30.05.2024

Галина Заломкина как критик-филолог

Галина Вениаминовна Заломкина (21.08.1969) – доктор филологических наук, переводчик, литературный критик, поэт. Галина Вениаминовна окончила факультет иностранных языков Тульского педагогического института. В 2011 г. защитила докторскую диссертацию на тему «Готический миф как литературный феномен». В настоящее время она преподает в Самарском государственном университете. Ее стихи и переводы итальянской поэзии публиковались в журналах «Воздух» и «TextOnly», статьи и рецензии о современных прозе и поэзии – в журналах «Знамя», «Новое литературное обозрение», филологических изданиях.

Большинство рецензий автора посвящены творчеству поэта А. Драгомощенко, а также другим стилистически близким ему поэтам и писателям (альманах «Фигуры речи». Кн. 1. 2005. Кн. 2. 2006.). Современная экзистенциальная поэзия (Ш. Абдуллаев, А. Глазова, А. Сен-Сеньков, С. Снытко) особенно интересна автору. Она обнаруживает переклички в стихотворениях русских и итальянских поэтов XXI в. («Вне опала: экзистенциальный опыт спокойствия в русской и итальянской поэзии XXI века» // НЛО, № 4, 2022). Кроме того, в центре внимания критика оказываются романы В. Пелевина («Ксерокопия света: взгляд на утопию искусственного в романах В. Пелевина «iPhuck 10» и «S.N.U.F.F.»» // НЛО, № 3, 2020). Статьи Заломкиной в филологических изданиях соотносятся с темой докторской диссертации и посвящены готическому мифу («Подходы к пониманию готического мифа» // Вестник СамГУ, № 5, 2010) и готическому началу в произведениях А. Солженицына («Полумир, розенкрейцеры и госужас: готическая интерпретация советской действительности в романе А. Солженицына «В круге первом»» // Вестник СамГУ, № 4, 2005) и братьев Стругацких («Сталкер на обочине: концепт чужого и готический quest у братьев Стругацких и Андрея Тарковского» // Вестник СамГУ, № 3, 2009).

Рецензии Заломкиной – это статьи критика-филолога. Она свободно оперирует литературоведческими терминами, подкрепляет свои суждения ссылками на авторитетные научные источники, строит анализ, отталкиваясь от черт того или иного литературного феномена. Разберем эти особенности работ автора на примере статьи «Разговор Иня с Янусом о бабочкином сне, или вместе мы почти пейзаж» (НЛО, №4, 2007). Данная рецензия посвящена анализу литературного альманаха «Фигуры речи». В ней автор касается разработки термина «интенсивное письмо». Критик ссылается на определения этого термина у филологов А. Уланова и К. Зацепина, а затем обобщает и структурирует приведенный материал, после чего на его основе выстраивает анализ таких произведений, как «Голубая Гвинея» (2005) М. Меклиной, «Лодочки» (2005) А. Краснящих, «Область пересечения» (2005) Г. Ермошиной и А. Уланова. Заломкина отталкивается от следующих черт «интенсивного письма»: «текучая диалогичность», «невербальное измерение», «имперсональность повествования», «рефлексия языка».

Статьи Заломкиной максимально непредвзяты. Ее стиль письма – ясный, строгий, лаконичный, лишенный предельной эмоциональности, которая была бы помехой объективности. Однако при этом Заломкина мастерски вживается в анализируемый материал и иногда подхватывает стиль рассматриваемого ей автора. Эта особенность очень оживляет работы критика. Такие фразы, как, например, «Левкин действует <…> текучей беседой Иня с непостоянным Янусом в условиях обостренного восприятия мира, в ландшафтной складке недоказуемого существования», не вступают в противоборство с основным научно-литературным текстом, а органично встраиваются в него, обогащая статью новыми смыслами.  

Учитывая метафизический характер анализируемой критиком прозы и поэзии, Заломкина выступает как интерпретатор, посредник между автором и читателем. Она и сама подчеркивала эту свою роль в статье «Распознание осенней вегетации речи» (НЛО, № 1, 2015): «Чтение А. Драгомощенко иногда напоминает работу дешифровальщика, подробно и трудно распутывающего сложный код текста, не поддающегося традиционному считыванию». Для того, чтобы это «считывание» произошло, необходимы сильная вовлеченность в творчество автора, умение мыслить его категориями. И действительно, критик глубоко погружается в поэтический мир Драгомощенко, рассматривая его отдельные стихотворения в контексте всего творчества поэта, привлекая к анализу авторские эссе и рецензии других критиков, писавших статьи об этом поэте.

В результате Заломкиной удается творчески, в духе поэтики выбранного автора интерпретировать образы. Например, интересна интерпретация образа плантации: «Слово «плантация» в заголовке <…> может быть прочитано как «взращивание» смыслов – как растений. Которые, нельзя забывать при этом, склонны и к осыпанию на осеннем ветре». На основе эссе самого автора Заломкина часто выстраивает генезис того или иного образа или даже лексемы, поскольку в поэзии Драгомощенко каждое слово наделено огромной семантической силой. Например, прилагательное «забытые» она возводит к образу реки Леты из эссе Драгомощенко «Эротизм за-бывания» (1994): «Феноменологическая и онтологическая симультанность Леты для Драгомощенко воплощает «безначальность» поэтической речи, преступающей «свое сейчас, свою память»…».

При анализе текстов Заломкина использует множество лингвистических и литературоведческих терминов: тавтология, омонимия, сема, аллегория, ризома и др. Критик, подобно хирургу, расчленяет текст и определяет семантику грамматической формы. Например, Заломкина рассуждает о том, как реализуется «мотив любви, вырастающий из переплетения мыслей о падежной форме местоимения «мы» и английского выражения «to fall in love»». От формы критик движется к смыслу, к проблематике анализируемых произведений: «из аллитерационных связей вылупляются новые смыслы: сема становится семенем». Такой подход обусловлен спецификой рассматриваемой автором поэзии, лингвистической по своей сути.

Заломкина демонстрирует эрудицию: знание русской и зарубежной литературы, философии. В статье «Разговор Иня с Янусом о бабочкином сне, или вместе мы почти пейзаж» она вписывает повесть А. Иличевского «Ай-Петри» (2005) в традицию русской классической литературы, отмечая, что странствия, изображенные в произведении, «оказываются путешествиями по русской литературе – от сновиденческих фантасмагорий Достоевского и есенинской экзотичности кавказского Востока, через живописность Пришвина до саспенса высокогорной научной экспедиции ранних Стругацких и мемуарности давних рассказов Солженицына». Также критик проводит параллели и с зарубежной литературой. Например, анализируя произведение А. Монастыренко «Про тела, превращенные в формы» (2006), она пишет: «<…> карнавальность Монастыренко проявляет явное родство не только с очевидной традицией Гоголя, но и со сном Адсона о «Киприановом пире» в романе Эко «Имя Розы» и изощренным языком национальной идентификации в «Кола Брюньоне» Ромена Роллана».

Также Заломкина при анализе произведений обращается к философии, тем самым проводя линию от Античности к современности и подчеркивая онтологичность проблематики рассматриваемой поэзии. Например, идею «игры в речь», реализованную в поэзии Драгомощенко, критик возводит к диалогу Платона «Кратил», в котором в споре философов Гермогена и Кратила решается вопрос о природе языка. Критик, опираясь на эссе поэта «Усиление беспорядка» (1994), делает вывод, что Драгомощенко поддерживает позицию Кратила, базирующуюся на естественности имен, проистекающих из природы вещей.  Исходя из этого Заломкина выдвигает положение: «текучесть мира и проблема его «схватывания» языком – одна из ключевых тем Драгомощенко», и, основываясь на нем, строит дальнейший анализ стихотворений поэта.

Критик очень внимателен к заглавиям и эпиграфам. Например, Заломкина рассуждает о названии первой книги альманаха «Фигуры речи» («Замок») и предлагает собственное заглавие, которое, по ее мнению, лучше раскрывает концепцию сборника – «Ковчег»: «Ковчег как метафора мог бы стать лучшим заглавием <…>. Ковчег как прибежище взаимодействующих, но не сливающихся непохожестей, временно согласившихся на тесноту объединения ради сохранения уникальности и разнообразия». Также она интересно интерпретирует эпиграфы произведений. Например, анализируя эпиграф к циклу стихотворений Драгомощенко «Распределение» (2005), взятый из «Божественной комедии» (1308–1321) Данте Алигьери, она вычленяет из него значимую для всего сборника «Фигуры речи» мысль об «экзистенциальном зазоре», характерном не только для поэзии Драгомощенко, но и для других авторов альманаха.

Таким образом, статьи Заломкиной не столько критические, сколько аналитические. Это статьи критика-филолога, эрудированного, внимательного к тексту, умеющего погружаться в творческий мир автора и при этом сохранять объективность, способного мыслить в рамках широкого контекста мировой литературы и культуры в целом.

Екатерина ДРЫНКИНА

Дрынкина Екатерина Викторовна, студентка филологического факультета МГУ кафедры истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса (магистр). Окончила бакалавриат филологического факультета МГУ. Участник Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» 2021 и 2022 гг. Артель вольных критиков МГУ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...