24.06.2024

Мы платим за политиков ошибки…

Александр Александрович Марфунин – поэт-фронтовик, участник Специальной военной операции, член Союза писателей России. Родился 18 августа 1975 г. в посёлке Лесной Пушкинского района Московской области. После окончания школы трудовой путь начал в 1992 г. на опытном заводе «Промсвязьрадио» со специальности «ученик токаря». В 1993–1995 гг.  служил в Вооружённых силах России. Воинское звание – младший сержант. С 1995 г. и по сегодняшний день проходит службу в правоохранительных органах в Москве, старший сержант полиции. В 1999 г. заочно окончил Правдинский лесотехнический техникум по специальности «механик машин лесного хозяйства». Воспитывает сына.Автор трёх книг стихотворений. Лауреат молодёжного фестиваля искусств Артиада народов России 2014 года в номинации «Литература. Гильдия профессионалов. Взрослая лига» с формулировкой в почётном дипломе – «За проникновенное воплощение духовного мира русского офицерства».

ОПОЛЧЕНЕЦ

Ему за пятьдесят… Уже давно немолод…
Немногословна речь…Открытый добрый взгляд…
Потёртый камуфляж… Подвыгоревший ворот…
Иконка…На груди – Бинокль и автомат…

«ДЕД» слушает эфир, нахмурившись сурово…
В наушниках доклад, что «цель поражена»…
Он в прошлом – агроном из славного Тамбова…
Работал бы и впредь, когда бы не война…

Когда бы не война – преподавал бы в школе,
Высеивал бы хлеб, выращивал бы сад…
И ездил бы с семьёй купаться в Чёрном море,
Жене бы помогал воспитывать внучат…

Он посещал бы храм, пусть и не богомолец…
И стопку б выпивал, и пел бы под гармонь…
Но только вот сейчас, он – русский доброволец,
Крестясь, даёт приказ: «За Родину – огонь!..»


* * *
Я видел смерть. Страх. Нищету…
Но до сих пор мне непонятно
Зачем, кляня в сердцах войну,
Опять спешу туда обратно?..

Но, взяв привычно автомат,
Целуя крест не снятый с шеи,
Вновь становлюсь в передний ряд
В разбитой взрывами траншее…

Там, вдохновляемой весной,
Живу, пишу о нашем «завтра»:
Как возвращусь к тебе домой
В начале будущего марта…

Из мира горя, бед и слёз,
Где непростительна беспечность…
Всё также не решив вопрос –
Чем так притягивает Вечность?


* * *
Солнечный день. По аллее от пристани
Мама за ручку ведёт малыша…
Русский мальчишка с глазами лучистыми
Тянет машинку свою не спеша…

Годы идут. Уже шесть с половиною –
Сын подрастает. Ученья пора…
Русский мальчишка с душою невинною
На самокате по лужам двора…

Класс выпускной. Слёзы мамы украдкою…
Вальс… Аттестаты… Букетов сирень…
Русский мальчишка, взяв книгу с тетрадкою,
Завтра примерит бушлат под ремень…

Смутное время… Русь, скорбью наполнена…
Веруя, что снизойдёт благодать,
Русский мальчишка с характером Воина
Крестик нательный не мыслит снимать!

Сельское кладбище примет солдатика…
В вечном покое не будет обид…
Русский мальчишка с судьбою Романтика
Смотрит на маму, одетый в гранит…


* * *
Безвременьем раздетые до нитки,
Глотая водку или крепкий чай,
Мы платим за политиков ошибки,
Порою, не успев сказать «Прощай…»

Под шум дождя и вой седой метели
Со словом Божьим в кознях сатаны,
Расписываем шрамами на теле
Новейшую историю Страны…


* * *
Когда Судьба опять жестоко
Швырнёт всех оземь в сотый раз –
Не стоит гневаться на Бога:
Всевышний вразумляет Вас,
Что в связке всех земных сплетений,
Где человек, порой, как зверь,
Есть взлёты с горечью падений
И Мудрость с опытом потерь…


* * *
Прикрою веки в тишине –
И мир реальный не со мною…
Я вижу сон, где на ремне
Нет автомата за спиною…

Ещё не выжжена трава,
Не снесена отцова хата,
Ещё семья моя жива,
И пёс не прячется от «ГРАДа».

Пекарню не накрыл снаряд,
Не заминировано поле,
И не разрушен детский сад,
Ещё нет госпиталя в школе…

А ротный, в прошлом – пианист,
С женой кружится в вальсе Венском…
И небосвод - безмерно чист…
И только птицы над Донецком…


* * *
                 Виктору Михалёву донецкому кузнецу
Прилёт… «Ответка» …  Круговерть…
Артиллерийские дуэли…
Уже которую неделю
Над городом кружится смерть…

Не покорившийся Донецк
Таит ответы на вопросы,
Как прорастают к Солнцу розы,
Неся в себе металла блеск…
…
Корректировщик «дал промашку».
И дом жилой – мираж уже…
Продольный срез пятиэтажки.
Часы на третьем этаже…

Квартир здесь нет. Одни руины,
А на единственной стене:
Кашпо с цветами, две картины
Да занавески на окне…

Под гулкий рокот артобстрелов,
Сквозь миномётную пургу,
Не отрываясь от прицелов,
Взвод слушал мирное «ку-ку»,

Реалистичности не веря…
Среди развалин и теней
Живым отсчитывалось время –
И не было его точней…


* * *
Май… Посевная… Ширь полей…
И сапоги в налипшей глине..
На тонковеточной рябине
Выводит трели соловей…

Май… На природе шашлыки…
Велосипед… Футбол… Рыбалка…
Фонтаны городского парка…
Цветы…  «Последние звонки» …

Май… Грозы… Дождик проливной…
Моя щека в губной помаде…
И ты в красивом лёгком платье,
Идущая по мостовой…

Май… Вслушиваясь в тишину,
Касаюсь дедовой рубахи,
Где серебрятся две «Отваги»
И орден «Славы» - за войну…


* * *
В домашнем тихом мироздании
Я, при свечении огней,
Перебираю фотографии
Минувшей юности своей…

Лихой судьбы хитросплетения
В один воссозданы сюжет
Запечатлевшие мгновения
Страны, которой больше нет…

Витают роем размышления:
Закончен ли «последний бой»,
Где пред опасностью забвения
Мы жили все одной семьёй?

И с памятью, мне душу ранящей,
Вновь наяву, а не во сне –
Стою среди своих товарищей
На пыльной латанной броне…


* * *
Когда однажды я вернусь с войны –
Не спрашивай меня о том, что было…
Не расскажу, но вспомню, как просила
Прийти живым из дальней стороны…

Когда услышишь стук в тиши ночной
И пригласишь зайти с порога в сенцы –
Обветренного лихом ополченца
Ты напои колодезной водой.

Когда к твоим коленям опущусь –
Не упрекай в сердцах, по-женски слёзно,
А улыбнись лукаво-несерьёзно,
И в миг исчезнет ранящая грусть!

Когда падёт вечерняя роса –
Опустят автомат мои ладони…
Пусть о родных глазах любви напомнит
Лазурь Донца да неба бирюза…


* * *
Россия! Я – Донбасс, колени не склонявший.
Не смеющий молчать молю душою всей:
Прими, Отчизна, нас – живых… И тех, кто павший…
Как привечает мать с чужбины сыновей.

Сквозь вёрсты и года ненастною порою,
Чрез боль и нищету, лихие времена –
Прими к себе, когда бессчётной чередою
Шагают за черту в бессмертье имена…

У Жизни на краю – распятый, но свободный
Народ … под пеленой трёхполосных знамён!
Прими в свою семью никем не покорённый
Истерзанный войной Имперский легион!

Мы всё перенесём с надеждой, что дождёмся
И, слыша не во сне твой долгожданный глас,
Под грозовым дождём домой навек вернёмся
Пешком иль на броне… Прими, Отчизна, нас!..


* * * 
За годы войны - в каждый двор попаданье.
Горели дома... И, как будто назло.
Огонь сохранил пепелищу названье. 
"Счастливое" - именовалось село.. 

Давно не звучало здесь русское слово, 
Весёлая песня, приветная речь..
Бесчинства творили нацисты «Азова», 
Сжигая, что только возможно поджечь. 

Усеяли мины, как овощи грядки, 
Дорогу да поле, и даже погост. 
И нам «насыпают» из лесопосадки, 
И мы отвечаем, не встав в полный рост. 

И если случится вернуться мне целым, 
Я вспомню не раз эти горькие дни... 
Поэтому нынче лежу под обстрелом, 
Чтоб в нашем селе не ходили они...


* * * 
Присев в тени раскидистой акации, 
К тебе, родная, в мыслях обращусь. 
Опять меняем место дислокации:
Мне эти сборы навевают грусть. 

Штабные генералы - все отважные -
Определяют стрелками пути. 
На гладких картах линии бумажные,
Но по горам-оврагам нам ползти. 

И продолжая древние традиции, 
Порой, разбив себе усердно лоб, 
Мы оставляем прежние позиции, 
Чтобы идти занять чужой окоп..


* * * 
Рука сжимает автомат..
В разбитой взрывами квартире
Лежу удобно, словно в тире,
Тревожно глядя на закат. 

Глазами к оптике прильну.
Запомню позывные, даты, 
Дела - как русские солдаты
Победно завершат войну! 

Пусть придавил бронежилет
И взмокла голова под каской, 
Поздравлю с Православной Пасхой
Друзей, желая долгих лет. 

Сейчас, в плену у тишины -
И мусульмане, и буддисты..
Ни одного нет атеиста
Там, где пред Богом все равны.. 

Попав сегодня под «замес»,
Не «задвухсочен» я, не ранен..
По рации среди развалин
Шепчу в эфир: «Христос воскрес!.»


*** 
Пламенеет закат в томном шёпоте моря:
Скоро землю сокроет кромешная тьма.. 
Нынче мне посчастливилось выйти из боя, 
Чтоб черкнуть тебе несколько строчек письма. 

Сокровенную мысль, словно, в старом романе, 
Долго тайно носила «дурна голова» -
«Нет романтики там, где летают «Герани»,
 Глушат близкие взрывы, дымится трава..»

Что всего человеку на фронте дороже:
Жизнь, здоровье, победа иль из дому весть? 
Не романтика точно.. Но всё же и всё же
В запредельности этой «романтика» есть.. 

Друг от друга сегодня с тобою далече, 
Только верю: настанет торжественный миг.. 
Потому и не гаснут блиндажные свечи, 
Освещая на фото чарующий лик.. 

И пускай мы давно уж не малые дети, 
Перед встречей с Всевышним нет смысла скрывать, 
Что покуда живём средь ветров лихолетья
Ты дождёшься меня.. И всегда будешь ждать...


ДИАЛОГ

«Ну что, председатель... Не вижу доклада,
Как план исполняла «крестьянская рать».
Пустых оправданий парткому не надо:
Слыхали не раз. Нам же есть, что сказать!

К лентяям-колхозникам приняты меры?
Бумаги не пишешь, а сам не речист.
Побольше нажима, контроля и веры –
Дави на сознательность, раз коммунист!

Заставить сумей! А не сделаешь норму –
Другого назначат на место твоë.
Тебя же... оденут в военную форму –
Повесткой, поставив опять «под ружьë»...

Подумав, ответь, не кивай на усталость!..
«В селе нашем каждый имеет нужду:
Объём заготовок – не самая малость.
Бездельников нет – люди спят на ходу.

Откуда спускают такие масштабы?
Всё сдали в район, белый свет стал не мил,
Когда на полях ребятишки да бабы
Рвут жилы себе, выбиваясь из сил...»

«Дерзишь? Так, понятно с твоим «горизонтом».
Одно неизвестно: вернёшься ль с войны?»
«Чем вы напугать меня вздумали- фронтом?
Сегодня там лучшие люди страны...»


* * * 
                         И мы сохраним тебя, русская речь...
                                            (Анна Ахматова)

На фронте, где возможна гибель,
Читаем редко мы порой...
Но держимся, ведь с нами Пикуль,
Васильев, Бондарев, Толстой.

На сухпайках (нет разносолов)
Прокормимся без «крепких» слов.
«Духовной пищей» — Богомолов,
Есенин, Чехов, Гумилёв.

Булгаков, Тютчев, Блок, Островский
Пойдут с пехотой также в бой,
Как Симонов, Сурков, Твардовский,
Гудзенко, Слуцкий, Полевой...

И пусть не смолкнут наши пушки
Да речь средь всех лихих годин!
Мы победим, когда есть Пушкин,
Некрасов, Лермонтов, Куприн...


* * *
Недоверчивый взгляд — на войне настороженность норма,
Отрешённость души: «Завтра будет для нас или нет?»
Слов не нужно, солдат: надевая военную форму,
О судьбе не тужи — ты давно на всё дал свой ответ..

Сделав выбор — держись, обнимая цевьё автомата!
Нам ещё наступать, да не маршем в парадной красе..
Где-то мирная жизнь, но покуда туда рановато..
Лишь печальная мать молит Бога, чтоб выжили все..

Если, вдруг, повезёт — и домой ты вернёшься когда-то,
И обнимешь родных, усадив их за праздничный стол, -
Молча вспомни тот год, ставший многим «чертой невозврата»,
Выпив за неживых — кто был рядом, но в вечность ушёл…

Не зальёт алкоголь пройденное и пережитое —
На миру не язви вслед тревожно летящим годам.
Пусть фантомная боль не вернёт в ощущение боя —
Только искры Любви, зарубцуют оставленный шрам...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...