28.09.2022

Молитвы ополченца

Алешков Николай Петрович родился в селе Орловка Челнинского района ТАССР в 1945 году. Работал монтёром связи, электриком, кровельщиком, битумоваром, диспетчером домостроительного комбината. Но основная трудовая деятельность связана с журналистикой и литературной работой. В 1982 году закончил заочное отделение Литературного института имени А.М. Горького (семинар Н.Н. Сидоренко). В 1984 году принят в Союз писателей СССР. Автор тринадцати книг стихотворений и поэм, изданных в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и Набережных Челнах. Лауреат нескольких литературных премий. Пенсионер, но продолжает работать главным редактором литературного журнала «Аргамак. Татарстан». Живёт в Набережных Челнах.  

МОЛИТВА ОПОЛЧЕНЦА

Не образумятся наши враги…
Господи, выстоять нам помоги,
Чтобы звездой путеводной взошла
Истина Божья над силами зла!

Лезет «укроп» - не отступим ни шагу -
О поражении думать не смей!
Разве не нам завещали отвагу
Наши отцы, победившие смерть?

С верой и совестью не разминёмся –
Русскому сердцу сие не дано.
К жёнам и детям с победой вернёмся –
Жёнам и детям в подвалах темно.

Горе Москве, если клятву нарушит,-
Не отсидеться в столичном тепле.
Битва ведётся за каждую душу
На небесах и на грешной земле.

Смелым, умелым и не оробелым
Время забыть о «молчанье ягнят».
Войско небесное, всадники в белом,
Чёрное войско к обрыву теснят.

Русские люди, мы все – ополченье!
Наши святые (так было не раз)
Новым заветом – Христовым ученьем –
Благословляют на подвиги нас.

За океаном и рядом – враги!
Господи, выстоять нам помоги,
Чтобы звездой путеводной взошла
Русская правда над силами зла!
                                                        
* * *
На цветок ли взгляну придорожный,
Иль с печалью своей осторожной
Прикоснусь к дорогому лицу –
И зелёной травинке поверю,
Шуму, шороху, птице и зверю
В заповедном  осеннем лесу…

Деревенским утрусь полотенцем,
Улыбнусь старику и младенцу,
Всей округой безмерно богат.
Вспомню райские детства полати,
Поцелую Серёжу и Катю
И пойду по тропе на закат.

Слышу: Лета шумит или Кама?
То ли батя зовёт, то ли мама –
Надо к вечеру дров наколоть…
Изначально мы все заповедны
И живём ни богато, ни бедно
Под твоей благодатью, Господь!

                                                            
* * *
Уж листья ржавые стряхнули
дубы. Их ветер подхватил.
И то ли гвозди, то ли пули
в суглинок ливень вколотил.

И по исхлёстанной дороге
вода катилась, пузырясь,
и на родительском пороге
я ждал, когда просохнет грязь.

А осень, ветреная дама,
всё хохотала надо мной:
«Герой! Сиди уж лучше дома,
покуда непогодь стеной…»

Куда рвалась, о чём томилась
моя душа… давным-давно?
Исход один. Скажи на милость,
не всё ль равно?..

Наверно, верил — не случайно —
там, за дождём, в туманной мгле
когда-нибудь открою тайну,
зачем я нужен на земле.

* * *
Скворцы несут дыхание весны.
Листает ветер мартовские святцы.
Вам снятся эротические сны?
И мне они, представьте, тоже снятся.

Что возраст, если песней молодой
Мир удивить по-прежнему охота?
Смотрите – солнца лучик золотой
Уж распахнул небесные ворота.

За солнцем вслед пожалует апрель,
И на лесных проталинах под вечер
Зажгутся голубые, словно гжель,
Подснежников мерцающие свечи.

Придёт и Пасха. Молодой звонарь
На колокольне свяжет воедино 
Небесный купол и земной алтарь,
И благовест услышит вся долина.

И мне светло в предчувствии весны,
И вновь в груди желания теснятся.
Вам снятся эротические сны?
И мне они, представьте, тоже снятся.  
                                                                    
                                                                                               
                                         
* * *
                                       И пощады не будет тебе…
                                                  Юрий Кузнецов
Вдруг потянешься к шелесту, всплеску,
Шуму, шороху трав на лугу,
Через поле свернёшь к перелеску
И к реке угодишь на бегу.
Остановишься в бешеной гонке:
Торопился всю жизнь, а – куда?
Здесь, от бешеной гонки в сторонке –
Хлеб насущный, живая вода!
На реке, на лугу, в перелеске
Жизнь течёт по-другому, не так!
В этом шорохе, шелесте, всплеске
Ты давно посторонний… Чужак!
И лягушка тебе не царевна,
И кукушка тебе не указ,
И крестьянский, родительский, древний
Зов из памяти – всё не про нас!
Блудный сын! Ничего ты не значишь,
Прозревая в напрасной мольбе!

Ты в траву упадёшь и заплачешь,
И пощады не будет тебе…  

* * *
Устав от трудов и учений,
Учениям всем вопреки,
Однажды на зорьке вечерней
Дойдёшь до великой реки…

Покажется, будто бы Волга
Течёт неизвестно куда
И там пропадает надолго,
А, может быть, и навсегда.

У берега, как у порога,
Присядешь на самом краю.
Река – это в небо дорога
Сквозь каждую строчку твою.

От всей суеты быстротечной,
Оставив в сторонке суму,
Плыви вместе с Волгою в вечность –
К Нему! 

* * *
Вне времени – ни летом, ни зимой,
На грани чуда пересотворенья,
Лишь после смерти я вернусь домой –
Туда, где жил когда-то до рожденья.

И буду ждать, томиться в том раю,
На той далёкой Млечной переправе,
Куда ж на этот раз печаль мою
Рука Отца Небесного направит…

На фото сверху — ополченец на руинах Азовстали

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...