06.12.2022

Плевок в вечность (ч.3)

Окончание. Начало в № 39

Из всех искусств важнейшее… бабло

Многие, наверное, обратили внимание на то, что в лихую для нашей страны годину большое количество деятелей культуры и особенно кино перманентно выступают против родной страны и её правительства – на стороне врага. Так было во время чеченских военных кампаний, в период конфликта Грузии и Южной Осетии, а теперь – по ходу военной спецоперации на Украине. Почему так? Думаю, в немалой степени это продиктовано и меркантильными интересами.

Есть в интернете потрясающее письмо актёра Александра Пескова Президенту Владимиру Путину. Оно короткое, мощное и суть его в том, что артист не выдержал ордынского хамства российских продюсеров и режиссёров и обратился к главе государства, чтоб тот навёл порядок в сфере кино. Это было пару лет назад. Схема, согласно А. Пескову, такая: на Украине созданы фирмы, куда закачиваются российские бюджетные (считай, народные) деньги, и на эти деньги Украина для России снимает кино про наши русские мерзости – про власть криминала, бандитов и ментов, жестоких и подлых НКВДэшников и КГБэшников, про всякую пьянь-рвань и т.д.

В кинопроекты приглашали и российских актёров, но на украинской границе обязательно нужно было осудить Россию за оккупацию Крыма, признаться, что лично в Крыму после 2014 года не был (без санкции погранслужбы «незалежной»), и прочие унизительные процедуры.

Многие помнят, наверное, как ничтожно выглядела российская актриса по кличке Глюкоза во время такого допроса. Вроде и Крым признала украинским, и на колени в покаянии, наверное, встала бы, если б потребовал укро-пограничник, но в страну свою он всё равно Глюкозу не пустил – посмеялся и всё. А ей так хотелось в Киев! Фу… Слава богу, не все наши актёры такие, как Глюкоза.

В последние годы одним из крупнейших производителей сериалов для российского ТВ стала украинская компания Film.ua, там делали в 2021 году 35 сериалов для российского ТВ продолжительностью более 500 часов. Российские зрители видели в эфире 1-го канала снятые украинцами (за русские деньги) сериалы «Гречанка», «Избранница», «Нюхач». На «России 1» шли «Нити судьбы» и «Чужая жизнь». На «5-м канале» – детектив «Майор и магия». На «Домашнем» – «Женский доктор». А ещё Film.ua делал передачу «Школа доктора Комаровского». Об этом сообщил телеканал РБК.

Да и вообще украинские компании к 2021 году стали ведущими на российском ТВ. Притом, что на самой Украине продукция российских производителей (сделанная после 2014 года) запрещена. «Орёл и решка», «Папа попал», «Я стесняюсь своего тела», «Ревизорро» и т.п. сняты или придуманы украинцами. А платят за них россияне, в том числе прямо или косвенно – из госбюджета. Можно сказать, что медийная сфера Украины расцвела именно благодаря русским деньгам.

По этому поводу канал РБК однажды процитировал гендиректора «Всемирных русских студий» Юрия Сапронова: «Украинские продюсеры умеют делать рейтинговый продукт и предлагают его по более конкурентной цене, чем российские производители. Только экономика и никакой политики».

Странная позиция у Сапронова. То есть Украина «политики» не стесняется и запретила всё русское у себя в телевизоре и в кинотеатрах. А для нас важнее, чтоб «дёшево и сердито». Во-вторых, гигантские деньги (а они гигантские), которые Россия вкачивает в медийную сферу Украины, это однозначно политика.

О каких суммах идёт речь, никто ничего, конечно, не скажет – коммерческая тайна. Но можно приблизительно догадаться, исходя из стоимости одного съёмочного дня артиста – от 20 до 300 тысяч рублей. У некоторых больше. А вообще бюджет одной серии сериала был приблизительно 300–400 тысяч рублей. По сведениям РБК, например, в 2015 году Film.ua сняла для России 450 часов сериалов. Умножаем, и выходит до 180 млн рублей. Не хило. Вот такие деньги уходят на Украину только в одну компанию и только за сериалы.

Кстати, по подсчётам РБК ровно 32% украинских фильмов – про русский криминал. Треть! И уже упомянутый Сапронов будет говорить, что тут нет никакой политики!?

В интервью «Снобу» Юлианна Слащёва (в ту пору гендиректор «СТС-Медиа») призналась, что отказ Украины от российской телепродукции лишил компанию доходов примерно в 15 млн долларов. Тут тоже нет политики?..

Короче говоря, деньги, выделяемые российским правительством на развитие отечественного кино, перекачивались нашими кинодельцами в «стан врага», чтобы укрепить его материально-техническую базу и «мочить руссню» более масштабно и эффективно, на русские же «бабки».

Вообще-то, что касается денег, воруют в нашей театрально-киношной сфере давно и бесстыдно. Вернее, выскажусь осторожнее, поскольку суды наши непредсказуемы. Как-то «неправильно» распоряжаются деньгами, которые выделяет государство на поддержание нашего (с позволения сказать) искусства. То у Константина Райкина непонятно куда и как тратятся сотни миллионов рублей, то у Кирилла Серебренникова (моего земляка по Ростову-на-Дону) 600 миллионов бесследно растворились в пространстве … Чудеса, да и только.

Лично у меня ощущение, что в медийной сфере воруют не меньше, чем иные нечистые на руку губернаторы со товарищи – типа Хорошавина с Сахалина или Гайзера из Коми.

Помню, был я под Таганрогом на реконструкции одного из советско-немецких сражений. Внизу, в долине, разгоралась «война», а я присел на склоне холма и оказался соседом молодой женщины с ребёнком. Оказалось, жена одного из участников боя.

По ходу сражения она рассказала, как дорого обходится изготовление красноармейской формы и снаряжения (желательно – реставрация подлинных вещей), какие сложности с оружием и т.д. Узнал я и о том, что в Ростовской области очень много реконструкторов, и они хорошо экипированы. К тому же здесь, на юге страны, много восстановленной техники времён войны – и немецкой, и советской. Это стало привлекать в регион киногруппы из Москвы для съёмок фронтовых эпизодов. Достаточно сказать, что множество моментов тут снял Никита Михалков для своего «Предстояния» (или «Утомлённых солнцем – 2»).

Вот и муж моей собеседницы был приглашён в одну из картин. «Мы думали, гонорар получим, как-то закроем бреши в семейном бюджете, да и в кино мелькнуть хотелось. Потом бы родственникам и друзьям похвастались, детям гордость…Увы, режиссёры и их начальники деньги разворовали. Ни гонораров, ни кина», – вздохнула женщина. «Ага, – подумал я, – значит, приходит потихоньку к народу понимание, что в киношных кругах воруют точно так же, как в критикуемых (киношниками же) властных структурах».

Но не в этом фишка. Ну, есть воры в кинематографе и в театрах. Эка невидаль. Кого-то, как говорится, бес попутал, кто-то потратил на непрофильные нужды… Однако подлость наших деятелей культуры в том, что они, будучи схваченными за руку при махинациях, начинают проблему политизировать. Это у них любимая схема защиты. Дескать, власть вмешивается в творческие дела (!), возвращение политцензуры (!), реставрация сталинизма (!)…

Ну, о сталинизме в области культуры (честно признаюсь) можно только мечтать. Потому что до сих пор с удовольствием смотрю «сталинские» фильмы «Весёлые ребята», «Волга-Волга», «Небесный тихоход», «Два бойца», «Сердца четырёх», «Девушка с характером» и т.д. Там только одни песни чего стоят!

Как говорила мне, раненному в Грозном, женщина-военврач в полевом госпитале, советские фильмы нужно постоянно крутить бойцам в палатах – от них раны быстрее затягиваются.

Увы, в этом смысле кино-сталинизм для наших кино-бездарей уже недостижим.

А что касается странного обращения с бюджетными деньгами (в том числе скромными лично моими налогами), то без сталинских методов тут порядка не добиться. Особенно в деле перекачки денег из России на Украину. Я всё же надеюсь, что эта перекачка закончилась после начала военной спецоперации. Или нет?..

Неудивительно, что простому народу приходится на своё народное кино (в отличие от ордынского) скидываться так, как нынче скидываются люди на лекарства и операции больным детям. Помните, как всем миром скидывались Евгению Матвееву на продолжение «Любить по-русски»? Ещё свежо в памяти, как собирали скромные рубли для съёмок «28 панфиловцев». А «печенеги» из российской кино-тусовки, захлёбываясь от злобы, подняли вой: якобы подвиг панфиловцев – миф, не было никакого геройства, а значит, и «народный» фильм о них – враньё… В общем, обычные русские (вернее, антирусские) мерзости.

Ничего. Мы перетерпим. Если нужно будет, ещё скинемся. Хотя лучше всё-таки этим смирновым – учителям – чухраям – сокуровым вообще из госбюджета ничего не давать. И без них есть куда тратить.

А уж тем более, нечего Кремлю давать нашим деятелям театра и кино ордена и звания «народных». Они давно ничего общего с народом не имеют. Народные, то есть те, кто зрителя уважал, умерли. Например, Владимир Меньшов, Станислав Говорухин, тот же Гайдай… Большинство из тех, кто остался, зрителя глубоко презирают. Яркий пример – Александр Сокуров.

Кстати, потрясающий материал о нём разместил на своей станице в Дзене известный журналист Евгений Додолев: комментарий Ирины Павловой – художественного руководителя российских программ Московского международного кинофестиваля – в ответ на интервью Сокурова «Новой газете». Как говорили пацаны в нашем посёлке – Павлова по стенке размазала Сокурова. Прочитайте – не пожалеете!

Что касается презрения к массовому зрителю, то началось это ещё с Андрея Тарковского. Власть разрешила ему поплёвывать на зрителя, он в некоторых своих фильмах и поплёвывал. Ну, раз ему можно, подумали российские режиссёры, то почему мне нельзя. И пошло-поехало. И поскольку народ это наплевательство смотреть не стал, была придумана формула «Кино не для всех».

Хорошо, подумал я, но раз оно не для всех, то почему на «всехные» (по выражению девочки из книги Чуковского) деньги, в том числе на мои (налоги)?

А может, нам тоже на этих киношников из российского «бо-бо» наплевать? И всеми способами лишить их наших денег и уважения.

Сердитый кинозритель,

Сергей ТЮТЮННИК

2 комментария к «Плевок в вечность (ч.3)»

  1. Пришельцы книжек не читали,
    Что на земле понаписали,
    Но нас при этом превзошли,
    К нам на тарелке прилетали,
    И кто-то видел их в пыли.
    Наверное, они примстились,
    С кем не бывает иногда…
    Как ниоткуда появились,
    Так и пропали в никуда.
    Хоть мы до них не доросли,
    Возможно, нас они спасли
    От астероида, кометы,
    Летящими, как с того света…
    Мы в нашей жизни быстротечной
    Не верим в инопланетян,
    А гуманоиды беспечно
    За нами ходят по пятам. 
    Я одного встречал в ударе,
    Балдея на Тверском бульваре.
    Мне показалось не случайно,
    Что видит он меня насквозь,
    А сам сквозит, покрытый тайной,
    И это было всё всерьёз.
    Я мог бы с ним и побрататься,
    А больше некуда деваться…
    Хотя бесплотен гуманоид,
    И делать этого не стоит.
    Я в гуманоидов не верю,
    А верю в солнце и луну,
    И это верно.
    И с этого я не сверну…

  2. Я должен быть миллиардером
    После того, что написал,
    Но остаюсь я нищим хером,
    А это всё, считай пропал.
    Я должен быть миллионером
    После всего, что наломал,
    И думаю, какого хера
    Так миллионером и не стал.
    Но, главное, миллионером
    Себя в России ощущать,
    Короче, истинным быть хером,
    Вокруг всё на хер посылать,
    Как Пушкин, Гоголь, Лермонтов,
    Без лишних слов,
    Как Путин, Трамп или Шумахер…
    Короче говоря — всё на хер.
    Живу я как миллионер,
    Короче говоря — как хер.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...