06.12.2022

МАСКИ (фантастический рассказ)

На этот раз пятницы Колька ждал, как никогда в жизни. И вовсе не от того, что на пару дней мог забыть об опостылевшей работе системного администратора. В офисе он был обычной серой мышью, на которую никто не взглянет, даже если она заговорит, а в эту пятницу  мог стать совершенно другим человеком. Правда, всего лишь на одну ночь. Чары будут действовать двенадцать часов. Если активировать их под вечер, они продержатся гораздо дольше полуночи, но утром, всё равно, исчезнут. Надо успеть ими воспользоваться.

У него дрожали руки от предвкушения того, как он сменит вечером свою внешность. Денег ему хватило лишь на одноразовую лицензию. Колька так хотел себе новое лицо, что готов был скачать пиратский продукт. Пусть он и окажется с вирусами. Риск этого стоил. Колька так и поступил бы, не встреть он во дворе одного из своих школьных приятелей. Его лицо густыми слоями покрывал тональный крем, но всё равно он не сглаживал шероховатость кожи, изъеденной язвами. Колька и спрашивать не стал отчего так случилось. Понятно, что приятель подхватил вирус от пиратской программы. Вот позор-то. Вирус подхватил! Теперь лечиться замучаешься. Приставучие это штуки. Похуже, чем всякие заболевания, широко распространённые в те времена, когда не было ни антибиотиков, ни средств контрацепции.

Коробку с лицензионной программой доставил на работу курьер во время обеденного перерыва. Колька с ним встретился не в столовой или возле проходной, а в ближайшем магазине, чтобы никто из коллег не догадался, на что же он потратил деньги, накопленные за полгода работы. Коробку Колька замотал бумагой и бросил в пластиковый пакет, чтобы она выглядела, как обычная покупка. 

Едва дождавшись окончания смены, Колька помчался домой – в маленькую съёмную комнатёнку в Новой Москве, в пяти минутах ходьбы от офиса. Вся его жизнь ограничивалась этим районом.

Голографии и виртуальные проекции делали его пристанище гораздо уютнее, и на какое-то время можно было представить, что находишься на побережье океана, или в космическом корабле, а не в спальном районе, где в домах людей столько же, сколько рыбы в консервной банке. Муниципальные власти как-то выдвигали проект по созданию виртуального образа всего района, но то ли денег не хватило на его осуществление, то ли они исчезли из бюджета раньше, чем дошло дело до реализации проекта. В общем, всё осталось по-прежнему: скучно и убого.

Обычно Колька, возвращаясь после работы, набрасывался на тюбики с питательными смесями, но сейчас есть ему совсем не хотелось. Дрожащими руками он распечатал коробку, достал флешку с программой, повертел её в пальцах, запихнул в компьютер, но пока не активировал.

Он терпел, и новую внешность примерять не спешил. У него будет ведь всего половина суток после того, как он запустит программу. Некоторые могли позволить себе лицензию даже на месяц. Но Колька считал, что это напрасная трата денег. Какой смысл спать с изменённой внешностью, даже если ночь проводишь не в одиночестве?

Нюанс ещё состоял в том, что программа изменяла только голову, не затрагивая фигуру, поэтому образ надо было подобрать так, чтобы лицо соответствовало всему остальному. Будет смешно, если коротышка-пузан купит лицензию на внешность модели. Грака Гракова, например, – звезды виртуальных постановок и разбивателя женских сердец. Никого этим не проведёшь. Все и так догадываются, встречая в клубе какую-нибудь знаменитость, что, скорее всего, это не она самолично, а кто-то, кто воспользовался её копией. Но люди любят себя обманывать.

Колька смотрел на часы. Сердце бешено билось. Он никак не мог успокоиться. Чтобы немного отвлечься, он пошёл к холодильнику, взял там первый попавшийся тюбик и выдавил его содержимое себе в рот. Вкуса он не почувствовал.

Наконец, ему показалось, что пора меняться. Он сел в кресло, надвинул на голову глухой шлем, закрывающий всё лицо, как у гонщика. Компьютер проанализировал данные, программа начала рисовать вместо Колькиного лица – то, которое он купил на двенадцать часов.

Процесс был почти как при съёмках старых фильмов, система подхваченного движения, когда на лице и теле актёра устанавливали датчики, а потом, исходя из их показателей, человека превращали в кого угодно. Появляться с лицом какого-нибудь монстра разрешалось только в закрытых клубах, где собиралась соответствующая публика. Кольку это совсем не привлекало. 

Когда программа закончила рисовать ему новое лицо, он убрал шлем, потрогал ладонями щёки. Но на ощупь он не мог определить – произошли какие-то изменения, или всё осталось, как и раньше. Встав с кресла, он побрёл в коридор, где висело на стенке шкафа громадное зеркало от пола до потолка. Колька подошёл к нему с закрытыми глазами и несколько секунд не решался открыть их.

– Есть! – не смог он сдержать радостный вопль, увидев своё отражение.

Быстро натянув джинсы, майку и спортивные тапки, Колька выбежал на улицу. Он кожей своей чувствовал, как утекает время, как его становится всё меньше и меньше.

За пределы района Колька не выбирался года два. Зачем, если всё необходимое для жизни есть в радиусе километра? Общался в виртуальной реальности. Там же находил партнёров для виртуального секса. Откуда они были – он не знал. Чтобы внушить себе, что жизнь твоя интересна и насыщена – этого достаточно. Теперь появился повод немного прогуляться.

Не рвануть ли в самое сердце – туда, где Кремль и прочие достопримечательности? Но там слишком много людей. Встретишь ещё тех, кто купил на эту ночь такую же лицензию, – всё настроение себе испортишь, поймёшь, что никакой ты не исключительный, пусть даже на одну ночь, а таких как ты, и даже лучше, – тысячи, если не миллионы. А в Клубах на границе Кольцевой дороги больше шансов не повстречать своих двойников.

Пневмопоезд был самым доступным транспортом – быстрее и удобнее, чем такси, и гораздо дешевле. В вагоне на Кольку косились. Он не привык ещё к такому вниманию, и поначалу засмущался, встал в самый угол вагона, так чтобы не сильно бросаться в глаза, и рассматривал пассажиров. Трубы пронизывали Москву насквозь. За ночь Колька мог проехать город из конца в конец по многим направлениям. Но все эти старые и новые строения: стеклянные, каменные, бетонные, стальные, пластиковые, пусть и подсвеченные огнями, разрисованные движущимися, как мультфильмы, граффити, всё равно, гораздо беднее виртуальной реальности. Они ему были не интересны. Люди обычно сидят в своих комнатах и никуда не выходят, потому что там есть громадный мир, гораздо богаче реального.

Но Колька должен сегодня осуществить свою мечту. Может, придётся колесить по городу. Чёрт его знает. Успеет ли за двенадцать часов? Не двенадцать. Уже меньше. 

Какая-то девушка, оторвавшись от гаджета, встретилась с ним взглядом и улыбнулась. Колькино сердце заколотилось сильнее. Будь у него сейчас настоящая внешность, он обязательно набрался храб­рости, чтобы с ней заговорить. Но девушка улыбнулась не ему, наверное, поняла, что это, всего лишь, копия. Хотя отчего бы настоящему обладателю этой внешности, не разъезжать вечерами на пневмопоезде? Может, он так развлекается и снимает стресс? Никто же не будет к нему приставать с вопросами: «вы копия, или настоящий?»

На улице стемнело. На вершинах фонарных столбов танцевали огни. Иногда они выстреливали в небеса голографическими проекциями, и тогда в темноте среди мерцающих звёзд появлялись движущиеся картинки и реклама известных брендов. В воздухе распылили аромат разных вкусностей. Он должен был пробудить от сна желудки прохожих и заставить их забежать в первый же попавшийся по дороге ресторан. Хорошо, что Колька поел перед выходом из дома.

Ко входу в «Золотую милю» тянулась цепочка желающих попасть внутрь. Состав был не хуже, чем на открытии популярного фестиваля. Колька пристроился с краешка. Вообще-то он должен был не придти сюда, а приехать на дорогущей машине, в которую встроена функция «подмигивания» симпатичным девушкам. Но надо много экономить или в долг продаться до самой смерти какому-нибудь банку, чтобы купить лицензию на модель известного концерна и отпечатать её на 3D-принтере.

Охранник рассматривал очередного гостя, потом взмахивал рукой, в которой была волшебная светящаяся палочка и тогда входная мембрана открывалась, гостю разрешалось проникнуть в клуб, а улицу окатывало волнами ритмичной музыки, запахами моря и сладостями. Впрочем, иногда охранник отказывал гостю, и тому ничего не оставалось, как уйти прочь.  

– О, у нас ещё нет Вая Кротова! – приветливо сказал он, посмотрев на Кольку. – Заходи!

Колька прошмыгнул сквозь входную мембрану. Позади он услышал, как охранник закричал:

– А вот тебя я не пущу! Такой уже есть один! Да вы что, с ума, что ль, все посходили? Да ты уже четвёртый Дальгрен, который в клуб этим вечером попасть хочет. Раньше надо было приходить. Первым бы пришёл, я б тебя пустил. А вот сейчас не могу. Ну, представь, тебе-то самому приятно будет, если кроме тебя в клубе ещё один Дальгрен будет? Иди, поищи местечко, где его нет. Но честно скажу, что копия эта популярная. Боюсь, что опоздал ты. Везде сегодня уже есть свой Дальгрен.

Обернувшись, Колька смотрел, как охранник отчитывает гостя, загораживая ему дорогу. У того был такой убитый вид, что он чуть ли не плакал. Заплачешь тут. Потратил кучу денег, а всё впустую. Но и вправду, неприятно, когда в одном и том же месте оказываются два совершенно одинаковых персонажа. Все ж знают, что они не близнецы. Как неловко бывает, когда в общественном месте на ком-то увидишь точно такую же майку или куртку, что и у тебя. Сразу тогда на ней картинку меняешь и форму, а увидеть человека с точно таким же лицом – неизмеримо хуже и неприятнее. Лицо не изменишь так же быстро, как одежду.  

– Приветствуем вас в нашем заведении! – к Кольке подошла голографическая девушка в серебристом платье. Сквозь него в мёртвом неоновом свете просвечивалась кожа, а сквозь кожу – кости. – Я могу быть вашим гидом? Куда вас проводить?

– Спасибо, я сам найду дорогу, – сказал ей Колька. Что-что, а этим вечером он хотел общаться не с виртуальными личностями, с которыми проводил всё своё свободное время, а с настоящими.

На танц-поле несколько десятков мужчин и женщин летали в воздушной трубе, как космонавты в невесомости. Они двигались в такт с, заполнившей всё пространство, музыкой. У девушек, которые пришли в платьях, шокировать публику в трубе получалось куда как лучше, чем у Монро, когда та встала над решёткой воздуховода.

Колька пошёл к барной стойке, хотел заказать какой-нибудь коктейль. Он поглядывал на танцующих, поэтому девушку, сидевшую на самом крайнем силовом поле, заметил только когда, почти подошёл к стойке. Какой-то парень пытался с ней заговорить, но девушка демонстративно отвернулась от него, и тогда Колька понял, что это Тина – его любимая певица.

 Как ему повезло, что он встретил её в первом же клубе. Не окажись здесь Тины, он, наверное, искал бы её всю ночь. Новой личностью на этот вечер он стал, по большей части, из-за того, что хотел с ней познакомиться. Тина была популярна. Он смотрел статистику продаж её копии. Сейчас, наверное, не спит сто тысяч Тин. Кротов пел с ней дуэтом одну песню. Из-за этого Колька его и выбрал, посчитав, что девушка, выбравшая Тину, неравнодушна к Кротову.

– Привет, Тина! – приветливо сказал Колька. – Рад тебя видеть.

– Привет, Вай, – сказала девушка, повернувшись к Кольке. Он некоторое время упражнялся дома, пробуя придать своему голосу ту же глубину и бархатистость, что и у Кротова. Имитировать его голос всё равно не получалось. Тина этого не заметила, или сделала вид, что не заметила, – а я-то как рада тебя видеть.  

– Прости, приятель, – сказал Колька парню, который так и не смог заинтересовать Тину. Тот смотрел на Кольку неприветливым взглядом. – Ты же разрешишь мне поболтать с моей старой подружкой?

– Да уж, подружкой, так я и поверил, – сквозь зубы процедил парень. Затевать конфликт он не стал и демонстративно отвернулся. Он ведь понимал, что этим вечером проигрывает конкуренту, потому что пришёл в клуб в своём, никому не нужном, обличии. Силовое поле он не освободил.  Колка встал рядом с Тиной и, продолжая играть свою роль, спросил: 

– Ты, как всегда будешь «гремучую смерть»?

– О, мне приятно, что ты помнишь о моих пристрастиях, – сказала Тина.

– Я помню о тебе почти всё, – сказал Колька и таинственно улыбнулся.

Самой большой ошибкой при этом было поинтересоваться – как её зовут по-настоящему. Этим вечером они – не они.

Соседнее силовое поле освободилось. Неудачнику было неприятно слушать разговор Тины и Кольки, к которому частично перешла раскованность, свойственная Кротову. Диалог ему давался на удивление легко. Нельзя сказать, что он стеснялся общаться с девушками, но сейчас слова сами рождались невесть откуда и слетали с языка очень вовремя. Тина, то и дело, смеялась над его шутками. Он вообще ничего вокруг себя не воспринимал, кроме своей собеседницы, а Тина тоже полностью отдалась беседе с ним. Они говорили, используя речевые фильтры, и музыка, от которой содрогался зал, вибрировали стены и барная стойка, звучала отдалённо и приглушённо, совсем не мешая им. 

– Что мы тут вообще делаем? – спросила Тина. В глазах у неё была какая-то искрящаяся бесовинка. – Поехали к тебе!

– Точно, поехали! – Колька хлопнул себя по лбу. Он не решался сам предложить это Тине, хотя давным-давно об этом думал.

 Целоваться они начали ещё в такси. Двигалось оно на автопилоте, так что проявление их бурных эмоций никого не смущало. Окажись в машине водитель, они всё равно вряд ли удержались. Они и сексом бы здесь занялись, но вот это правилами строго-настрого запрещалось. Начнись такое, диспетчер их тут же одёрнет, а если пассажиры не остановятся – ещё и полицейского натравит. 

Когда его пальцы прикасались к волосам или коже Тины, он видел, что они начинают чуть мерцать. Это её программа не справлялась с помехами. Как бы она вовсе не отключилась на миг-другой. Лучше глаз вовсе не открывать.

На всякий случай перед началом поездки Колька всё-таки попросил навигатор затянуть все окна темнотой со звёздами. Так Тина не видела, куда они едут. В том районе, где обитал Колька, просто не мог жить Вай Кротов. К тому же, у настоящего Кротова есть частный орбитоплан, на котором за пару часов можно долететь до островов, заброшенных в Тихом океане. Там всё настоящее. Там везде глушилки, убивающие виртуальную реальность. Страшное место. Там все становятся самими собой. Быть самим собой – очень дорого. 

Колька подумал, что какой-нибудь маньяк может вот так же, как он сегодня, примерив на себе новую личность, похищать девушек. Никто ведь потом не сможет сказать, с кем они на самом деле уходили. 

Подъехав к дому, Колька надел на Тину виртуальные очки, и только после этого они вышли. Выглядело всё это романтично, но цель была лишь в том, чтобы создать иллюзию, что они не на дне глубокого каньона из многоэтажных домов Новой Москвы. Они действительно оказались в совершенно другом месте. Виртуальная реальность не даёт тебе забыть – кто ты есть на самом деле, но зато даёт возможность обмануть на какое-то время других.

Колька думал, что Тина останется у него до утра. Но вместе они встретили только рассвет. Летом он приходит совсем рано. После Тина сказала, что ей надо уходить. Колька почувствовал тоску и боль от того, что всё так быстро закончилось. Ему стало грустно. Но он ведь не думал, что эта встреча будет длиться вечно. Через несколько часов у него истечёт срок лицензии, а новую он не скоро сможет себе позволить.

Упросить Тину остаться подольше он даже не пытался. У него ещё было несколько часов в запасе, но он догадался, что у Тины этих часов нет. Её лицензия, наверное, была совсем короткой, шестичасовой, и если он попробует её задержать, то лишь увидит, как она выглядит на самом деле, а Колька хотел, чтобы в его памяти она осталась только Тиной. 

Он вызвал такси и проводил Тину до машины. Чтобы наваждение не разрушилось до самого конца, пока ещё не истекло действие их лицензий, он вновь надел на неё виртуальные очки и снял их только в салоне, когда окна заволокла космическая темнота.

– Прощай, Вай, – сказала Тина, нежно поцеловав Кольку в губы, – мне было хорошо с тобой.

– Прощай, Тина, – сказал Колька. – Я буду помнить о тебе.

Смысла меняться координатами не было. Он знал, что никогда больше не встретится с этой девушкой, а если и встретится – не узнает её, а она не узнает его. Колька выбрался на улицу. Прохладный утренний ветерок омывал лицо. Во дворе было безлюдно, только роботы-поводыри выгуливали собак, пока их хозяева спали. Дождавшись, когда такси с Тиной скрылось за углом дома, Колька пошёл в свою пустую квартиру.

Александр МАРКОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...