24.06.2024

Над пропастью страстей

Лариса Желенис. Член Союза писателей России. Родилась в городе Дебальцево Донецкой области. Выпускница Литературного института им. А.М. Горького (семинары Владимира Цыбина и Владимира Кострова). Публиковалась в журналах «Наш современник», «Молодая гвардия», «Великороссъ», «Дон», «Литературная учёба», в «Литературной газете» и др. Автор шести поэтических книг.

* * *
Мир так преломлен неуловимо
через крыло стрекозы.
…Полчища лет неведомых – мимо!
В миге таятся азы
чуть покосившегося мирозданья
и первобытный покой,
лес…облака…ветерка колыханье,
и стрекоза над рекой…


* * *
Смерть плывет под черным парусом –
эй, под белым, не зевай!
Люди лезут к верхним ярусам,
люди делят каравай…

Сухари там или пряники
у судьбы – ад или рай,
всё равно мы на «Титанике»
(кого хочешь, выбирай!..)


*  *  *
Над пропастью страстей
от зверя к полубогу
мерцает тайный путь,
единственный во мгле.
Однажды человек
осилит ту дорогу,
дотянется до звёзд,
оставшись на земле.
Ошибок камнепад
и рёв тысячелетий
беснуются во тьме
под праведной пятой.
Един и многолик,
и лёгок, словно ветер,
видением идёт
Мессия и святой.
В нём вдохновенный свет,
и мужество, и воля,
и вечность промелькнёт,
как взмах его руки.
Средь тёмных, сорных трав
языческого поля
колосьями взойдут
его ученики.


* * *
Весною солнце подбирает лучики
К замочкам почек, затворенным туго…
Я знаю, люди – это тоже ключики
Для открывания в себе друг друга.


Купола на Руси

В детстве пели: нет неба, чем наше синее!
Но чернеют от горя, как встарь, купола –
сшиблись братья-славяне: кто в мире сильнее?
и меж ними легли Куликовы поля.

В небеса поднялась за плечом у солдата
колоколенка белая в ясной дали,
будто ангел, крылом осеняет, что свято –
те просторы, где предки в могилы легли…

Наша вера наверх купола возносила,
собирала для праведной битвы полки.
Преподобного Сергия светом, и силой,
и молитвами воины были крепки.

Победим! И вражду, что посеяна подло,
одолеем, коль чёрная жатва пришла.
На Руси купола вдохновляют на подвиг
и зовут на свою высоту купола.


Верую

В чёрные дни, и в дни серые,
и у судьбы на краю
верую, Господи, верую
в мудрую силу твою!
Сталь проверяется битвами –
жизнь могут беды крушить…
Но прорастают молитвами
нежные всходы души.


*  *  *
Да будет холодеющее небо
и клин, летящий в дальние края!
и хрупкая, таинственная нега
снегов грядущих - тех, где ты и я…

Украсим щедрым золотом осенним
свои пути-дороги и слова!
Смотри, кораблики листвы последней
уже благословляет синева…


Часы

Сочтённые веками
минуты и часы
уложены витками
в старинные часы.
Качнувшееся бремя –
как маятник, мораль…
Свернувшееся время –
гремучая спираль.


*  *  *
Там, где-то в памяти генной,
может таится ответ,
сколько же нашей Вселенной
мыслящих, творческих лет?
И в ледниковую бытность
кто-то же понял во мгле
существованья транзитность
на обнажённой Земле?..


* * *

Способна согреть
и капля тепла,
что выжила, где всё сгорело дотла…

На угли своей
обгоревшей души
холодную злобу плеснуть не спеши!


*  *  *
Когда обида тяготит,
летать мешая,
я за тебя твой трудный стыд
переживаю,
но, проживая за себя
мгновенья эти,
я крылья чувствую, любя
всех птиц на свете!


СЛЕД

Пусть отдалился самый близкий –
всё так же солнышко встаёт …
И в путь свой верит в сильной выси
плывущий тихо самолёт,
где след вскипает пеной белой,
а после тает без следа!
Зачем пытаюсь неумело

Оставить что-то навсегда?!
Запечатлеть в большом пространстве
на хрупком жизненном пути
кипящее непостоянство
всего, что в силах расцвести?
Перетекающее время
от нашего небытия
в банальность вечной теоремы,
в которой ты, она и я,
зимы холодные шептанья,
и радость – вдруг, наперекор,
от были к небыли метанья,
спокойный счастью приговор…
Но славлю белое кипенье
в садах, когда царит весна,
неповторимые мгновенья,
когда душа обнажена!  


* * *
В яркой майской сини
облаков прохлада…
Я могу быть сильной,
но сейчас – не надо.

Где-то в небе прочерк
вместо нашей встречи…
Не умеем – проще,
не умеем – легче!

У черёмух ветки
обломали в мае…
Эх, прожить свой век бы,
горести не зная!


* * *
Туманный образ импрессиониста –
твоя любовь…
Ты отдаляешься – она лучисто
сияет вновь!
Такой эффект: вблизи цветные пятна
на полотне,
и вся Картина будто не понятна
тебе и мне.
Она близка, мучительно объёмна
лишь вдалеке.
Но вместе мы – и собран мир огромный
рукой в руке!


* * *
Разорван день на тысячи дождинок,
и жизнь разорвана на тысячи дождей.
Дождя и солнца вечный поединок
в природе и в душе моей.

Зачем на смену солнцу непременно
приходит дождь, когда его не ждёшь,
зачем любви лучистой, откровенной
во след журчит дождями ложь?

Чья капля станет первой, чья последней –
уносит всё небесная река.
И вновь идут по солнечному следу:
я, ты, любовь и облака.


ПОРТРЕТЫ

Каждый день мы рисуем друг друга
может быть – невпопад.
Ошибаемся, ходим по кругу
и творим наугад.

Кто-то больше похож, кто-то – меньше,
иногда сходства нет!
Миллионы мужчин и женщин:
каждый – чей-то портрет.

Создаём и не ведаем сами,
как портреты живут?
Мнится – нашими смотрят глазами,
наши песни поют…

Только кто-то за гранью искусства,
зная день, зная час, 
как шедевры, заветные чувства
дорисует за нас!


* * *
В тёмном небе загорелся огонёк.
Он не скажет никому, что одинок,
просто смотрит, просто светит,
и, один на белом свете,
будто просится он гостем на порог.

Он не знает, сколько счастья знала я…
Но ушла в небытие моя семья,
стало в мире одиноко,
только вот горит высоко
огонёк, надежда светлая моя…


*  *  *
Это небо застыло навечно,
затвердели его облака –
и драконы смеются беспечно,
и принцессы беспечны пока –
рядом с жадной зубастою пастью
нежных локонов вьётся волна…
Мимолётное светлое счастье,
вновь обманет твоя белизна!


* * *
Где ты прячешься, соловушка?
Не видать среди ветвей!
Может, просто с неба солнышко
льётся песенкой твоей?

Ах, ты, птичка, птичка малая,
ты согрей меня, согрей,
чтобы снова понимала я:
там, где сердце – соловей!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...