01.03.2024

Таинственный остров посреди Москвы

Речь не идет об Обводном канале, не про Фили и не про Строгино, где тоже немало островков. Его вообще не увидеть, если не знать истории. Народ носится у пересадочного узла близ м. «Партизанская», снует у гостиничного комплекса, гуляет возле новодельного Измайловского Кремля, бегает на лыжах в парке. А древняя старина, как ей и положено, спрятана совсем рядом, в низине, и даже с Измайловского шоссе не показывается.

   Это царская вотчина Романовых XVII века, их родовое гнездо – усадьба Измайлово. На карте она обозначена для непосвященных странно – городок им.Баумана, по названию огромной коммуны рабочих Электролампового завода, существовавшей здесь более 50 лет в прошлом веке.

   История, как всегда, очень увлекательна. Романовы получили свое влияние благодаря любимой жене царя Ивана Грозного, Анастасии Романовне, по легенде отравленной врагами. По русскому средневековому обычаю родственники царицы становились ближними боярами, да и кому еще можно было доверять в те времена?! Чтобы доказать свою преданность, брат царицы Никита Романович Захарьин-Юрьев участвует во всех военных походах, верой и правдой служит царю Ивану Васильевичу, за что получает титулы и вотчину Измайлово, а еще становится основателем боярского рода семьи Романовых. Примечательно, что многочисленная родня отбросила старые прозвища и фамилии (Кошкины, Захарьины-Юрьевы и др.), и все объединились под одной, царской. Ведь внук Никиты Романовича — Михаил Романов  был избран царем российского государства.

   Расцвет Измайлова пришелся на правление царя Алексея Михайловича Тишайшего, который очень почитал Ивана Грозного и называл себя его внуком, несмотря на очень тоненькую ниточку родства со знаменитым предком. (Ведь если говорить формально, династия Рюриковичей прервалась). Зато всячески подчеркивалась родственная и православная связь с Византией, с Софьей Палеолог, и это было важнее.

   Прозвище царя Алексея Михайловича не имело отношения к его характеру, а представляло  кальку-перевод с византийских императорских титулов. Человек он был самодостаточный, вспыльчивый, талантливый писатель и экспериментатор в хозяйствовании и всяких новых начинаниях. Петр I у него взял самое лучшее, в том числе, интерес к Западу.

   Для обустройства загородной усадьбы были переселены несколько тысяч крепостных крестьян, которые выкопали пруды, соединили речку Серебрянку с одним из них, Виноградным, образовав остров по царскому повелению. Тишайший обустраивался у воды не только из-за красивых видов на водную гладь, а из соображений безопасности, из традиций великих князей, — во всех своих усадьбах и дворцах. Так было в его летней резиденции в Коломенском, так было и на его подворье в Звенигороде, в Саввино-Сторожевском монастыре. Само собой, и в московском Кремле.

   Любимый царский сокольничий боярин Афанасий Матюшкин, двоюродный брат царя, знал о пристрастии Алексея Михайловича к соколиной охоте и нередко привозил государя в Измайлово. В 60-е годы XVII века там был построен теремной дворец с домовым деревянным храмом св. Иоасафа, царевича индийского. Ведь один государь не путешествовал, а возил за собой царский «поезд» — детей, царицу, мамок-нянек, сенных девок, клюшника, стрельцов, — короче, весь свой двор. Войны и бунты были нередкими, а без охраны семью оставлять было опасно.       

    Усадьба была обнесена каменной стеной с парадными Передними воротами и более скромными – Задними. Красивый арочный мост вел в мощную Мостовую башню, сохранившуюся поныне. На втором этаже царь проводил заседание Думы. Стрельцы с бердышами и пищалями зорко охраняли окрестности. Позже был заложен каменный собор Покрова Пресвятой Богородицы, завершенный уже после смерти царя его сыном Федором Алексеевичем. Его и поныне украшают уникальные изразцы «павлинье око», а также с сюжетом луговых русских трав и цветов, выполненные мастером Степаном Полубесом. Усадьба частично сохранилась благодаря знаменитому архитектору Константину Тону, который в ХIХ веке занимался здесь научной реконструкцией и реставрацией всего, что уцелело после разборки дворца по приказу Екатерины II.

   Именно в Измайлове юный царь Петр в старом сарае нашел сломанный ботик «Святой Николай», велел корабельному мастеру из Немецкой слободы, (района вдоль Яузы, где проживали иностранцы),  К.Брандту починить его и плавал вначале на Просянском пруду в усадьбе, затем по Яузе и по Москве-реке. Говорят, энергичный голландец, скучая без дела, страшно обрадовался. Ведь специалистов из Европы приглашали по указу царя, но после окончания работ назад никогда не отпускали, вдруг еще понадобится! Здесь и появилась в душе будущего царя-реформатора мечта о российском флоте, а Петр исполнял все, что задумывал. В память об этом уже в ХХ веке на Измайловском острове установлен величественный памятник по проекту Л.Кербеля, кстати, одна из его последних работ.

   Чем же отличалось Измайлово от других загородных усадеб и дворцов того времени? Если Коломенское стало официальной царской загородной резиденцией, местом встречи с послами и знатными вельможами из других стран, то в Измайлове возникло уникальное для ХVII века русское опытное хозяйство: садоводческое, аптекарское, стекольное, кирпичное, льняное, тутовое и даже «бумажное» (попытки выведения хлопка). Стекольное производство было особо важно, ведь стеклянный заморский кубок стоил тогда дороже серебряного или позолоченного.

    Монахи-садовники с южных земель сажали дыни, арбузы и виноград. По преданию, укрывали их рогожками и войлоком, а от птиц – сетями. Прогноза погоды не было, и потому мерили по себе: сняв с себя в полдень один кафтан, понемногу раскрывали и диковинные в средней полосе посадки! Сады были сливовые, вишневые, грушевые. Росли и забытые ныне дули — гибрид яблока и груши. Возвели даже сад-лабиринт из злаков, с затейливым сооружением «Вавилон», да с водометами (фонтанами), бьющими из пасти льва или другого страшного зверя.

     Многие не задумываются над названиями окрестных улиц, но даже непытливые умы поражаются Зверинецкой улице. И не выговоришь быстро, разве что по слогам. А отгадка проста: здесь был царский зверинец,- волки, олени, кабаны. Порой восточные послы дарили пантер, даже слона, но редкие звери долго не жили. Слона из Персии (подарок от самого шаха!), например, поили… разбавленной водкой, чтобы не замерз! Хорошо, не закололи бердышами, как при Грозном, которому слон не поклонился.

    Но на этом измайловские чудеса не закончились. Рядом с царской вотчиной зародился первый русский театр, правда непубличный, а только царский. В селе Преображенском для огромной (16 детей!) семьи царя Алексея Михайловича, а главное, для его второй молодой жены Натальи Кирилловны Нарышкиной, под руководством друга и соратника царя, боярина Артамона Матвеева, построили театральную или комедийную хоромину, где силами актеров-иностранцев из Немецкой слободы ставились пьесы на библейский сюжет, которые назывались «камедь», но, разумеется, комедией по жанру не были. Сценарии писал лютеранский пастор Грегори. Первое представление было в Кремле, и называлось «Артаксерксово действо». Сам царь Алексей Михайлович сидел на троне в центре зала, бояре – на лавках, молодая царица с младенцем Петрушей — в ложе за решеткой, чтобы их не сглазили. Видеть царицу и малолетних наследников никому не разрешалось, а под сглазом подразумевалось не только колдовство, но и болезни.

   Все роли, в том числе, женские, как в древнегреческом театре, исполняли мужчины. «Камедь» шла три часа и произвела неизгладимое впечатление на всех присутствующих. Сюжет также был подобран специально, с рассказом о капризной первой и разумной второй жене Артаксеркса, а также о его мудром советнике. Досуга для царской семьи вне дома практически не было, в охоте принимали участие только мужчины, а в гости в допетровские времена царским особам ходить было не принято.

   Так родственник царицы и глава Посольского приказа Артамон Матвеев упрочил свое положение при дворе, отодвинув многочисленную родню первой жены – Милославских. Царь был доволен, ведь теперь у него театр, как у флорентийского герцога. В преображенской же театральной хоромине представления длились по шесть и более часов, разумеется, с перерывами. Помимо библейских тем, популярен был сюжет об Александре Македонском. Жаль, что первый царский театр не сохранился и, по преданию, был снесен в короткое правление царя Федора Алексеевича, больного старшего сводного брата ПетраI.

   Времена и государи менялись, а кто же еще жил в Измайлове? Ведь вдовую матушку Петра, царицу Наталью Нарышкину, выселили из Кремля с детьми в скромный терем в селе Преображенском. Сторонник партии Нарышкиных Артамон Матвеев был отправлен в ссылку. Опять занялась заря над кланом Милославских с приходом их сына Федора ко власти! А во дворце на Измайловском острове поселилась со временем семья Ивана, еще одного Милославского, соправителя маленького Петра. Судя по сохранившимся гравюрам, Иван был красив, но не сильно умен, политикой не интересовался, и болен, как многие дети царя Алексея Михайловича от первой жены Марии Ильиничны. Детей у Ивана было много, но выжили три дочки, одна из них, Анна Иоановна, стала российской императрицей. Прожил брат Петра совсем немного, меньше тридцати лет. Любопытно, что его вдову, царицу Прасковью Федоровну, Петр I очень уважал, ее дочек Екатерину и Анну выдал за европейских герцогов, только хроменькой Прасковье-младшей не повезло. И с введением закона о ношении европейского платья милостиво разрешал вдовой царице носить старое и привычное, на древнерусский манер. Хотя у царицы Прасковьи Федоровны и парик, и кринолины имелись.

    А о театре в Измайлове не забыли, все-таки впечатления детства Ивана были сильны, и он сумел передать их своим дочкам-царевнам. Специальной театральной хоромины в теремном дворце не построили, но старшая царевна Екатерина устраивала в нем «нехитрые» представления и даже сама в них участвовала. Прожила она, как и ее отец, немного, став герцогиней Мекленбургской и бабушкой несчастного младенца-императора Ивана VI. Петр Великий всех племянниц выдал замуж в Европу, использовав их как инструмент своей дипломатии. Впрочем, со времен Ярослава Мудрого, это было не ново.

   Постепенно в ХVIII столетии жизнь на острове затихает. Еще наезжают сюда веселые кавалькады царских охотников во главе с дочерью Петра I цесаревной Елизаветой Петровной и его слабеньким внуком Петром II, сыном опального царевича Алексея. Помните мальчика-царя, погибшего от черной оспы? Мне его было очень жаль в старом фильме Дружининой «Тайна дворцовых переворотов». Но вот и последние его обитатели исчезают с лица земли, а Государев двор приходит в упадок. Поэтому новая императрица Екатерина Великая решает снести все ветхие загородные терема царя Алексея Михайловича, как в Коломенском, так и в Измайлове.

   Но жизнь замирает в Измайлове ненадолго. После многочисленных войн в Российской империи осталось немалое количество ветеранов-инвалидов, которые нуждались в помощи и медицинском уходе. Последняя битва с Наполеоном в 1812 году была особенно ожесточенной. По приказу императора Николая I в России создается шесть богаделен, одна из которых размещена на этом острове. Архитектор Константин Тон принимает необычное решение, пристроив два крыла богаделен к монументальному Покровскому собору ХVII века. Ценители русской архитектуры не сразу приняли его решение, порой до сих пор не понимают. А сделано это было не из-за отсутствия вкуса или места, а для того, чтобы безногие и прочие калеки смогли слушать службу из своих комнат, благотворное пение и колокольный звон.

     Военную богадельню при открытии посетил сам император Николай I. Лифтов, разумеется, в середине ХIХ века не было, и поднимаясь наверх, государь запыхался да призадумался. После чего повелел поставить на площадках лестницы скамеечки.

     Также построили дома для чиновников и служителей, цейхгаузы, бани и прачечные, ледники, конюшню и кузницу, каретный сарай и даже лудильню для ремонта медной посуды. Позже на пожертвование купца Ивана Сорокина возвели чугунные ворота и фонтан со львами. По преданию, его отливали сами солдаты Николаевской военной богадельни.

    Но после революции уже в 1918 году все богадельни перестали получать финансирование и были закрыты. Свято же место пусто не бывает, как гласит русская народная мудрость. Крепкие постройки чуть подновили и передали для рабочего городка им.Баумана. Вот и пригодилось для коммуны хозяйство военных инвалидов. Квартирный вопрос сильно испортил москвичей, как правильно отметил Булгаков. Но даже в условиях этой огромной коммуны молодоженов поселяли на полатях, чтобы как-то облегчить их молодую жизнь. А рабочие жили даже в сараях, погребах и в помещениях ограды Государева двора. Да везде, где была крыша над головой. Долго, до 70-х годов прошлого века. Так что хрущевские пятиэтажки с отдельными теплыми квартирами казались им манной небесной.

   Ныне же здесь московский объединенный музей-заповедник, с прекрасными выставками русских изразцов и предметов старины ХVII – ХIХ веков. Чудесное место для прогулок и фотосессий в березовой роще и на берегу прудов. Величественный царский храм открыт, обязательно загляните туда. А если повезет, можете встретить и бояр с боярынями, — не призраков, гидов-экскурсоводов. От метро «Партизанская» совсем недалеко — Измайловское шоссе, 10.

Ирина КРАСНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...