18.07.2024

Ответ Дмитрию Анатольевичу, прозой

Помнится, в мае 2010 года в наше Управление поступило поручение президента Дмитрия Медведева на предмет возвращения русскоязычного населения на территорию Северного Кавказа. Как и положено, его раскидали по отделам. Общий надзор отделался лёгким испугом, предложил повысить социальные пособия. Следствие предложило поспекулировать мерами пресечения и скорым предварительным расследованием.

Я, как ни бился в первые две недели, ничего придумать не мог. Нет, конечно, хотелось предложить назначать преступникам независимо от тяжести преступления штраф или условно… Но не решился (хотя президент и слыл либералом, призывал «не кошмарить» — но только, почему-то, бизнес, тех кто пониже, и на этот бизнес работают, видимо, не замечал).

В итоге, как в большинстве случаев, резанул я по живому. Написал (с матюшком сперва) наболевший рассказ «Токарь», посвящённый этой проблематике. Проверил ошибки, подредактировал, прочёл заново, после чего послал его в «Литературную Россию».

Рассказ был моментально опубликован. Возможно, ещё и потому, что он был спрятан среди автобиографического мыла «Дед и Льдинка».

После публикации я попросил парочку экземпляров «ЛР» (мне не отказали, авторских экземпляров тут всегда давали вдоволь — редакторы говорят, от дневных продаж газет только в самой редакции, со стеллажей, набиралось на сытный завтрак с натуральным кофе, сочниками и ватрушками). Затем взял на Цветном-32 еженедельник, и, вернувшись на родимый Кавказ, вручил его начальнику Управления ГП РФ по СКФО Артёму Мельникову со словами Гарика Харламова: «Вы хотели бомбы? Их есть у меня…»

Самая лестная его реакция: «Твою ж мать, Дэн! Ты опять за своё!!!»


Токарь

Есть такие удивительные рассказчики, которые пропьют весь вечер, завалятся спать, а потом, уже под утро, когда остальные только ложатся, вдруг вскакивают и начинают нести такую хрень, от которой мороз по коже. Вспоминается мне одна история…

Собрались мы года два назад с ребятами на рыбалку. Во дворе ко мне подошёл Мишка, друг брата, и предупредил: «На озере языком не мели. С нами один мужик поедет из органов. Димкин дядя».

Ладно, думаю. Из органов — это даже неплохо. Ближе к вечеру доехали до места.

Развели костёр. Выпили. Мужик вырубился. Сидели. Трепались. Вдруг мужик резко оживает и, подсаживаясь к костру, говорит:

— А вот вам, ребятки, ещё случай. Приезжает в Назрань токарь из Самары. Селится в «Ассе»*. Днём пропадает на заводе в Малгобеке. Вечером возвращается и идёт в город. Заходит в магазины, на рынок, откровенно засматривается на местных женщин…

Тот, кто был в Назрани, от этой наглости просто обалдевает. Человек в клетчатых шортах и в футболке «Скажи терроризму нет!» ищет, где бы подстричься. Да появись ты в таком виде там только — вокруг уже зло перешёптываются. Ещё минута — и уважаемые решают, сразу тебя зарезать или подождать до вечера.

Но вот какой случай. Токаря почему-то никто не трогает. День проходит, второй. Что такое? На третий он уже ориентируется на местности и на работу ходит пешком. Спецслужбы в смятении.

Первые думают на вторых, вторые на первых. Третьи пока держатся в стороне, но с опаской поглядывают на четвёртых. А так называемым ваххабитам и местным жителям всё равно. Да пошли вы все! Не хотят они убивать токаря. Милый голубоглазый парень, добрый открытый взгляд.

Командировка токаря подошла к концу. Выдался на редкость ясный денёк. Он встал, умылся, не торопясь собрал вещи, присел на дорожку, вышел в холл, попрощался. Если бы не оставил в тумбочке зубную пасту — о нём бы даже не вспомнили.

Прошёл центр по главной улице и побрёл в сторону «Черменского круга». Минут за сорок дошёл до поста, где его уже ждали. Весть о бравом токаре облетела всю Ингушетию и потихоньку начала обрастать легендами. То его видели скачущим в горах на диком жеребце, то играющим с местными мальчишками в футбол.

Как себя с ним вести? Что делать?

Никто не знает. Может, это Солженицын воскресший. Может, президент будущий. Поди разбери.

Пост. Человек в форме:

— Паспорт, пожалуйста.

— Да, конечно.

— Иван Кузьмич, как же вас в Ингушетию-то занесло?

— Ребята подкинули. Сами в Грозном остались, а я в Назрань махнул.

— Чем занимались?

— Работал.

— Где?

— На нефтеперерабатывающем заводе.

— Снимали комнату или?..

— В «Ассе» остановился. Очень уютная гостиница. Рекомендую.

— Да уж. А в рюкзаке что?

— Две пары чистого белья, одна грязного и сувениры.

— Извините, одну минуту, — сказал он токарю (на поясе человека в форме нервно задребезжала рация).

— Ничего страшного, — ответил тот.

Человек в форме отходит в сторону. Голос из рации:

— Слушайте меня внимательно, лейтенант.

— Кто это?

— Не задавайте лишних вопросов. Этот человек не должен покинуть республику. Вы слышите меня? Не должен.

— Почему?

— Вы не понимаете?

— Нет.

— Тогда ответьте мне на один вопрос. Сколько наших погибло вчера в Карабулаке?

— Пятеро.

— Правильно.

— И что?

— Подумайте.

— Не понимаю вас.

— Откуда этот слесарь?

— Из Самары.

— Сколько он жил в Ингушетии?

— Не знаю.

— Две недели!

— И что?

— Ничего!.. Представьте себе, что он добрался до своего родного города и за рюмкой «чая» рассказывает о своих похождениях друзьям и знакомым. Те в свою очередь рассказывают своим знакомым и… пошло-поехало!..

— Не понимаю…

— Тогда вы дебил, лейтенант! Конец связи.

(Система дала сбой на данном участке)

Рассказчик нервно облизал губы, его руки трясутся…

— Вот такая история, ребятки. Вот такая история…

И снова заваливается спать. И всё вроде бы ничего, но почему-то уже ни ему, ни нам не спится. Думаем…

Денис ОПЯКИН


16 комментариев к «Ответ Дмитрию Анатольевичу, прозой»

  1. Кавказ и его менталитет так и не понят до сих пор российской властью. А уж пора бы — триста лет почитай прошло. С кавказцами нельзя строить отношения Азиатами — наполовину дружим, наполовину торгуем. При встрече улыбаемся, но друг друга ненавидим и ночью готовы зарезать.

    С Кавказом нужно, либо дружить до конца как с настоящим братом. Либо воевать до конца как с лютым врагом. Чтобы Кавказ выбрал дружбу русские должны подняться с колен + обрести достоинство и гордость + стать нетерпимыми к собственным недостаткам. И после этого должны заставить себя уважать предложив дружбу в ультимативной форме.

    Именно так как это принято на Кавказе делать мужчинам — пьем вино и теперь спина к спине на веки. Либо убиваем друг друга до конца. Только в такой максимально жесткой формулировке. И с аргументом сильного гордого, не уступающего в самоуважении горцам нового русского общества можно наконец решить этот вопрос. Чтобы ни один народ не жировал больше за счет русских. А только вровень и не выше.

    До тех пор пока русский народ выполняет функцию опущенного властью терпилы. Безоружного пассивного стада приученного к выученной беспомощности. И до тех пор пока президент ни разу в жизни не одевший русской национальной одежды не сменится. До тех пор пока не придет русский национальный лидер сильный духом способный не оглядываться на политику и расстановку сил. Способный как джихадист пойти на любого врага защищая свой народ до конца во всем мире. Вот до тех пор Кавказ дружить с Россией будет брезговать. Извините за правду.

      1. Что именно вы, Денис, поддерживаете — «русского национального лидера», «способного как джихадист»? Может быть, тогда ещё — и вендетту?

        1. ***Может быть, тогда ещё — и вендетту?***

          Лично я — да! В любых международных делах — нанесли оскорбление стране не пустив на олимпиаду тех, кто не причастен к допингу. Или не дали под своим флагом выступать — суд и срок всем виновным. И в международный розыск. Да так чтобы обязательно, рано или поздно, но все виновные оказались в районе Воркуты или Магадана. И вышли оттуда не раньше звонка без права на амнистию или помилование.

          И закон об всенародном ополчении с обязательным тотальным владением оружием. Каждый вменяемый чтобы без исключения — и мужчины и женщины = как в Швейцарии (почти принудительно). С обязанностью учиться владеть, хранить, применять и нести ответственность. Что бы преступники знали — если суд убийцу или насильника отпустил, то потерпевший либо его родственники за отмщение получат самый малый срок. Причем это все официально и по закону считать крайне смягчающим обстоятельством. Чтобы преступники боялись граждан, а не наоборот. Сказки о том, что русскому человеку ничего нельзя доверять можете рассказывать тем, кто сейчас на войне. Они бить не станут, но разъяснят быстро.

          О демократичности тоже не забудем. Те кто против смелого русского национального лидера — будут иметь право не владеть оружием. И могут смазывать техническим вазелином не оружейные части, а свою каудальную область. В смелой и свободной стране каждый должен иметь то, чего он достоин.

  2. ***

    Ни с кем нельзя договориться
    И только с Путиным одним,
    Ежели встретиться случится,
    Поговорим, поговорим…

    1. Место встречи изменить нельзя, братуха… Но не случится, не случится, — истинно тебе говорю.
      Если ты с кем и встретишься в благословенной Москве-матушке, то только со мной (если буду жив), если сподоблюсь ещё оказаться в столице.
      Я в «Рифее»… Пять капель — за твоё здоровье: будь!

      1. Не дави интеллектом… Не пью в жару, в Москве уже за 30 градусов.

        1. ***Не пью в жару, в Москве уже за 30 градусов.***

          А зря …
          Два стакана дистиллированной водички (без солей) неплохо помогает когда от жары человек начинает отекать. Обычно в жару все гадости в теле начинают усиленно плавиться и выходить в кровоток для выведения наружу. Но у большинства людей кои не постятся и ивой еды не кушают почки и кишечник с кожей не справляется с этим потоком грязи.

          Организм начинает пытаться хотя бы снизить концентрацию всей этой мерзости в крови. А для этого пытается набрать в себя воды чтобы разбавить этой водой концентрат всего растаявшего барахла в самом себе. И натягивает воду в себя со страшной силой. Именно поэтому и происходит отекание.

          Так два стакана дистиллированной (другая не поможет) воды снижают концентрацию дряни. И позволяет немного спасть опухлости и работать сердечку полегче. Особенно хорошо работает самодельная газировка из дистиллята. В Италии такую делают под названием SantaAnna (acua demineralizata frizante).

          А вот сильно минерализованные Ессентуки, Боржоми и иже с ними в жару пить не стоит.

          1. когда жарко,
            не читайте Марка

    2. правка

      ***

      Ни с кем не смог договориться,
      И только с Путиным одним,
      Ежели встретиться случится,
      Поговорим, поговорим…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...