23.04.2024

Утешение словами

Елизавета Алексеевна Евстигнеева родилась в 2003 г. в Москве. В 2021 году поступила в Литературный институт им. А.М. Горького (семинар поэзии А.В. Василевского). Победитель и лауреат ряда литературных премий и конкурсов. Стихи публиковались в «Роман-Газете», альманахах от издательства «Перископ-Волга», альманахе фестиваля «Мгинские мосты», сборнике конкурса «Зелёный листок», фестиваля «Яблочный спас», в сербском журнале на сербском языке «Суштина поетике», в журналах «Формаслов», «Улитка», «Окно», «Звезда», «Этажи», «Южный маяк», в международном журнале Сербии «ПЕТРУШКА НАСТАМБА».

*** 
Причастие воскресное.
Дитятко, подойди.
Земное и небесное – 
Всё у тебя впереди. 

Над храмом безмолвно стынет 
Позолота старинных цат.
Кусочек за Сына,
Ложечку за Отца.
 
*** 
Я везу свое тело домой с работы.
За спиною к продрогшим стеклянным сотам
Липнут рыжие пчелы ночных огней.

И лишь прошлое едет со мною зайцем.
Люди жмутся по тесным бетонным зальцам,
А за кромкою жизни в ночном окне

Зеленеют дома и жужжит эпоха.
В ней от белых билетов до черных вздохов,
Можно резать запястья, глядеть на снег,

Размышлять о грядущем, мечтать о Сущем...
Но дорогу осилит себя везущий
В подмосковном автобусе человек.

*** 
«Жито насущное даждь нам днесь»,
А хлеб – так и быть – испечём мы сами. 
Куда тебе страшно, туда не лезь. 
Утешься словом, утешь словами. 

Думаешь, Бога в округе нет?
Выйди во двор: там октябрь, полночь. 
Холод. Сирена. Фонарный свет.
Крест без распятья – скорая помощь. 

*** 
Мне три. Мы с подругой Машей
В песочнице пирамидим.
Россия ещё не Раша,
И ко́вид ещё невидим. 

И Маша в жёлтой манишке –
Не мать, не жена, не невестка.
И Машиному братишке
Ещё не пришла повестка.

***
Оставить старость на десерт, 
Оставить как 
Нераспечатанный конверт, 
В саду – гамак;

Как не открытый до сих пор
Архипелаг, 
Сократом – нерешенный спор;
Оставить – так,

Как оставляет не спеша 
Художник – кисть.  
Ну, что сказать тебе, душа? –
Не торопись.

*** 
И снилось флейте, что она бамбук,
Что пагоды вокруг и летний луг,

А концертмейстер – желторотый клён,
В нее одну как мальчик был влюблён.

И музыки не слышно. Все слова –
Солёный дождь и прелая листва.
И там, где к солнцу тянется лоза,
Бамбуку снится оркестровый зал.

***
Отвивальдили скрипачи.
Фортепьяно глядит расстроенно.
Если хочется – помолчи.
Как молчат после битвы воины.

Музыкалка в былом. Аминь.
Ты прости свою мать упрямую,
Ту, что дочке родной всю жизнь
Оркестровую рыла яму.

*** 
Недоказуема сирень.
Недоказуем майский ветер.
Недоказуем летний день.
Недоказуем рыжий сеттер. 

Недоказуемы грехи
Как новорожденные дети.
Недоказуемы стихи – 
Мои. Твои. И все на свете.

*** 
Бабушка вяжет носки для солдата.
Каждая петелька – новая дата.
Бабушке Вике почти девяносто.
Бабушка помнит глухие погосты.

Помнит: отец вынимает махорку,
Матери снова несут похоронку.
Красные корпии ярче клубники.
…Мать называет последыша Викой.

Девочка Вика – девчонка-старушка.
Внук на войне, намокает подушка
Каждую ночь. Но в отцовском кисете
Плещется майский георгиевский ветер.

В прошлом ворочаться – темень, не спится,
А в настоящем – лишь пряжа и спицы.
Правда в Виктории, Вике, Победе.
Правда – в носках шерстяных и кисете.

*** 
Когда сентябрь выстрадает сад,
Меня уже не будет в тех пенатах.
Терраса, вечер, осень, небеса – 
Элизиум двуногих и пернатых. 

Пальто срослось с потрёпанной сумой.
Все электрички тянутся на север.
А рядом на платформе пёс хромой
Всё бродит, ждет и так отважно верит.

Роятся листья. Спелый горизонт
Рассвет несёт на блюдечке тумана.
А я несу с собой стихи и зонт
И выцветшие сны в сухих карманах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...