30.05.2024

Как Кончаловский похоронил «Сентиментальный роман» Масленникова

Мы писали уже разок о том, что отечественный режиссёр охотно подставит ножку своему коллеге из-за успешно снятого кинофильма. И на внутреннем уровне, и на внешнем. О первом откровенно написал Владимир Меньшов, приведя в качестве примера Юлия Райзмана и свою «оскароносную» киноленту «Москва слезам не верит». Тогда, перед выдвижением картины на премию Райзман на общем собрании Мосфильма требовал у председателя Госкино «разобраться с этим позором Мосфильма».

О международной практике мстительности русских есть несколько примеров. Бондарчук в Каннах не дал получить главный приз Тарковскому. Спустя несколько лет Элем Климов применил тот же метод давления на жюри в отношении Никиты Михалкова. Европейские деятели кино были в шоке. Они в доску бы разбились за главный приз своему соотечественнику, а у советских всё, оказывается, иначе! Где же их «собственная гордость» (по Маяковскому)?

Не было ли это предвестником более глобальных и судьбоносных для СССР битв интеллигенции во внутренней политике, доведших до контрреволюции 1991-го? Не было ли это завистливое в корне своём взаимоистребление — первыми ласточками вдохновенного истребления Союза кинематографистов, которое началось изнутри, с изгнанием Сергея Бондарчука, отстранением его от руководства, преданием анафеме как «заскорузлого сталиниста», «классика тоталитарного периода»?..

Судить вам, дорогие читатели. Мы лишь предоставляем материалы для размышлений, сопоставлений, суждений.

Сегодня ещё один пример «солидарности» русских. В 1976-м году Игорь Масленников (на тот момент уже автор нескольких серий «Шерлок Холмсов») снял фильм «Сентиментальный роман» по повести Веры Пановой, увидевшей свет в 1970-м году. Действие повести происходит в 1920-е годы. Подтекст сюжета, или, как сказали бы сегодня, бэкграунд фильма — свободная любовь. В главных ролях — раскрепощённые и прекрасные, в самые свои цветущие лета взятые в объектив Елена Проклова и Елена Коренева.

Красавица Коренева, отметим, уже к тому моменту снялась в эпическом, патриотическом и одновременно «хиппИческом», раскрепощённом (вплоть до её ню-съёмок в дождливом лесу и домашнем душе) кинофильме-поэме Андрона Кончаловского «Романс о влюблённых», в 1974-м. Вся страна и просвещённая заграница (а это тоже миллионы кинозрителей) увидела её полуобнажённой, восхитилась её лаконичными и спелыми формами… Подробности съёмок (во время которых сам Андрон заработал язву, а Елена приняла его настояниями и стараниями крещение), происходивших в Трубниковском переулке, вблизи дома Михалковых на улице Воровского — есть в автобиографической книге Кореневой «Идиотка». Подробности даже интимные, вплоть до «кастинга», который она проходила топлес у Андрона дома, на закате, вливающемся в окна со стороны высотки на площади Восстания. Ещё до съёмок начался их роман, продлившийся как раз до окончания работы над фильмом и возвращения её в Щукинское училище…

Не смотря на огромные капиталовложения в фильм, съёмки с участием воинских частей, большие массовки, эксперссионистский стиль и шикарные песни, не смотря на попытку Кончаловского (в чём-то созвучную меньшовской попытке в «Москва слезам не верит» — но он шёл от 1950-х к 70-м) вынести серпасто-молоткастый флаг на международную арену — как символ не только революции, но и романтической, отчаянной любви юности, флаг успешного строительства Нового человека, который не чужд верности социалистичекому отечеству, но и новейшим свободам («Парижская весна» 1968 года), — «Романс о влюблённых», выдвинутый Госкино СССР на все престижные мировые премии, получил только в родимом соцлагере, в ЧССР «Хрустальный глобус», в Карловых Варах. Язва у Кончаловского, конечно, разыгралась не только от этого, но, как говорится, «осадок остался» — он ожидал большего признания в своём явном стилистическом следовании веяниям еврокоммунизма и хиппизма (поёт в фильме, но за кадром, сверхмодный тогда и тоже переживающий расцвет Александр Градский, что подчёркивает устремлённость режиссёра к жанру рок-оперы)…

А тут вдруг (и эти-то времена называли «застоем», консервативным брежневским десятилетием?!) Игорь Масленников на глазах только что огорчённого Кончаловского, поднимает отчасти ту же самую тему, только в других, более выгодных реалиях — причём с его открытием, Еленой Кореневой в одной из главных ролей… Неужели и тут — ню, топлес, эро? Ведь вроде бы — об этом?.. Режиссёрская ревность так и разрывала душу тщеславного Андрона в ходе съёмок, наверное.

Но пугаться не стоит. В принципе, ничего такого в кадрах нет (Масленников в этом плане консервативен и трусоват). Все сделано намёками. И, тем не менее, у советских консерваторов, имевших голоса и на Мосфильме тогда (один Ермаш чего стоит), возникает вопрос — как же эдакое, о советском раскрепощении нравов (!) вообще запустили в производство? Загадка…

Тут для «прикрытия» одного имени и авторитета писательницы-коммунистки Пановой мало. Кстати, её повесть вышла в 1970-м как ответ потомков на футуреску Александры Коллонтай «Скоро, через 48 лет» — 1970-й, описываемый довольно точно из 1922-го голодного года, полувековой социальный рывок к коммунизму, — действительно оставил зримые вехи. Упомянутые Коллонтай «дома отдохновения» — были построены, только назывались домами престарелых и имели ведомственный принцип формирования — например, известная киноактриса ещё немого кино («Крест и маузер» 1925 года, например) и Малого театра Лидия Васильевна Былеева жила в таком, устроенном в Подмосковье для ВТО.

Правда, в 1970-м оставались ещё на планете войны (убийство человека человеком не стало архаикой, которую можно было выведывать только у «красных бабушек»), а в самом СССР деньги ещё не стали музейной редкостью… Но в целом талантливая во всём, к чему прикасалась, Коллонтай точно забросила «удочку» — и вот, как бы вступая в диалог с ней из намеченного и намЕчтанного будущего, Вера Панова «Сентиментальным романом» ищет в 1920-х ростки тех самых достижений общества, что в готовом виде изображены Коллонтай. В том числе — новых и (вопреки пошлым предрассудкам и беляцким «уткам») куда более ответственных, нежели традиционно-семейные, отношений, которые первая женщина-министр назвала «любовью-товариществом», чувствами эпохи коммунизма. Да, в те годы гражданский брак был нормой — никаких попов и загсов для «заверения» верности в ближайших отношениях не требовалось.

Тема приоритета «семейных ценностей» стала возвращаться в повестку лишь в 1930-х, когда от стартовых свобод, пропорциональных взаимной личной ответственности — стали переходить к концепции «ячейки общества» (чем и начали цементировать то, что должно было обретать всё большую гибкость в ходе социального прогресса). Семья Бриков-Маяковских, плодотворнейшая и авторитетная как в литературном, так и в научном мире, — яркий пример новейших отношений, расширяющих представления о семье, которые не вписывались в старые парадигмы, проламывали их, перерастали. И кстати, товарищески-супружескую верность Маяковскому после его самоубийства Лиля Брик доказала тем, как сумела пройти все инстанции, пробить все стены, донося его творчество (в ПСС) до массового советского читателя — до Сталина дошла! А уже он, как поэт и переводчик поэзии в прошлом, высоко оценил именно политическую суть поэзии Командора, написал знаменитую резолюцию на письме Брик к нему: «Маяковский был и остаётся…»

«Сентиментальный роман» выбивался из ряда картин Масленникова — примерно так, как актуальный и реалистичный малобюджетный «Ворошиловский стрелок» выбивался у Говорухина (впрочем, всегда разного — снимавшего в порывах либо сериальную заурядицу без кино-приёмов вообще, вроде «Место встречи изменить нельзя» или скрипучие ретро-стилизации а ля «Благословите женщину», либо — шедевры вроде «Десяти негритят»). Фильм вышел без преувеличения потрясающий (не только консервативные круги интеллигенции), однако возня «внутренней оппозиции» началась ещё задолго до выпуска его на внутренний кинопрокат.

Сдаётся мне, что сработали иные факторы, нежели только чей-то консерватизм: лагерь «охранителей» того периода был активизирован вездесущим кланом Михалковых. Однако участники кинопроекта распространяться об этом не хотели. Молчали. А заняты в фильме Масленникова были суперзвёзды: Олег Янковский, Николай Караченцов, Людмила Гурченко, Станислав Любшин, Михаил Боярский, Владимир Басов (старший). Даже озорник-телеведущий Сергей Мигицко как воды в рот набрал. А у него в «Сентиментальном романе» — совсем не эпизод!..

Наложили «печать молчания» на киноленту, снятую в первую очередь для советских людей — как актуальное напоминание и исследование направления, в котором двинулось общество, создавая для себя не только «лампочку Ильича» и новые заводы, но и новые формы воспитания детей (которое перестало быть заботой только непосредственных родителей) — детские сады, дома и дворцы пионеров, — для высвобождения «взрослого» времени, что во многом стало причиной «беби-бума» 1926 года… Все эти завоевания, начавшиеся с ленинских декретов — были ни чем иным, как первыми ступеньками к Новому Человеку (о создании которого культурно-инфраструктурными средствами возвестил ещё Максим Горький из своей последней эмиграции). Новому человеку не требовались старые вериги «семейного долга», именно в этом смысле раскрепощённый высокоразвитым обществом — он обретал вместе с правами и обязанности свой мир чувств приводить в соответствие с социалистическим строительством (большущую лекцию об этом Макаренко прочитал прямо в цеху завода имени Серго Орджоникидзе в 1937-м году, кажется, — прим. ред.). И тут-то как раз, как сама Коллонтай описывала в манифесте «Дорогу крылатому Эросу!», открывались невиданные просторы — развивающиеся вместе с обществом, с формацией, его чувства должны были стать «новым органоном», звучание которого будет вливаться в неисчислимые произведения искусств… (Пока среди них можно назвать разве что «Василису Малыгину», «Большую любовь» самой Коллонтай, а ещё, как ни странно, «Гидроцентраль» Шагинян, «Время, вперёд!» Катаева, — подсказывайте, товарищи читатели, может, что упустили, — прим. ред.)

Вот на этот самый манифест — и отвечала из 1970-го, во многом основанной на собственных воспоминаниях, повестью Вера Панова. Актёрская работа в нём демонстрировала глубокое вхождение в тему всего поколения детей и внуков Великого Октября. Однако подковёрное интриганство консерваторов делало свою подлую работу тихо и беспощадно.

Короче говоря, Госкино СССР отправило кинофильм Игоря Масленникова после многих совещаний, куда закатывался и сам «Дядя Стёпа» (славу сына оберегающий не слабее того, как Никита сейчас канонизрует его самого), всего лишь на третий по значимости мировой кинофестиваль — в Западный Берлин. Это в представлении киноэлиты — было всё же выше Карловых Вар. Фильм понравился члену жюри Райнеру Вернеру Фассбиндеру настолько, что он готов был дать ему главный приз! Но тут восстал… представитель Советского Союза в жюри Андрон Кончаловский. Он назвал фильм Масленникова «сентиментальной пошлостью не то минского, не то киевского разлива». Причём здесь Киев, причём тут Минск? Ума не приложу.

Что пытался выразить своим скепсисом ревнивый Андрон? Провинциальность поднятой темы? Однако для советского интеллигента вот так хамить столицам братских республик — было, конечно, за пределами всяких приличий… Видно, язва тщеславия Андрона так заела, что свой домашний, кухонно-михалковский сленг он посчитал уместным в общении с признанным гением, Фассбиндером!..

К чему привёл этот хамоватый выплеск желчи сноба Кончаловского в масштабах мирового кинематографа? К весьма печальным последствиям для всех (кстати, и для самого Андрона — как раз тогда и озлившегося на отечество настолько, что решил режиссёр эмигрировать, — вновь связи батяни-гимнюка способствовали тому, чтоб сие не стало скандалом, а квартирка его в кооперативном «доме Высоцкого» на Малой Грузинской, не была конфискована, осталась за Андронушкой, уже тогда разъезжавшим на «Вольво»).

Помните, что было с фильмом «Я — Куба» 1964-го года, снятым Калатозовым и Урусевским по сценарию Евтушенко? Его забыли на долгие десятилетия. Почему? Потому что кубинская критика его не приняла — как надменный и культурно-чуждый, не раскрывший сути Кубинской революции. Ну, а дома киночинуши тем более сочли фильм пустым экспрессионизмом и рев-романтизмом — и сунули на дальние полки.

И лишь в нулевых годах «геополитический противник» Мосфильма — Голливуд извлёк фильм из пыли, отреставрировал и отцифровал для кинопроката и продажи на ДВД. А вот теперь он есть (яркими эпизодами) в рекламном самовосхвалительном ролике «Мосфильму — 100», который монтировал сам Карен Шахназаров!.. «Нет пророка в своём отечестве» — это и о кино сказано нашем.

Ретушированный кадр фильма из «Советского экрана» за 1976 год

Так вот: «Сентиментальный роман» постигла участь киношедевра мирового уровня «Я — Куба». Причём анекдотичность того «приговора Кончаловского» — в том, что о спасении нравов молодёжи беспокоился деятель, уже перемеривший на свой аршин едва ли не всех популярных актрис советского кино, начиная с Марианны Вертинской! Этот «блюститель советских нравов» сам под конец века выпустит книгу «Низкие истины», где его донжуанский список, пожалуй, затмит и писания Джакомо Казановы. Но всё объяснимо: собственная международная неудача его «Романса о влюблённых», мелкая зависть к попыткам Масленникова взять ту же тему в ином хронотопе… Удивительно, что на часовом сеансе воспоминаний на канале «Культура», Масленников (в «Линии жизни») ни словом не обмолвился о «репрессированном» своём шедевре, не дошедшем до телеэкранов — и никто не догадался спросить. Зато говоря о Кончаловском, Масленников называет его не иначе, как советским плейбоем — доигрывая ту проигранную партию или даже бой в Берлине.

Кто знает, получи его «роман» подобающую замыслу известность — может, он не стал бы снимать скукоту вроде «Зимней вишни»? Она, конечно, отразила и времена, и нравы «застоя», жизнь «разведёнок» — но полёт режиссёрской мысли и операторских дерзаний как-то снизился, согласитесь…

Фильма нет ни на одной из действующих в интернете видео-площадок — так как никто о нём не вспоминал и из актёров. Все посчитали (стараниями-внушениями интригана Андрона), что съёмки по «фривольной» повести Пановой были ошибкой в их биографии, и коллективно забыли «Сентиментальный роман». Однако, если не горят рукописи, то киноленты, как в «Человеке с бульвара капуцинов» — и подавно.

Ждём реставрации и показа фильма на канале «Золотая коллекция»! И, главное, сейчас-то там точно нечего бояться — наоборот, клич Коллонтай и Пановой «Дорогу крылатому эросу!» звучит вызовом социальному регрессу и «дремучему охранительству» (о котором говорил в 2012-м на майской инаугурации сами помните кто). А значит фильм актуален, как в том же 1976-м году остановленная Лунная программа, возобновить которую на буржуазной почве в РФ не представилось возможным. Кино, однако, — это не Луна, тут всё поближе — в пределах Красногорска и Госфильмофонда…

Филипп ИВАНОВ

12 комментариев к «Как Кончаловский похоронил «Сентиментальный роман» Масленникова»

  1. Прекрасно излагает автор, есть за что хвалить. И мы с Марком о том же в рубрике «Стихом по геноциду», о зависти.

  2. Мне представляется, что нравы 70-х были немного пуританские в СССР, поэтому описанные фильмы не получили должного признания. Это сыграло свою роль в конце 80-х, когда ширпотреб Голливуда вышел на первый план (ох уж эти киносалоны) после кризиса самобытных кинематографов Италии, Франции, Чехословакии, Югославии из-за перестроечных процессов в мире.
    Статья замечательная, есть интересная связь с работой Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства».

    1. спасибо! передам нашему новому автору Филу (старому рок-музыкальному знакомому, открывшемуся с неожиданной стороны). но не спешите с выводами… не забывайте, что именно 1970-е стали для молодёжи и студотрядов (тогда СССР был очень отзывчив как на внешнюю моду — клёши, волосы, так и на прогрессивное содержание «недореволюции» французской молодёжи 1968-го) — школой коммунизма не в переносном ,а буквальном смысле, они строили и здания будущего, и свои отношения .

      и, может быть, недоизученность опытов предков (благодаря кому и эти потомки появились) — сыграла тут плохую роль. и отсутствие на киноэкране и телеке таких фильмов, как «Сентиментальный роман» — тоже подыгрывало молчаливой обывательщине… а сам по себе консерватизм не приходит же в общество развивающееся, имеющее чёткие планы на ближайшие пятилетки, по строительству городов, новых шедевров, открытий в науке и чувствах!

      и это тоже было сигналом того, что КПСС вместо постановки новых задач (при заметных успехах той же индустриализации — нормой за 9-ю пятилетку было строительство тысячи заводов!!! — вы сравните с нашим нынешним регрессом и развалом индустрии) обществу, впала в хвостизм, сыграла роль тут и геронтократия… вы верно пишете, что буржуазный Голливуд рекрутировал тех, кто должен был учить сам Запад подлинной, умной Любви, а не Сексу (только)… а где нет вектора в будущее — начинает тянуть назад, в капитализм, в религию, в монархию и прочую архаику — вектор иной, регрессный. вот там и пребываем ныне — в ПОЗАпрошлом…

  3. ***отечественный режиссёр охотно подставит ножку своему коллеге из-за успешно снятого кинофильма. И на внутреннем уровне, и на внешнем***

    В том, что этот злободневный вопрос до сих пор не решен вина российской интеллигенции. И это надо исправлять обязательно. Необходимо формировать нужные ценности в культуре. И помимо творческого онанизма поражающего публику величием оргазма надо бы в каждое произведение, постановку и пьесу вкладывать те самые вечные ценности, которые нужны и важны любому общественному строю. Где любовь к родителям и преданность родине должны идти рука об руку. Независимо от политических и иных взглядов. Какие бы мы не имели убеждения — все = белые, красные, зеленые, и даже голубые — все должны быть друг за друга горой если касается общей и главной ценности — нашего народа. И все, что не попадает в эту парадигму должно высмеиваться и отторгаться умами и произведениями литераторов, кино-деятелей, артистов и всех остальных сие творящих.

    Сегодня одна сорока из непростых облаков принесла интересную весточку. Оказывается в южных широтах страны, где сейчас происходит важное появился новый вид бизнеса. Люди владеющие летающими устройствами предназначенными для конкретных трагических дел, таки дают доступ к ним через интернет всем желающим. И те, кто хочет «позабавиться» за энную сумму и фактчиески принять личное, хоть и дистанционное участие могут без проблем это себе позволить. Порядок цен вполне вменяемый. Так вот немалая часть этих желающих поучаствовать из России участвует оказывается с другой стороны. Причем эти мрази СОБИРАЮТ ЦЕЛЫЕ КВАРТИРЫ В КРУПНЫХ ГОРОДАХ СТРАНЫ таких же, как сами «оппозиционеров» и как в кинозале любуются происходящим в прямом эфире. А затем расходятся очень удовлетворенные увиденным и содеянным. Так вот на мой взгляд это ни разу не оппозиция, а подонки и предатели, коим не место среди моего живого народа.

    Личный крест каждого интеллигента во все времена поддерживать чистое и настоящее в людях. Причем во всех — включая и подонков преступников. И эта святая обязанность каждого человека имеющего дар. У Б-га нет иных рук, кроме твоих. И служить совершенству и гармонии наша обязанность.

    Предлагаю подумать над моральным кодексом интеллигента, который аналогично медицинской «клятве Гиппократа» нужно ввести во всех учебных заведениях законодательно. И применять ко всем выпускникам институтов и конечно к авторам любых художественных произведений (включая справочную, рекламную и иную инфопродукцию). Так, что бы не подписавший эту клятву делать добро и служить совершенству не было права ни печататься, ни выставляться, ни участвовать ни в каких творческих конкурсах, концертах и публикациях. Чтобы нарушающий этот кодекс был изгоем среди всех интеллигентов до тех пор пока не покается и начнет соблюдать. Надо конечно сформулировать параметры и хорошо бы проголосовать не только в среде интеллигенции, а привлечь народные массы к этому делу. Тогда будет причина прекращать грызню и лишь поддерживать друг друга. И начать чувствовать силу и мощь единства с народом.

    Надеюсь смог сказать нечто понятное.

  4. Марк, вам пора кончить читать здесь людям свои догмы — молитвы. Они всё равно ничего не решают.
    Обратитесь для реализации ваших затей из некого сакрального места через астральный канал связи непосредственно к Создателю.
    Но. думаю, он вам ответит так:
    — Вы захотели создать Рай на земле.
    А он — фикция как на земле, так и на Небесах.

    1. ***вам пора кончить читать здесь людям свои догмы***

      Я не могу менять формат игры будучи задалеко от своих двух народов. Поэтому имея определенные практические навыки в создании и курировании полезных дел стараюсь достучаться до тех, в ком зреет робкое желание позитивного развития. Чтобы придать им немного больше смелости и уверенности, которой хорошим людям часто не хватает. И добрые люди просто бояться выходить в публичное пространство населенное вами — мечущими инфо-помои и друг в друга и в собственный народ. Вами — испоганившими все, что было святого. Потому, что оное было многократно пропущено через грязные, жадные и вонючие лапки блевотной кучки дерьма, именующей себя российской интеллигенцией.

      Настоящая патриотичная интеллигенция должна сразу выстраиваться в очередь при любом поводе и возможности поддержать свою страну. Бросаться усиливать любое полезное решение или предложение. Забывая моментально все свои разногласия. А вы своим омерзительным раздраем и грызней не помогаете собственному народу, а лишь постоянно гадите ему и вносите смуту. Как паршивая лошадь на которой ни пахать, ни сеять невозможно, которая только ржет, гадит и все время жрать требует. Не удивительно, что в массе своей народ не верит вам. Да хрен бы с вами со всеми — беда в том, что другой интеллигенции пока нет. Ее только предстоит формировать и воспитывать в любви к своему народу и абсолютной преданности ему.

      Наконец выговорился — аж легче стало. Пусть меня теперь забанят за эту правду. Рано или поздно, но все одно кому-то надо было прилюдно ткнуть вас в то дерьмо, коим вы в подавляющем числе и являетесь.

      1. «Я не могу менять формат игры будучи задалеко от своих двух народов. » — вот ещё что выяснилось) СВОИХ — ну, как у господа были избранные народы. СВОи — это украинцы и русские?

        а за дерьмо-с-доставкой — ну, зачем ж вас банить, самообличению нет пределов. вот теперь ясно что вы не интеллигенция — а что, кто? не из СССР родом? (да отсюда, муки с туалетной бумагой не случайны — вы эмигрант первой волны после контрреволюции1991 — верно? за капитализмом к капитализму, так? нас, лингво-чекистов, не проведёшь))

        с пропуском на Красную площадь до 2050-го? 😉 ой, юморист вы вдобавок…

        1. ***вы эмигрант первой волны после контрреволюции1991***

          Среди длинного списка званий, эпитетов, штампов и ярлыков, коих Вы на меня навесили, до сих пор нет ни единого, где бы Вы не ошиблись.

      2. Марку:
        В меня грязь кидать не надо — я здесь ни словом — ни делом ничего плохого народу не сделал.
        Раз вы за народ — почему не были 9 мая в колонне Бессмертного полка в Монреале? Где тамошние бандеровцы с обочины стенали против России бандеровские лозунги?

        1. ***почему не были 9 мая в колонне***
          Все нормально.
          Тащмайор знает кто и где был и что полезное делал.

        2. Сделали, Николай, сделали…
          И делаете: исключая классовый подход в исследовании истории — как прошлой, так и современной, — вы профанируете науку не хуже этого «Марка».
          Тому-то хорошо — он в кустах, занимает здесь беспардонную позицию, с него — как с гуся вода, да и спроса с него никакого, но вы-то выступаете с открытым забралом, как и подобает порядочному человеку!

  5. ***Тому-то хорошо — он в кустах***

    За мной вчера хвост пол страны висел. Так надоел, что пришлось по наглому обламывать. Надеюсь Вам удастся испытать малую толику того, что уже 30 лет подряд прилетает на мою долю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...