29.09.2023

Голь на выдумки хитра

Эта история связана с алкоголем, а точнее – как жить в стране, где «зеленый змий» строго запрещен и его нигде не достать. Дело было в Ливии при Каддафи. Мы прибыли на годовщину Ливийской Джамахирии, главный праздник страны с торжествами и салютом в Триполи, да таким, что от дыма петард было немозможно дышать, воздух стоял в морском городе колом, а салют продолжался несколько часов подряд с перерывами на подвоз салютных боеприпасов.

В ресторане мой оператор попросил банку пива. Я предупредил, что в Ливии алкоголь строго запрещен. К восторгу коллеги официант принес ему банку пива. Но радостное выражение лица быстро сменилось разочарованием – роскошное лагерное немецкое пиво оказалось безалкогольным.

— Как они живут здесь без всего этого, — возмутился мой оператор.

Затем мы пошли на знаменитый старинный базар Триполи – «сук», мой друг хотел купить в подарок жене сумку из крокодиловой кожи. Сумки эти ливийцы делали из шкур маленьких крокодильчиков, замочек сумки необычно помещался в голове рептилии. То, что мы купили за 50 долларов на развалах рынка, потом нашли во французских модных каталогах по цене 800 долларов. Бизнес есть бизнес.

Проходя мимо заваленных коврами и разными восточными товарами рядов я услышал следующее:

— Да ну к черту эту хрень, Машке твоей это точно не понравится, ты что – дурак?!

Не часто могут встретиться русские на далеком восточном базаре, по которому две тысячи лет назад расхаживали римские легионеры в поисках чего-то интересного. Мы подошли к группе «наших». Первым был вопрос – как вы тут без водки? Четыре рязанских технаря-энергетика, как выяснилось, уже более полугода строят какую-то электростанцию под Триполи и вопрос отсутствия алкоголя решали постепенно, по мере развития человеческой мысли, оказавшейся в неприемлемо жестких условиях.

— Покупаешь ящик безалкогольного пива, открываешь все банки и ставишь на подоконник на солнышко. Дня через три-четыре уже можно пить, в тепле пиво бродит, получается бражка. Бьет нормально, но потом голова болит, — разъяснил Володя, монтажник высоковольтных проводов. – Но это не решение проблемы…

— Так как же вы здесь более полугода живете? – спросил мой друг.

И тут мы услышали историю, достойную анналов знаменитого музея водки в измайловском торговом кремле. Передаю ее вкратце, сохранив лексику наших соотечественников.

Самогонный аппарат мы соорудили быстро, благо инструментов и трубок было навалом на станции, охладитель помимо проточной воды разместили в морозильной камере бытового холодильника. Тайную комнату для этого выделили на станции. Но вот незадача – на местных сухих дрожжах не всходила бражка, химические они какие-то, не дают эффекта. Кинули клич на родной завод – помогите с отечественными натуральными дрожжами! Ну, как тут нам не помочь? Коллеги-энергетики послали из Рязани целую спортивную сумку.

Но вот беда, в аэропорту Триполи багаж наш потеряли и сумка пролежала где-то среди чужих чемоданов три дня при 30-градусной жаре. Затем позвонили и сказали, что нашли. Мы выехали срочно в аэропорт.

Чувстую, что на нас как-то странно поглядывают строгие таможенники. Выносят нам сумку со знакомой символикой «Олимпиада-80». Но сумка раздулась и превратилась в подобие мяча.

— Что у вас там, понять не можем, мы просветили рентгеном, какие-то кубики?

— Там еда, русская еда, концентраты.

— Ну, тогда забирайте!

И тут случилось непредвиденное – поднял я сумку, а она бахнула, разошлась молния. Запах в таможенной маленькой комнатке стал как в солдатском сортире.

— Еда не может так пахнуть, все протухло, испортилось!

— Э нет, это национальная русская пища. Вы китайскую рыбу пробовали? Или шведский сюрстреминг – квашенную селедку?

Ливийцы заткнули носы и показали нам на вторую дверь из комнаты.

— Сейчас вас выведут черным ходом на улицу, чтобы никого из других пассажиров аэропорта случайно не вырвало. Идите за нашим сотрудником.

Так мы получили бесценное сырье для самогона. Гоним до сих пор, держим дрожжи в холодильнике. Пока хватает. Кончатся – попросим коллег прислать еще с Родины.

— А вас не пытались разоблачить ливийцы на электростанции? Стремно ведь… – спросил я.

— Да какое там… Мы поставили перед комнатой пару мощных изоляторов с обрезками проводов толщиной в руку, а на двери повесили большой плакат с черепом с костями «Высокое напряжение! Не входи, убьет!» Так ливийцы шарахаются от страха, проходя мимо. А мы туда воду подвели и слив, чтобы незаметно смывать остатки браги, вентиляцию промышленную. Дежурных назначаем, кто остается на аппарате, на газу, пока остальные работают. Да, и научились вкусные настойки делать на местных специях и фруктах.

На следующий день мы снимали праздник, ливийских всадников, приехавших в столицу из далеких деревень, туарегов – хозяев нефтяных вышек в пустыне. На балконе старинной крепости старого Триполи выступал с обращением к народу лидер Джамахирии Муаммар Каддафи. Он не знал, что на электростанции в затаенной комнатке, спрятанной где-то среди энергетических машин, в это время тлел газовый огонек под бидоном от молока, а из морозилки японского холодильника «Тошиба» по тонкой медной трубочке стекал в банку из-под консервированных ананасов русский первач, нарушая строгие антиалкогольные запреты исламского мира.

Алексей БОРЗЕНКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...