01.10.2022

Фейзудин НАГИЕВ. ПОСЛЕДНИЙ ЛЕЗГИН

Фейзудин Рамазанович Нагиев — лезгинский поэт, переводчик, литературовед и публицист. Заслуженный работник культуры Республики Дагестан, лауреат национальной премии «Шарвили», доктор филологических наук. Фейзудин Нагиев родился в феврале 1951 года в селении Ашага-Стал Сулейман-Стальского района Дагестанской АССР. В 1977 году окончил Одесский инженерно-строительный институт, а в 1992 году — Литературный институт имени А. М. Горького в Москве. Автор многих книг стихов, прозы, исторических исследований, литературоведческих монографий. Член Союза писателей и Союза журналистов России. Доцент кафедры литературы ДГПУ. Живёт в Махачкале.

Мой язык

Язык моей древней Албанской земли,
Века и народы венок твой сплели, –
Венок необычный: слова, как цветы,
Создали величье его красоты.
И каждое племя, наречье, село
В тот дивный венок своё слово вплело;
И каждый язык, как бы ни был он мал,
Почётное место в венке занимал.
В нём вечная слава лезгинской земли,
Бессмертие сына её – Шарвили;
Он так непокорен, велик и могуч,
Как гордый Шахдаг средь ущелий и круч.
Рычание рыси и клёкот орла,
Язык мой, природа тебе отдала;
Вливались в тебя, как в большую реку,
Слова языков – ручеёк к ручейку.
Ты вечно сияешь, подобно заре,
Над древним Шарваном, Кубой и Кюре.
Ты голосом матери в песнях звучал,
С её колыбельной мне люльку качал.
Тобою со мной Сулейман говорит,
И в слове Эмина огонь твой горит.
Словами своими в тяжёлые дни
Крепил ты мой дух. Помогали они
Мне выстоять в горе. Ты щит мой и меч,
Мне данный народом, чтоб правду беречь.
Иные тебя предавали, – но всё ж
Тебя не сломили ни подлость, ни ложь.
Тебя принижая, мечтали они
В почете и славе прожить свои дни.
Кто помнит теперь их, ушедших в века
Без чести, без имени, без языка?
О, вы, что язык свой забыли родной!
Не может быть матери больше одной.
Лишь та, что вспоила тебя молоком,
С тобой говорила одним языком.
Её ли забыть, и простить ли того,
Кто предал язык и унизил его?
И если забуду – о, пусть я тогда
Исчезну, как гунн, не оставив следа!


***

Всё может быть. Настанут времена, –
Забудутся народов имена,
И слух привыкнет к новым именам,
Забыв все те, что предки дали нам.
Уйдёт язык, что с детства нам знаком,
Что впитан с материнским молоком;
Что было свято – станет всем чужим;
Ненужным будет то, чем дорожим, –
И станут люди тем словам внимать,
Которых нам не говорила мать…
Благодарю судьбу свою подчас,
Что на Земле тогда не будет нас.

*** 

С землёю схож рисунок наших лиц:
Глаза-озёра смотрят из глазниц;
Оврагами морщины рассекли
Нам лоб, как грудь иссохшую земли; 
От жизни многотрудной и лихой
Лицо как перепахано сохой, –
И эта нива, что родить должна,
Принявшая надежды семена…
Лишь осень жизни сможет дать ответ:
Получим урожай мы или нет,
И хватит ли для всходов тех тепла,
Что наша кровь по жилам принесла?
А слёзы – влагу нужную дадут,
Иль ливнями посевы изведут?..
Не потому ль земле подобны мы,
Что станем ею за порогом тьмы?


***

Река Самур – Срединная река,
Ты боль земли несёшь издалека;
С тех дальних гор, где твой сокрыт исток,
Ты с запада стремишься на восток.
О, если б эти воды унесли
Печаль тобой поделенной земли,
И море навсегда б принять смогло
То горе, что мне на сердце легло!
Мне кажется – безмолвная вода
Не землю – сердце делит навсегда.



Суд совести

У всех у нас – один Судья.
Доживши до седин,
Хочу добиться права я
Судить себя один.
Как в зеркале, отражена
Вся жизнь. На склоне лет
Увижу, праведна ль она, –
Иль, может быть, что нет?..
И совесть смотрит на меня;
Ее суровый взор,
И защищая, и виня,
Выносит приговор.
Она спокойна и тверда,
И беспристрастен суд;
Здесь ни заслуги, ни года
От кары не спасут…
И приговор пусть будет строг:
Суди иль не суди, –
Я свой заканчиваю срок,
И вечность – впереди…


Два мастера

Два мастера в одном ауле жили.
Их люди чтили, – только к одному
Они всегда с улыбкой приходили
И грели душу радостью ему;

К другому – шли, исполнены печали…
А мастер, – точно он всему виной, –
Взгляд отводил, когда глаза встречали
Тех, чьи родные в мир ушли иной.

Был первый весел и со всеми дружен,
Он приходивших радостно встречал;
Другой скорбел, что тоже людям нужен,
И, разделяя горе их, молчал.

Ну, а когда Творца молить случалось,
То каждый у него просил своё:
Один – чтобы работа не кончалась,
Другой – чтоб вовсе не было её…

Так день за днём тянулись вереницей,
А за годами шли и шли года…
И мастерство невидимой границей
Их судьбы разделило навсегда.

Они искусны оба были в деле,
Тот и другой аулу нужен был.
Весёлый мастер – делал колыбели,
А грустный мастер – камни для могил.


Перевод с лезгинского Михаила КРЫЛОВА


МОИМ ЧИТАТЕЛЯМ

Моих стихов задумка стержневая
Заложена, как золотые жилы.
Слова не сразу мысли открывают,
Чтоб суть узнать, затратить нужно силы.

Строк прямота и кривизна заметна,
Поскольку не покрыта кружевами,
Но суть раздумий и надежд заветных
Познается лишь чистыми сердцами.

И только тот меня поймёт, как надо,
Кто к правде сам сквозь дебри продирался,
На скалы поднимался без каната,
С завистниками яростно сражался;

Кому бураны злобы угрожали,
Кто шёл всегда наперекор стихии,
Кого с котомкой на спине рожали,
Кого кололи языки лихие.

Страницы я засеял семенами,
Что в душах урожаем обернутся.
Лечил я сердце этими стихами,
Они и вам лекарством остаются.

Соха имеет глубину запашки
И мысли тоже глубину имеют.
Кто отдаёт последнюю рубашку,
Тот и мои стихи понять сумеет.

Надеюсь, мысли и стихи Фаиза
И в ваши души тропы проторили,
Чтобы потом, когда расстанусь с жизнью,
Вы детям «жил он с Богом» говорили?!


ЕДИНСТВО

Когда случалось горе, сходились каждый раз
Шах и Шалбуз* поближе и единили нас.

И люди выживали в мороз, в разгул пурги,
Когда им помогали затеплить очаги.

Любые испытанья всем были нипочём,
Когда вставали горцы, прижав к плечу плечо.

Разрозненные кланы Бог превратит в народ,
Когда беда и радость их вместе соберёт.

Ступеньку за ступенькой, когда соединим,
То до мечты заветной поднимемся по ним.

Чтоб снова возродилась албанская земля,
Объединим усилья и чаянья, друзья!

Давайте для начала сердца объединим,
Чтоб вновь сходились горы на всеалбанский ким.

Коль выпадет увидеть Албанию** опять,
За это Фейзудину не жалко жизнь отдать!
___ 
*Горы Шахдаг и Шалбуздаг.
**Кавказская Албания – древнее государство, объединявшее народы юга Дагестана и севера Азербайджана.


ГВОЗДЬ

Гвоздь много лет жил в комнатной стене,
Обычный, побелевший, старый гвоздь.
Не досаждал он мне, как в горле кость,
И в общем-то устраивал вполне.

Меня он молча каждый раз встречал –
Усталости не знающий старик,
Я вешать на него давно привык
Папаху и чунгур, суму, кинжал.

Но не нашёл его в один из дней:
Невестка дом усердно убрала –
Такие вот житейские дела…
Но пусто стало в комнате моей.

Как будто гвоздь здесь чем-то важным был.
Когда лишь гвоздь так омрачил мне жизнь,
Как мир менять земляне собрались?
…В стене когда-то гвоздь обычный жил.


ПОСЛЕДНИЙ ЛЕЗГИН

Сердце своё, словно древнюю книгу,
Передаю на Святые ладони…
Путь наших предков сегодня не помнят,
Я сиротою стал к этому мигу.

Гладит ладонь моя свиток шершавый –
Только, навряд ли, понять мне все тайны.
Это наследие необычайно –
Древний источник свершений и славы…

Дело всей жизни моей – эта книга,
В ней судьбы предков ушедших вместились.
Нынче отцами, что славы добились,
Хвалятся дети – пустые прожиги…

Эта же книга пронизана болью,
Словно проводка, искрят часто строки,
В ней говорят мудрецы и пророки,
Рвут моё сердце сыновье любовью.

Главы написаны кровью моею,
Из-под ногтей она часто бежала –
Недругов свора в них зубы вонзала,
Молнии слов перед сворой я сеял.

Бог в моё сердце вложил текст о предках,
Книгой истории сделалось сердце,
Чтобы будить память единоверцев
Словом правдивым, что слышится редко.

Словно утёс на земле Алупанской,
Слушаю, как небеса наставляют,
Следом могилы отцов призывают:
«Будь несгибаем, потомок албанский!»

Только вокруг верных братьев не видно,
Кто о преданьях отеческих помнит:
К нашим горам Нуха вынесли волны…
Люди забыли. До боли обидно.

Мысли тревожные на перепутье:
«Сколько же горя Алпан нам отмерил?»
«Лезги наказаны за маловерье!» -
Голос небесный поведал мне с грустью.

Ливень под вспышки от молний пролился,
И прорекли громовые раскаты:
«Веру отцов поменяли когда-то,
Вот и Спаситель от вас отступился.

Славой прапращуров должно гордиться,
Только и ты будь героев достоин,
Если дерзнул подвизаться, как воин,
Не к популярности должен стремиться.

Внемли, последний лезгин, наставленью –
И от тебя день грядущий зависит,
Взращивай в людях высокие мысли,
Сей семена в молодом поколенье!

Стань Моисеем в сознанье народа
И проведи сквозь огонь очищенья!
Манной не падает с неба свобода,
Нужно пройти по пути искупленья!..»

…Скорбное сердце моё, словно свиток, -
Землям отцов подношенье от сына.
В рост тень встаёт за последним лезгином –
Я отдаю, что всей жизнью добыто!


Перевод с лезгинского Валерия ЛАТЫНИНА

2 комментария к «Фейзудин НАГИЕВ. ПОСЛЕДНИЙ ЛЕЗГИН»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...