе все родные,
Кому не тесно в том былом.

Сестёр и братьев мир творился
В тепле счастливой той поры,
И материнский голос лился,
Как золотой поток с горы.

Мы ели-пили, щебетали,
Дразня, смеялись надо всем,
Потом из-за стола вставали,
Потом… так что там шло за чем?
 
О, как спешили друг за другом
Дни нашей солнечной весны!..
Но время похоронным звуком
Тревожило цветные сны…

Где мать с отцом? В гробу сосновом…
Где братья, сёстры? Все в раю…
У дома, к ним уйти готовым,
Один как перст теперь стою…

 
ВСТРЕЧА С ВАЛЕНТИНОЙ

Тебя я видел не во сне –
Я это знаю.
Вот только, что сказала мне,
Не понимаю.

На Кальварии, на горе
Твоя могила.
А ты со мной тут, во дворе,
Поговорила.
 
С потери болью жить в борьбе
Терпенья нету.
Я вспоминаю о тебе,
А обо мне ты?

В движенье ль жизнь? Её запал
В любви потребе.
Тебя я в землю закопал,
А ты – на небе?!

Коль есть там рай, то ты в раю!
Я это знаю,
Ведь в пекле сам в родном краю
Я пребываю.

Жить бы да жить в любви своей
На белом свете.
Тебя похитил смерти змей,
Остались дети.

За ними, как могу, смотрю,
Сам из железа:
То штопаю, то суп варю –
Из кожи лезу.

Тебя укрыл землёй, травой –
Кто мной займётся?
И над моей ведь головой
Уж ворон вьётся.


* * *
Я верю, что вот-вот умру.
Кто долго жили –
Те, как деревья на ветру,
Скрипели-гнили.

Я верю, смерть придёт за мной
Инфарктом, гриппом,
И оглашу я мир живой
Последним хрипом.

А дальше – дверь в небытиё,
Шаги сквозь тучи.
Как мне ни нравилось житьё,
А смерть-то лучше!


Перевела Ирина Ковалёва

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...