01.03.2024

О сокрушительной победе Льва Толстого над американским культом «игры»

Пока в самой России то и дело возникают дискуссии об изучении в школе «Войны и мира» Льва Толстого, пока Запад во главе с США кричит об «отмене» русской культуры, – американская литература беззастенчиво пользуется плодами, созданными великим русским классиком, телеканалы и издатели получают миллиарды прибыли, весь мир зачарованно смотрит телефильмы. Речь идет не только об экранизациях романов Толстого. 

Речь идет о своеобразном калькировании системы образов и перенесении системы, уже созданной гениальным Толстым, в новое произведение. 

Это не аллюзия и не цитатность постмодернизма, это использование проверенной схемы произведения для построения собственного. Без отсылки к оригиналу. Между тем система образов в любом художественном произведении – это основа всего, альфа и омега, двигатель сюжета, залог любви или равнодушия к произведению у читателя и зрителя.

Читателям саги и зрителям «Игры престолов» образы сериала понравились. Появились фанаты «кланов» и отдельных персонажей. Старков, Ланнистеров, Таргариенов…

«Нет русских влияний. На английском не так много книг по средневековой истории России», — заявил в 2017 году писатель Джордж Мартин, создавший «Песнь льда и пламени» (в сериальном варианте «Игра престолов»), а в апреле 2020 года, посетив Санкт-Петербург, осторожно уточнил: «Конечно, в юности я читал все главные книги, которые были частью разных курсов по литературе. «Война и Мир», «Братья Карамазовы», «Доктор Живаго»… 

​Судя по всему впечатление было настолько сильным, что основную структуру персонажей – то, что более всего привлекает читателя, американский писатель «позаимствовал» у Льва Толстого. Безусловно, система образов подстроена под жанр фэнтези, усилена до гиперболических максимумов и переименована.

​В распоряжении писателя-фантаста оказались и все «инструменты» современной цивилизации: от компьютерных игр и голливудской киноиндустрии до политики «глобального потепления» (не то «зима близко», не то «лето скоро»), экологических угроз и угроз ядерной зимы – все пошло в ход и выстроилось в единую фантастическую картину мира. В основе исторического сюжета – история войны Алой и Белой роз и легенды Столетней войны, нашествие Чингисхана и Падение Римской империи. Так, образ Бриенны леди Тарт – не что иное как адаптация образа Жанны д,Арк к сюжету книги, а образ бастарда Джона Сноу заставляет вспомнить победу Генриха Тюдора из боковой ветви дома Ланкастеров, основавшего династию, правившую Англией в течение 117 лет. 

Но не история Англии привлекает внимание читателя, погрузившегося в мир фантастической династической междоусобицы «Льда и Пламени». Интерес вызывают персонажи, их судьбы.

При этом на протяжении знакомства с главными героями книги, сгруппированными в семейные кланы, неотступно следует ощущение, что они знакомы нам. «Метампсихоз» просто, как сказано было в «Войне и мире».

Не будем запараллеливать всех 500 героев «Войны и мира» с огромным количеством персонажей Мартина, просто остановимся на главных династиях. Рассматрим протообразы – чистую их морфологию, схему кланов и характеры, которые, как известно – «есть судьба», двигатели сюжетных перипетий.

Ланнистеры – один из влиятельных  домов Вестероса (вымышленная империя), правители Западных земель. Во главе клана – опытный царедворец Тайвин Ланнистер, стремившийся к власти, разработавший схему цареубийства и брака собственной дочери с королем. Так напоминает князя Василия Курагина, возвысившегося при юном Александре Первом, занявшем русский престол в результате убийства  правителя Павла. У Тайвина Ланнистера – красавица-дочь Серсея, красавец-сын Джейме и второй сын – уродец-карлик Тирион. Так это же у князя Василия Курагина были и красавица-дочь Элен, и красавец-сын Анатоль, и уродец-сын Ипполит. Сходство красоты и пороков: инцест между Джейме и Серсеей и инцест между Элен и Анатолем скандальны в обеих книгах. Разница в младших сыновьях: для разнообразия Мартин поступил «от противного», наделив уродца-сына Тириона недюжинным умом, оставив при этом в качестве заметной черты поведения похотливость, свойственную и Ипполиту Курагину в романе Толстого.

Таргариены (ориг. House Targaryen) – самый древний дом Вестероса, бывшая королевская династия, которую представляют брат Визерис и сестра Дейенерис. Образ гордого, честолюбивого брата и кроткой поначалу сестры напоминают образы черниговских князей Болконских: князя Андрея и Марию, безусловно, если довести их главные черты характера до карикатуры.   Гордый и честолюбивый брат обречён на гибель, и его сестре суждено самостоятельно «управляться» с «драконами» собственного рода. Кстати, отец Болконских «был прозван в обществе» Прусским королем. Умнейший вельможа при дворе Екатерины. «Безумный король» – отец брата и сестры Таргариенов – будто специально создан от противного — «образ-перевертыш».

Старки – род правителей Севера, который представляет собой влиятельный род Вестероса. Аналогично множеству остальных домов Севера Старки продолжают поклоняться Старым Богам. Во главе семейства – Эддард Старк, благодаря его честности, бесхитростности, нравственной щедрости семья попадает в бедственное положение. Вспомните Илью Ростова, щедро растратившего политическое влияние семьи и экономическую устойчивость.

 Кейтилин Старк – образ матери, стремящейся сберечь своих детей (фэнтезийная княгиня Ростова). Их дети: два сына и две дочери. Старший Робб – упрямый малый, просто гусар, влюбившийся в «бесприданницу» (как настоящий гусар Николай Ростов, влюбившийся в Соню), младший сын Бран – юный шалун, добрый мальчик, выброшенный из окна вероломными Ланнистерами, как шумный Петенька Ростов, выбитый из седла вероломными врагами. 

Две дочери Старков: старшая чопорная и женственная Санса, строго соблюдающая правила хорошего тона, делающая замечания младшей непоседе Арье. Так старшая Вера Ростова делала замечания Наташе, сетуя на ее характер и неприличное поведение. И, наконец, Арья – импульсивная, обаятельная, «некрасивая, но живая девочка». Простите, это как раз о Наташе Ростовой, – «казак», как характеризовала ее Марья Дмитриевна Ахросимова. Это она хотела то пойти в актрисы, то пойти на войну. И только в фэнтези это все могло бы стать реальностью: Арья как раз оказалась на войне и стала «актрисой» Храма безликих, меняющих личины.

Мы забыли ещё об одном  персонаже – Теон рода Грейджоев. Теон воспитывался у Старков, так как его собственный дом проиграл войну. Так в семье Ростовых воспитывался Борис Друбецкой. «Борис, он серый, светлый, узкий», – говорит о нем Наташа Ростова. Серый – почти «грей» (в переводе с английского – серый, Грейджой). И Теон Грейджой, как и Борис Друбецкой, играет роль неблагодарного воспитанника.

Наконец, персонаж, довольно заметный в книге Джон Сноу, бастард. Самым известным бастардом «Войны и мира» был Пьер Безухов.  «Кто я такой? Бастард»,  говорит Пьер лучшему другу. Но именно он оказывается графом Безуховым, прошедшим Бородино и отстроившем Москву после пожара. А кем в итоге станет Джон Сноу  пока не известно, Мартин ещё пишет свою эпопею-фэнтези и мы будем надеяться, что он не забыл Эпилог русского романа – эпопеи – победу русского орудия и нашей отечественной культуры.

Поскольку «нет величия там, где нет простоты, добра и правды».

Нельзя без улыбки лицезреть на небе «Игры» хвостатую комету. Каждый из нас с уроков литературы помнит – образ кометы в «Войне и мире» — главный символ свершающихся эпических событий в мире, именно ее герои Толстого видят накануне войны России с Наполеоновской Европой. Этот же образ берет американский писатель фэнтези как главный символ событий его вымышленной империи.

Да и название книги  «Лёд и Пламя» или «Песнь льда и пламени» соответствует структурно названию  «Войны и мира» Льва Николаевича Толстого, этой основой литературных основ, признанной в 2009 году американским Newsweek лучшей книгой всех времени народов, величайшим эпическим произведением новой европейской литературы.

Осознанно ли, неосознанно ли Мартин положил в основу образов своего «Льда и Пламени» – блестящую схему «клановых» образов «Войны и мира» Льва Толстого – сказать трудно.

Но каждый из нас должен понимать, что изучение произведений классиков отечественной литературы в школе защитит нас от лукавых усмешек западных писателей, «представляющих» нам очередной продукт массовой и иной культуры с красивой наклейкой.

Только знание своей культуры дает возможность отделить зерна от плевел и на равных говорить со всем миром.

Наталья ТУГАРИНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...