30.05.2024

«Без-дну-мный тип русской двойственности»

Творческий вечер писателя, доктора философских наук Петра Калитина

В современном обществе наблюдается острый дефицит книг, которые заставляют думать. Поэтому каждое появление такой книги само по себе является громким событием. К ряду таких событий можно отнести и появление книги «Не-истовая типология двойственности» писателя, поэта, философа, доктора философских наук Петра Калитина, торжественная презентация которой состоялась в Клубе метафизического реализма Центрального Дома Литераторов.

     Каждая книга Петра Калитина – это откровение, это сродни вспышке сверхновой, которая своим величественным светом выхватывает из тьмы и холода Вселенной новые глубины и новые сверкающие звезды. Так и это откровение, будучи поистине сверх-новым, озаряет иномирным светом глубину и холод современного человеческого сознания. Через свои произведения (не только научные, но и художественные) Петр Калитин подводит своего читателя к той самой метафизической Бездне, и буквально заставляет взглянуть в нее через постановку истинно и истово экзистенциальных вопросов. Не многие отечественные авторы, кроме Юрия Мамлеева, Сергея Сибирцева, могут себе позволить подобную культурно-экзистенциальную шоковую терапию для читателя. Петр Калитин может. И делает это. И всегда это – именно шоковая терапия, экзистенциальный шок. Для этого мало быть хорошим, отличным, талантливым писателем и философом, для этого нужно быть безумцем. Безумцем того порядка, какими были русские юродивые, вскрывавшие, как смертные нарывы, «подполья русской души».

И, по словам Сергея Сибирцева, Председателя Клуба метафизического реализма и ведущего вечера, «Петр Калитин именно такой юродивый, именно Юродивый с большой буквы, безумец, достигающий нашего сознания благодаря своему не просто таланту – своему Дару, я бы даже сказал, Приговоренному Дару». И далее: «Своим экзистенциальным, метафизическим воззванием он срывает шоры с нашего взгляда, низвергает цепи наших душ. И это поистине Гениально! Гениально и безумно! Именно поэтому Петр Калитин – Философ и Писатель совершенно особого порядка. И именно поэтому его книги нужны. И нужны такие Философы!»

     И с этими словами ведущего вечера писателя-прозаика Сергея Сибирцева трудно не согласиться, ведь уже в которой раз философ Калитин выступает как Яркий, самоБытный автор, стремящийся создать (доказать) формулу (теорию) Русской идентичности. И это отнюдь не сЛучайно. Уже на протяжении тридцати пяти лет профессор Калитин, автор академического уравнения Русской идеи разрабатывает положительные, и – отрицательно – концепты оригинальной русской культуры и философии. В своей 11-й по счету книге – «Не-истовая типология двойственности» — он вновь поднимает проблему русской идентичности и русского  духовного суверенитета через анализ и переосмысление идей и положений западных и русских философов. Вне сомнения, учитывая сложившуюся в мире в целом, и в России в частности обстановку, подобная книга более чем актуальна.

     По сути, новая книга представляет собой развитие основной темы произведений Петра Калитина о том, что такое «русскость», рассуждение о принципиально русском типе Бытия, о принципиально русском типе Логоса. Вот как говорит об этом сам философ: «Это постоянно тождественная себе противоречивость Бытия, которую я назвал понятием «н-есть», то есть, ни отрицательное, ни положительное, но одновременно отрицательно-положительное, идущее от открытия Васильева, русского философа-логика». Именно противоречивость Бытия в парадигме русскости порождает экзистенциальную проблему – мыслить на уровне антиномического («а» и «не а») противоречия невыносимо; хочется отдохновения в виде синтеза, в виде снятия противоречия.

Однако русское мышление иррационального синтеза не допускало. И это экзистенциальная катастрофа. Отсюда вполне логично вывести идею о незавершенности Бытия, характерную именно для русского сознания. Здесь можно провести параллель с музыкой, с частным случаем неразрешенности аккорда. В таком случае русская незавершенность Бытия – это своего рода неразрешенный аккорд, который в парадигме русского мышления невозможно разрешить. В качестве примера можно привести стихотворение А Тарковского «Только этого мало», «Цыганскую» В. С. Высоцкого и некоторые другие произведения русской литературы, где явственно прослеживается желание стремления и одновременно стремление к желанию Абсолюта. Проще говоря, это постоянная боль от осознания невозможности достижения Абсолюта, и эта экзистенциальная боль так или иначе пронизывает всю русскую культуру.

     Взаимодействуя с подобными величинами, весьма сложно сохранить здравый рассудок. И пример Васильева только подтверждает это. И творческое «юродство» Калитина таким образом становится не только и не столько некоей формой самозащиты, но инструментом, позволяющим взаимодействовать с данными величинами и понятиями так близко, насколько это возможно. К теме этого литературно-философского юродства в своем выступлении обратился заместитель главного редактора газеты «Завтра», писатель и публицист Владимир Винников: «В случае Петра Калитина все мы — опять же, не первый год и не первое десятилетие — сталкиваемся с заявкой на литературно-философское юродство. Не «уродство», а «юродство» как «род священного безумства» и как самый прямой, не иносказательный, а также, если довериться автору, самый русский из возможных путей…

Путей куда? К Богу, к вселенскому (галактическому и т.д.) инфополю, к ноосфере — здесь вы можете выбирать на свой вкус, от вашего выбора и зависит, где окажетесь. Не в итоге, хотя и в итоге тоже. Отказ от норм языка, писаных и неписаных, от норм логики, формальной и неформальной, от норм иерархии — прямой и обратной, открывает самые странные, самые невероятные возможности. Не только в словесности, но и в реальности. Опыт Петра Калитина «у бездны мрачной на краю» особо интересен и особо опасен. Есть известное изречение Ницше: «Если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя». Могу лишь пожелать автору не забывать об этой, скажем так, квантовой связности».

Здесь хотелось бы остановиться и отметить еще одну особенность произведений Петра Калитина: это совершенно особый язык его произведений. Это своего рода тайный шифр, созданный автором для метафизического взаимодействия со значительными философскими величинами. Но не смотря на всю необычность языка, он настолько органично и свободно бытийствует в произведениях Калитина, что кажется, что только на таком языке и можно коммуницировать с Абсолютом. Но может, и не кажется…

     К теме особого языка произведений Петра Калитина обращались и другие выступавшие на вечере гости, среди которых можно отметить Михаила Маслина, декана факультета Философии Московского Государственного Университета, Павла Иванова, публициста и литературного критика, Станислава Айденяна, филолога и секретаря Анастасии Цветаевой, Ольгу Муравич, ученого, писателя и поэта.  С определенной долей уверенности можно сказать, что книга Петра Калитина – это философская поэма. Именно поэма, так как созданный автором язык, с помощью которого он обращается к основным моментам русской философии и сам по себе является инновацией, и, цитируя Станислава Айдуняна, «является инновацией для современной науки и литературы в целом». Во многом это является следствием той самой личностной (да если хотите – экзистенциональной!) свободы автора. Как отметил в своем выступлении Михаил Маслин, с помощью полисемантизма русского языка автор раскрывает глубинные смыслы и все многообразие русской философии. И философия в произведениях Петра Калитина – это, по словам того же Маслова, «настоящая русская философия, которая за счет иного понимания и наполненности, непереводима на другие языки».

     Бесспорно, в основе всего творчества Петра Калитина, как литературного, так и научного, лежит именно русская, сиречь православная философия. И этот факт также подчеркивает уникальность и метода, и круга интересов, и научного подхода философа. Как подчеркивает Павел Иванов в своем выступлении, «автор пытается научить современного читателя думать, мыслить, размышлять», что само по себе весьма смело для современной науки.

     В заключение хочется привести слова ученого, писателя, поэта Ольги Муравич, которая научно, но и  одновременно образно и художественно охарактеризовала творчество Петра Калитина: «Также как сферическая или эллипсоидная органелла, диаметром около одного микрометра, характерная для большинства эукариотических клеток, именуемая митоХондрией, становится той нитью, участвующей в энергоснабжении всей клетки, то есть, буквально структурно окисляет органические соединения и использует освобождающуюся при их распаде энергию для генерации электрического потенциала, открывая СловоСлого-глубину, так и автор осуществляет в своем творчестве эти три процесса в своем разворачивании цепочки речи ДНК, которые осуществляются за счет движения электронов в его НОО-сфере внутри мембраны его Не-Истовой типологии».      В целом, творческий вечер Петра Калитина, посвященный его новой книге «Не-истовая типология двойственности», состоявшийся в Клубе метафизического реализма ЦДЛ, прошел наполнено, и наверняка запомнится присутствовавшим гостям и зрителям своей душевно-духовностью, ведь, по словам Станислава Айдуняна, «сквозящий в текстах Калитина розановский «вздох над миром», дарит надежду на прикосновение разума к сиянию Абсолюта».

Корнелия ОРЛОВА

3 комментария к ««Без-дну-мный тип русской двойственности»»

  1. Великолепная абракадабра! «Всё это было бы смешно, когда бы не было…» ВБ.

  2. Калитин и сам не знает о чём он пишет, потому что нельзя знать то, что является тайной мироздания. Я печатал Калитина в «Московском вестнике», и все пожимали плечами, мол, зачем ты это печатаешь. Я отвечал, что и сам не знаю зачем. В повседневном общении Калитин напоминает простоватого русского мужичка после его прозы глуповатостью своей сбивающего с толка.

  3. ***
    Хоть этот мир — дурдом
    И под луной буксует,
    Чувствую нутром,
    Мой бог меня крышует.
    Не знаю для чего,
    Но что-то в этом есть
    От бога моего…
    Похожее на жесть

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...