18.07.2024

Поднимись в небеса

Теране Оруджева (в замужестве Керимова) родилась в 1967 году в лезгинском селении Пирал Кусарского района Азербайджанской ССР. С детских лет Теране говорила на родном для неё лезгинском языке. Окончив в родном селе девять классов, переехала в Тулу, где жили тогда её старшие братья. Там же после окончания средней школы получила медицинское образование и начала работать по специальности. Позже, выйдя замуж, переехала в Москву. Со школьных лет писала стихи, сначала на азербайджанском языке, затем на русском, но мечтала писать на родном языке. Это желание привело её в столичную школу лезгинского языка, организованную ФЛНКА (Федеральной лезгинской национально-культурной автономией), где Теране выучила грамматику родного языка и стала создавать поэтические произведения на лезгинском. Стихи Теране Оруджевой печатались в газетах «Кусар», «Самур», «Лезги газет», в альманахах «Илгьамдин булахар» («Родники вдохновения»), «Паруса», изданы отдельной двуязычной книгой «Не грусти, сердце» (перевод Евгения Чеканова) в 2021 году. Живёт в Москве.

В ЭТОМ МИРЕ

Мелькнуло детство, скрылось вдалеке.
Для грусти ли ты жизнь дала мне, мама?
К отцовской не прильнула я руке,
А горя в жизни видела немало.

Как ты меня носила на спине,
Так мне судьба взвалила грусть на спину.
Всё не могу придумать – как же мне
Тяжёлый груз моих страданий скинуть?!

С предзимьем хмурым схожа жизнь моя,
Хоть родилась на свет цветущим летом,
Измучили ненастья бытия,
Как одинокий лист, дрожу под ветром.

Нет в этом мире счастья для меня.
Метёт в лицо жестокая пороша.
В душе всё холодней день ото дня,
И тяжелеет жизненная ноша!


ПОДНИМИСЬ В НЕБЕСА

Как муравей, ты истово трудился,
Чтобы фундамент жизни заложить,
Мёд собирал, пчелой над садом вился,
А кто-то в мёд смолу спешил подлить.

Тебя с дороги недруги теснили,
Стараясь на обочину согнать…
Лидировал – то по затылку били,
Отстал – старались за ноги кусать.

Взлететь собрался – подрезали крылья.
Коль кто хвалил, то приземлял другой:
«Тебя не по заслугам похвалили…
Будь поскромнее, не гордись собой!»

А ты желал всего лишь уваженья,
Ни рейтингов, ни званий, ни похвал,
Но мир был скуп на искреннее мненье,
Оценки объективной не давал.

Нет больше слов, чтобы писать об этом,
Ничем твоей тоски не заглушить.
«Знать наш удел – жить в мире беспросветном!», -
Твои слова – крик загнанной души.

И всё же крылья опускать не нужно!
Крепи свой дух и в небо поднимись,
К высоким звёздам над землёю вьюжной
И песню спой про яростную жизнь!


НЕЗАКОНЧЕННЫЙ УЗОР

Свет взяла я у звёздной ватаги,
И под лампой луны между гор
С ароматом цветочным Шахдага
В дар джигиту соткала ковёр.

Я у солнца лучи одолжила
И, сплетая с душевным теплом,
Столько чувства в рисунок вложила,
Что сияли узоры огнём.

Но один эдельвейс затерялся
Между складок на юбке моей,
Не вплетённым в рисунок остался.
Без него мой ковёр стал бледней.

О, Всевышний, храни наши чувства,
Пусть цветут, как цвели до сих пор,
Чтоб в душе моей не было пусто
И всегда был закончен узор!


ОРЁЛ

Величаво к скале подлетая,
Мощно крылья свои распростёр,
Опереньем на солнце блистая,
И в гнездо опустился орёл.

Горы сразу наполнились звоном,
Эхо бьётся о выступы скал,
Знать давая, кто в царствии горном
Повелителем признанным стал.

Перестали птенцы волноваться,
Засыпают под тёплым крылом.
Это счастье – хоть раз любоваться
Величавым и гордым орлом!


ЭТО ЛИ ТВОЯ СУДЬБА?

Если б я могла, то написала
Про богатый мир в глазах твоих –
Бурным водопадом в горных скалах
Все оттенки чувств сияют в них.

Но всего сильнее – цвет печали…
Это ли судьбы твоей печать?
Годы боль в твоей душе собрали,
Ты её пытаешься скрывать.

От меня украдкой слёзы пряча,
Чтоб была от грусти далека,
Огоньками глаз сияешь ярче
И подобен солнцу в облаках.

Что за тайны в голове гнездятся?
Почему ты ими уязвим?
Я, пока жива, буду стараться
Стать вторым дыханием твоим!


ТЫ ПОХОЖ…

Ты похож на горный водопад,
Что с вершин Шахдага вниз стремится.
Всякий путник водопаду рад,
А народ мой любит и гордится.

Ты изменчив также, как вода,
Что бывает мутной и прозрачной,
То застойной, будто бы слюда,
А порой – бушующей и мрачной.

Катит камни яростный поток,
Землю и песок смывает тоже.
Так и ты. Но, наступает срок,
На Самур становишься похожим.

А когда ты говоришь с собой,
Все дела сквозь сердце пропускаешь,
Позабыв про отдых и покой,
Ты тогда вулкан напоминаешь –

Дым и пепел в небеса летят…
У виновных стынет кровь под кожей.
Отбушуешь, и светлеет взгляд,
На луну становишься похожим.

Усмиряя свой недавний гнев,
Роднику бываешь ты подобен.
И совсем уж душу отогрев,
Ты сияешь солнцем в небосводе.


ОСЕНЬ

Без спроса осень хмурая пришла,
Плеснула в душу стылыми дождями.
Меж нами – грань оконного стекла
И холод отчуждения – меж нами.

Жестокая, зачем твой ранний снег
И волосы мне выбелил некстати?
Зачем ты оттеснила пору нег,
Испачкала цвет солнца на закате?

И всё же «ты красивая» скажу,
Когда леса раскрашены искусно,
Когда на акварель твою гляжу
И душу полнят радостные чувства.

А жизнь и осень схожи меж собой –
То льют дожди, то снова солнце светит.
Уходят дни и годы чередой,
И только мы за жизнь свою в ответе.

Перевод с лезгинского Валерия ЛАТЫНИНА


НЕ ПЛАЧЬ, СЕРДЦЕ

О, сердце, успокойся, не дури,
Не колоти нещадно изнутри.

К чему волненья? Осень за окном.
Так не рыдай, родное, о родном.

От горькой думы строчка загорчит,
Мир вздрогнет и бумага закричит.

О сердце, не трясись как желтый лист,
Не рви мне грудь. Прошу тебя, уймись!

Дай голову делами обмануть,
Не плачь, оставь, пусти меня в мой путь.

Не нарушай полночной тишины,
Ведь всей долине жалобы слышны.


ОБОРВАННАЯ МЕЧТА

Платок мой бел – а нити бахромы,
Став струнами, мне сердце рвут из тьмы.

С кувшином на родник иду одна
Тропою узкой. Вся в снегу она.

Иду к сугробу – иль сугроб ко мне…
Нет, это мой любимый на коне!

Мне руку дав, сажает на седло.
Кувшин во льду. И всё белым-бело.

У милого узда в одной руке
И я – в другой… Мы едем налегке.

Стучат сердца. А конь летит вперед
И, став орлом, над кручей нас несет.

Держи узду, любимый! Там – обрыв!
Пойдем пешком, о небе позабыв!

Мы вновь в горах… Какая красота!
Я просыпаюсь… Где же ты, мечта?


ЖИЗНЬ

Что наша жизнь? Том сказок золотой?
Сплошной обман в обители пустой?

То радость, то страданье… Неужель
Покой нам даст лишь смертная постель?

А может, жизнь – распавшийся палас
С волокнами-годами? Кто же нас

Весь век латает ниткою гнилой,
Кто колет равнодушною иглой?

Иль ножницы тупые? В пику нам
Стригут они судьбу напополам,

А осень сушит майский аромат,
Из желтых листьев нам кроя наряд.

Иль мельница, что мелет день и ночь,
Чтобы потом лузгу отбросить прочь?

А сито сотрясает наш покой,
Чтоб не мешались отруби с мукой…


Перевод с лезгинского Евгения ЧЕКАНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...