01.10.2022

«Вновь к милости взываю я одна»

Кюребекова Сувайнат Мевлютдиновна — табасаранская поэтесса. Родилась 15 июля 1965 года в селе Гюхраг Табасаранского района Республики Дагестан. Окончила музыкальное отделение Избербашского педагогического училища и филологический факультет Дагестанского государственного педагогического института. Работает редактором табасаранского выпуска журнала «Женщина Дагестана», руководителем табасаранской литературной секции СП РД. Автор пяти поэтических сборников на родном языке и в переводах на русский. Член СП России, Союза журналистов РФ. Заслуженный работник культуры РД.

*  *  *

Я – мать, чьё сердце для добра открыто 
И в зной, и в дождь, и в бурю, и в пургу…
Я – мать, чьи слёзы льются по убитым,
Которых воскресить я не смогу.

Оплакиваю мир я этот бренный,
Что переполнен болью и бедой…
Моя любовь, как кровь, бежит по венам,
Не сможет загубить её никто.
 
Я – мать, и молоком своим вскормила
Героев и предателей гнилых…
Не в злобе, а в прощенье моя сила,
О детях всех печалюсь я своих.

Я – мать, хотя порой забыта Богом
И наповал бедою сражена …
Но в этом мире страшном и убогом
Вновь к милости взываю я одна:

Опомнитесь!!!
И не взрывайте чрева,
Которое рождает вас на свет.
Я – мать, вечнозеленое я древо,
Которого прекрасней в мире нет!


*  *  *  

Состарилось моё село
и стало серым…
Но только всё, что там прошло
осталось в сердце.

В развалинах стоит мечеть
и лес редеет…
И я пока не знаю, чем
помочь сумею.

Могилы предков заросли
и покосились…
Прощенья у родной земли
мы не просили.

Когда-то зрячие сердца
вдруг стали слепы…
Но нет у родины конца,
как и у неба.

Поэт

Поэт лишь тот, кто камни собирает
Там, где песчинки малой не найти,
И чья судьба полынная, седая
Всегда, как странник, в поисках пути.

Он тот, кто вечно башни воздвигает
Из тяжких дум, но быстро и легко… 
Кто слово пьёт, о пище забывая,
Как матери родимой молоко.

Он тот, в ком звон времён гудит набатом,
В ком боль чужая, словно бы своя, 
Хотя с ней постоянно радость рядом
В хурджинах* непростого бытия.

Он их на сердце смелое накинул,
Как будто переметную суму…
С ней через горы, степи и долины
Ему идти отныне одному.

Он тот, кого коварно убивали 
Во все века на горестной земле…
Но все слова его, что крепче стали,
Бессмертниками проросли во мгле.

И никогда пусть не погибнет это
Полынное бессмертие поэта.
___ 
*хурджины – перекидные дорожные сумки на Кавказе.

(Перевод с табасаранского Марины Ахмедовой-Колюбакиной)



* * *

Решали долго… Сложно выбирать,
Кто будет восседать теперь и править:
Молва иль Зависть, Зло иль Благодать,
А может Смерть – ждёт каждого она ведь.

Конечно, Смерть! – она превыше всех,
Решили все, стремившиеся к трону.
Ей подчиниться вовсе и не грех,
Не грех отдать ей трон или корону.

- Пусть правит завтра так же, как вчера,
Ведь в этой жизни ей всё мало, мало, -
Слегка вздохнула капелька Добра…
Вздохнула и на трон пустой упала.

(Перевод Анатолия Аврутина)


На мосту 

Утренним светом заря этот мост освещает.  
Молча иду по мосту, словно гору несу.  
Будто все раны открылись, боль тело пронзает. 
Тень моя бросилась в воду, исчезла внизу.  

Путь продолжаю, и в сердце молитву несу я, 
Что для меня тяжелее всех гор на земле. 
Здесь я оставила сердца опору былую, 
Кто меня ждёт впереди, в этой тающей мгле? 	

Встретит ли ангел меня? И спасёт ли? Не знаю. 
Тень моя бедная тонет в бурлящей воде. 
Кто мне укажет мой путь? На него уповаю! 
Где ты, мой ангел последний? Откликнись! Ты где?!

Ночь над Сирией 
Над Сирией ночь 
нависает тяжёлой угрозой.  
Холодные стены – 
скелеты разбитых домов – 
Во мраке стоят... 
Только тучи на небе беззвёздном. 
Но скоро, совсем уже скоро 
прольётся здесь кровь...
 
Попрятались люди от смерти 
в развалинах серых, 
Но нет им спасения 
в этой стреляющей мгле – 
Ведь взрывы не только вокруг, 
но у каждого в сердце, 
И нету спасенья от смерти  
на этой земле... 

Вся жизнь здесь окрашена 
алою кровью невинной, 
Здесь птицы оставили гнёзда,
сокрылись в ночи. 
Померкло кровавое солнце 
над краем пустынным, 
Здесь ночь над страною 
о смерти беззвучно кричит... 

Здесь мать над своим 
нерождённым ребёнком рыдает, 
Той матери горестный плач 
небеса сотрясает...  

А кто-то ликует вдали, 
на другом континенте. 
И дела им нет 
до сожжённых сердец матерей. 
Холодные стены...    
Здесь все друг за друга в ответе,   
Нависла над Сирией ночь, 
устрашая людей.  

(Перевод Ивана Голубничего) 


*  *  *  
Памяти табасаранского поэта Багаудина Митарова, 
погибшего за освобождение Украины 
от фашистских захватчиков в Виннице.

Опять земля, где ты сражался, воин,
Пылает и корёжится в огне.
И кладбище, где прах твой упокоен,
Забыло о покое в тишине,
Оставшись вдруг на вражьей стороне.

Жестокий век нашёл людей жестоких,
Всё больше их является на свет –
Тех, кто учил вражды и зла уроки,
А дружбы и добра, конечно, нет.
Что им могилы тех военных лет!

Да разве ж за такую Украину,
Где кровь людская вновь течёт рекой,
За Родину, вдруг ставшую чужбиной,
Ты отдал пламя жизни молодой
До самого конца, поэт-герой?

Прости, врагом дорога перекрыта,
И не могу отдать сейчас поклон
Тебе – табасаранскому джигиту.
Прекрасен подвиг и бессмертен он
В непреходящей памяти времён!

Бьёт сердце нескончаемым набатом,
Горит оно от украинских ран…
Тебя, наш брат, поэта и солдата,
Не замечая ни границ, ни стран,
Любить и помнить будет Дагестан!

(Перевод Юрия Щербакова)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...