28.09.2022

Шестое чувство племени младого

Студия писательского мастерства Юрия Полякова при Московском Государственном Областном Университете представляет поэтический семинар «Шестое чувство».

ИРИНА ГЫБИНА

«Я – русская»

Я русская. Не просто россиянка...
Я русская по духу и по крови.
Во мне Алтай... Сибирская осанка...
В глазах - Байкала отблеск бирюзовый...

Я русская! Во мне от Бога силы!
И прадедов заветы из веков...
И гуслей непослушные мотивы,
И вольное сознанье от оков...

Я русская... Я тихий вечер в поле,
Я колыбельная ребенку перед сном...
Я — каравай и шумное застолье,
Бревенчатый гостеприимный дом...

Я русская! Нет, я не ошибаюсь!
Принципиальность, честность, доброта.
Я русская! Горжусь, а не стесняюсь!
Я русская... С рожденья — навсегда...


 «Ко Дню России 12 июня»

Благослови, Господь, Россию!
И дай ей крепких сыновей,
Сердца которых чтоб носили
Почет и память прежних дней.
Дай благородство и отвагу
И блеск в отчаянных глазах.
Ты дай им чистую бумагу,
И дай свободных крыльев взмах!
Благослови, Господь, Россию!
И дай ей мудрых дочерей,
Чтоб души их всегда носили
Покой и нежность прежних дней.
Ты дай им ласку материнства,
Весны осанку, теплый взгляд.
И луч улыбки дай искристый
И честной женщины наряд.
Благослови, Господь, Россию!
От бед ее отгороди...
Ты дай ей пониманье силы,
Которая течет в крови
Ее отважных мальчуганов
И благоверных дочерей...
Благослови Господь Россию!
И будь навечно рядом с ней!


НАТАЛЬЯ ИВАНОВА 

О чём думают вещи?

Как больно быть стулом со сломанной ножкой,
Подушкой распоротой, треснутой плошкой!
Ты думал –  коль нет у них нервной системы,
То нет ни эмоций, ни мыслей на тему?

Платоновский эйдос велит: "Соответствуй!
Будь цел, идеален, трудись и не бедствуй!"
Но как? – Над собою предметы не властны,
Безруки, безноги, слепы и безгласны!

Растерзанным видом терзают они
Тебя, человек? Так бери и чини!


Страх высоты

Не листай в айфоне фоточки
С дозамужних кутежей.
Глянь наверх: открылась форточка
На четвёртом этаже.

Там стоит на подоконнике,
Топчет пятками цветы,
Годовалый мальчик голенький –
Не боится высоты!

Дразнит тётю Гравитацию:
На игрушку, книжку на!
Разве долго расквитаться ей –
Сплющить оземь шалуна?

Ни на шаг – пусть кличут клушею! –
Ни за дверь, ни на крыльцо.
Мамин страх – защита лучшая
Недозрелых храбрецов!


МАРИНА НИКОЛАШВИЛИ

Ночь

Ночь. Расплескалось вино в стакане,
графин опустел, чуть-чуть пролилось.
Я много тебе сказала, больше, чем
должна, чем  хотела. Очень многое,
увы, не сбылось, но мечталось,
а  вино  лишь  чуть-чуть пролилось.

Ночь. Листаю жизнь,
как некогда прочитанную книгу.
Страницы-годы летят, как
стайки перелётных птиц…
А за спиной стоит лишь старость!
Но, вроде, пока что без косы!
Печальны ноты и избит сюжет,
как старые кассеты, отправленные в мусор.
И смотришь, не узнавая, в зеркале
чужую тётку из старого
 совсем забытого девичьего сна.
Она не я, она не я, хотя,  возможно,
я её забыла. Она из прошлой жизни,
та дама – сама как драма,
глядит, ликует, улыбается,
как тень из прошлой жизни,
как персонаж из памяти,
как воспоминание…

15 мая 2020


ИЛЬЯС МАКСУТОВ

ЛИВАНЕЦ

Мальчик-ливанец.
Беженец и чужестранец.
Купленный молотый перец бросает в ранец.
Он вовсе не иждивенец,
Живёт, надеясь,
Что встречный повстанец
Ему за углом не отрубит палец.

Кто ты? Посланец,
Что свой рисует танец
Войны и мира?
Пришелец
С другой планеты,
Где ветра шелест —
Единственный
И в этом его прелесть.

Вокруг обстрелы
И люди злы и смелы,
Но он — иначе: белый
И чистый нутром к нутру.
Не расцветёт омела
Уж больше на его веку:
Тот мальчик — веер,
Что оборвётся на ветру.
И только выстрел
Может всё переиначить
И только смысл
Будет в хронике печатью. 


АРТЕМИЗИЯ МАРТ

Discipulus* (из мини-поэмы «Произвольные рифмы»)

Почитай мне стихи о любви, прошу, почитай.
Я узнаю любовь цвета страсти со вкусом свинца.
Этому сердцу разбиться, прошу, не дай,
И по тайной дороге помоги пройти до конца.

Ты мне мифы народов, прошу, расскажи,
Расскажи, как сияет Грааль за заветной чертой.
Под дальней высокой звездой путь к Тебе покажи,
Нарушь обеты молчанья, пусть лишь мыслью одной.

В тайны древних пророков меня, прошу, посвяти,
Позволь вновь узреть парад далеких планет.
Воскреси эту лиру, прошу, на миг воскреси,
Прежде чем нас разделит древних созвездий свет.

Ответь, для чего я взываю к богам, прошу, ответь!
Отзовись из мира теней на горестный зов!
Я бегу за Тобой, но не дано мне успеть - 
Твой образ все больше скрывает туман лунных снов.

То ли _раб_ Твой, то ли Твой _ученик_ - 
Для чего Твое имя я кричу в пустоту?!
Не сойдут планеты с орбит, вспять не двинется Стикс,
Но сквозь экстаза дурман слышу голос (Твой голос!):
«Веруй. Приду».

*Ученик (лат.)


СЕРГЕЙ КАЛИНИН

«Перрон в Антарктиде»

Овеял меня арктический ветер,
Я вышел на серый перрон.
На старом и злом континенте
Устроился хитрый старик Посейдон.

Он знания древние прячет,
Он силы всё хочет вернуть,
И нэморов армия скачет,
Во льдах пробивает свой путь.

Я слышал об этом легенду:
О храме сокрытом во льдах
О глиняных стелах похожих на стенды,
Что знания прячут в веках.

Проверить решил я сказанья,
Влекомый покинул свой дом,
Очистил свой разум, сознанье
И вышел на этот перрон.

Бессонные ночи уже позади,
И поезд зовёт меня в путь,
Кто знает, что ждёт впереди?
Какая у этого суть?


СТАСИЯ ПОЛЕЦКАЯ

Из окна моей маленькой комнаты
Видно небо. Ему фиолетово,
Что там с нами. Реальность расколота
Ранним утром и пальцами гретыми
О бока раскалённые чайника.
В мятых простынях – тайные хроники
Неслучившихся странствий, а странники
Дремлют. Я подойду к подоконнику,
Дёрну штору, и звёзды посыплются
Мне в ладони шуршащими блёстками.
Ну и пусть мне сегодня не выспаться...
Звёзды светятся – мёрзлые, чёрствые,
Будто крошки. Небесные голуби
Облаками кружатся над городом.
Пусть едят – здесь так стыло, как в проруби.
Ласты склеишь – от грусти, от голода,
От простуды, от ран, от обиды ли?
Не грусти. Небесами покинутый,
Ты дороже суровым окраинам.
Год за два. Так и стали мы старыми.
Переломан хребет, будто панцирем
Обрастаешь глухим равнодушием.
Я обломком звезды нацарапаю
«Приходи»... И в туманом приглушенном
Коридоре засаленной улочки
Вдруг шаги в отдаленье послышатся.
Кто ты, гость, недосыпом замученный?
Чем живётся тебе и чем дышится?
Мои звёзды – живые и колкие.
Я тебе по карманам рассыплю их,
И в тепле коробчонки двухкомнатной
Воцарится спокойствие зыбкое.
Чай со вкусом бетонной усталости.
Продержаться немного осталось нам.
Лунный серп, занесённый над городом,
Светит прямо в окно нашей комнаты.


ПЕТР СВИСТУНОВ

Когда не приходят мысли…

Когда не приходят мысли,
А сердце твердит устало,
Что жизнь не имеет смысла,
Что времени очень мало
Отпущено нам природой,
И страшно терять бесцельно
Недели, месяцы, годы,
Слоняясь всегда без дела;
Когда запираешь двери,
И полна душа тревогой,
Товарищ мой, будь уверен,
Не только ты веришь в Бога –
Но Бог в тебя тоже верит.



ФЁДОР РОМАНЦОВ

Субъективность объективна
Объективность субъективна
Одномерность многомерна
Многомерность одномерна

Всё конкретное абстрактно
Всё абстрактное конкретно
Безгранична заграница 
Ограничена граница

Безнадежность обречённа
Обречённо безнадежность
вышибает отчуждённо
Тех, кто принял неизбежность

Всё, что будет — уже было
Всё, что было, повторится.
Всё, что в вечности застыло
Всё сейчас и разгорится.


МАКСИМ КОЛЕСНИЧЕНКО 

МАРТОВСКИЙ «КРИК»

Мои вёсны закрасили небо живым перламутром,
Загустела на нем свежей темперой, красной, заря -
Она словно обсыпалась моей печалью, как пудрой,
Визажистом своим назвав Эдварда Мунка не зря…

Март настал - не такой тёплый, но и без лишней прохлады.
От морозов до светлых ночей бродит демисезон,
Но, как в Гидрометцентре, в моей душе все термостаты
Вмиг дают понять: в сердце бушует студёный циклон.

Я стою, как скелет, коченеющий в волнах метелей,
Только алое небо узреть не позволит их мне.
Этот «крик» здесь никто не услышит - да связки в нем сели
И раскрыт вовсю рот в неживой и пустой тишине.

Хоть угрюмый февраль куда больше делился тоскою,
Хоть не в марте мог Мунк описать на холсте громкий «крик»,
В этом месяце, кажется, стану для солнца изгоем…
И тепло возвратится в апрельский любимый свой миг.

Я закроюсь, сцепившись руками за бледные щеки,
Пока холод не кончит с закатом свою канитель
И не стану героем других картин Мунка в итоге.
Ну и темперу если сменить в них на мягкий пастель)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...