06.12.2022

Слово, словушко…

Валентина Коростелёва родилась в Кирове. После окончания Литературного  института  им. Горького переехала в Подмосковье. Стихи и очерки публиковались во многих «толстых» и «тонких» журналах, звучали на российском радио. Издано  23  книги,  из  них  13  поэтических. Лауреат  литературных  конкурсов  имени  Андрея  Платонова, Алексея Толстого, Антона Дельвига, «Добрая лира», «Литературная Вена», а  также  им. Фёдора Тютчева, Андрея Белого и Овидия Любовикова. Заслуженный работник культуры РФ. Живёт в Балашихе. 

Хороша зима…

Хороша зима нынче вызрела,
До того сильна – небо выгнула,
До того щедра – снега вволюшку,
До того нежна – счастья морюшко.

Это кто ворчит, будто холодно?
Не признал в лицо свою молодость?
Я хожу-пою, сердцем маюся,
Удивляюся, улыбаюся…

              
Награда

Всю жизнь грызём гранит науки,
И зря, на то он и гранит.
Страдать, когда кусают муки,
Когда надежда не хранит, 

И выбираться из-под града,
И знать душе, глядящей ввысь,
Что есть одна в судьбе награда –
Под Божьим оком строить жизнь.

     
Первая встреча

Говорил совсем без пыла,
Но держал умело нить…
Что-то в нём такое было –
Ни назвать, ни объяснить.

Мне б уйти, достало б дела
(Как всегда, у дел в плену),
Ну, а я вовсю глядела
И не знала, что тону…

         
День писателя

Нынче праздник, оказалось.
Так с утра сказали мне.
День прошёл – «поёт» усталость,
Почитай, душа на дне.

Я и ангел, я и пахарь,
А дорога -  сущий брод…
Жизнь писателя – не сахар,
А перчёный бутерброд.

            
Но есть народ…

… А мама – и учила, и корила, -
Мол, на себя же навлекаю хворь.
Не выступай! – мне мама говорила
И добавляла – мол, поменьше спорь!

А на Руси – кто в замках, кто в болоте,
Кто молится гламурному лучу…
Но есть народ, и с ним я – плоть от плоти,
И предавать его я не хочу.

В его глазах я вижу столько боли,
Что отпускаю и свою звезду,
И вновь иду по минному по полю,
И обжигаюсь, и опять иду…

      
Июльским вечером

Что-то много в глазах твоих грусти,
Что-то много речей о земном…
Подарю тебе вечер июльский
С колдовскою звездой за окном.

Мы ожившие души уважим,
И задышат сердца горячо…
Ничего мы с тобою не скажем,
Не попросим судьбу ни о чём.

И проследуют в памяти были,
И очнётся дремавший ручей…
До чего же мы глупые были,
Сколько предано дней и ночей!

Пусть приёмник вещает о чём-то,
Это всё ни к чему, не для нас.
Я твою непослушную чёлку
Отведу от сияющих  глаз…

Здравствуй, нежности синее море!
Закачает желаний волна,
И луна деликатная вскоре
Отплывёт от большого окна…


Слово, словушко…

Было – речь цвела голубою, 
С красотой вставала в ряд…
А слова – сухие, грубые –
Души поедом едят.

Эти волны – злые, вредные –
Норовят упрятать Русь…
Слово, словушко заветное, 
О тебе опять молюсь!


Подарок судьбы

Хорошо, если это приснится,
Если память бессонна в крови:
Нас будили рассветные птицы
И настойчиво звали к любви.

И пускай та мелодия длится
Среди многих желаний и дел –
Дом в колоннах, певучие птицы
И хмельная отзывчивость тел.

Станет день беспокойный милее,
Только вспомнишь подарок судьбы:
И тенистые эти аллеи,
И былинные эти дубы,

Как всходили на травах рассветы,
Развевая фантазии пух…
Это щедрое русское лето
И Малеевки творческий дух!..


	       
В круизе

… И вот тоска уже съедает,
Всему противится душа…
Что ж, хватит мне заморских далей, -
Когда Россия хороша.

Да, там, что надо, всяк имеет,
Лосось и сёмга на обед…
А здесь – всё ближе и роднее, 
Хотя порядка нет как нет.

И чувство – древнее, слепое –
Уже не спрятать, не унять.
Мы любим «странною любовью»,
И прочим трудно нас понять.

И гложет боль за беды наши,
В пыли сердца и тополя,
И нет дорог, и дремлют пашни, -
Но это – родина моя…


Утренняя молитва

Вот и вдали развиднелось,
Вот и совсем рассвело…
Тихое солнце зарделось,
Всё, что приснилось, ушло.

Ветра колючего жженье,
Снова дорога – во льду…
Господи, дай  утешенья,
Если опять упаду.

Плачено мукой и болью
За воскрешенье в пути.
Господи, дай мне здоровья
Эту дорогу пройти!

Лишь бы  не пали в забвенье
Горестных душ соловьи, -
Господи, дай нам терпенья,
Господи, дай нам любви!

       
Светлая сила

            «…И чёрные идут, идут снега,
             И белые не выпросить у Бога».
                                 А.Шацков

А нам не привыкать к любым снегам,
У нас сама история такая.
Мы научились и прощать врагам,
И биться насмерть, кровью истекая.

А что до белых, искристых снегов, -
Они в душе, как свет или ромашки,
И нет у этой силы берегов,
И потому бессмертно «Знайте наших!».

Опять гуляют чёрные снега,
На солнце снова тучи наползают,
Тревогой наливается строка, -
Но Сергий славный и сегодня с нами.


Кружевницы

Неважно, где – в селе или столице –
Мы варим пресловутые супы,
Но мы уже навеки  - кружевницы,
И всё плетём, плетём узор судьбы.

Пусть улыбнётся солнце на рассвете!
У мастерицы множество затей:
Сегодня – небосвод, а завтра – сети,
В которых  будет  биться  лиходей!


Но  есть  душа... 

Ещё  горят  росинки-огоньки,
И  душу  обвевает  ветер  нежный...
Последние  погожие  деньки,
Последние  несмелые  надежды...

Но  дождь  холодный  начал  всё  крушить,
Сомкнулось  небо  и  не  раздаётся,
И  надо  по-другому  как-то  жить  -
Без  лиственного  золота,  без  солнца.

И  кто-то  по  привычке  занемог,
И,  кажется,  сама  природа  стонет...
Но  есть  душа,  и  Родина,  и  Бог,
И  мы,  как  ни  крути,  чего-то  стоим!

            
А Москва гуляет…

Новый день - и вновь грохочут пушки:
По Донбассу нелюди стреляют…
А Москва на полную катушку, 
Всё забыв, размашисто гуляет.

…Гибнут офицеры и солдаты, 
Старики и маленькие дети…
Хорошо гуляется, ребята?
Весело вам жить на этом свете?

Злятся США, оскалилась Европа,
Украина злобой пропиталась…
А у вас – известная «хвороба»:
Хайфа оторвать хотя бы малость, -

Был бы повод, он и есть, наверно.
Всё-таки опомнитесь, ребята:
Разве мы гуляли в сорок первом?
Да, гуляли, только в сорок пятом.

11.09.22г
             
Стая

Нет конца нещадной драме,
И колеблются весы:
Прочь сметают даже храмы
Эти бешеные псы!

Докатилась мать-Европа,
Ухмыляется Нью-Йорк.
Словом, негде ставить пробу,
Но фашистский жмёт сапог.

Вовсе духом обнищали,
Хоть свинцовы кулаки.
Даже Пушкина стращали,
Только руки коротки!

Нет прощенья вам, ребята,
И не спрячетесь в кусты:
Драпанули в сорок пятом,
Подожмёте вновь хвосты.

Есть Господь, он видит, знает,
Рай закроет на засов, -
И Европа встретит стаю
Одичавших вовсе псов!

15.09.22г

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...