06.12.2022

Нужен ли писатель нам сегодня?

Тезисы к встрече с читателями и слушателями в Центральном доме литераторов

XXI век с его «цифровизацией» и с нарастающим переходом всех сфер общественной жизни в интернет-реальность, кардинально изменил  место писателя и литературы в мире. Кое-кто сегодня утверждает, что книга – это такой же атрибут прошлого, как керосиновая лампа, чернильница и гусиное перо. На потерю престижа литературы косвенно указывает  снижение конкурса на филологические факультеты вузов, да и закрытие самих филфаков по банальной причине: нет коммерческих студентов, способных приносить вузу деньги, профессия бесперспективная. В современном литературном процессе, который можно сопоставить с небольшой, бегущей часто разрозненными ручейками горной рекой,  наблюдаются  мощные «каменные глыбы», которые словно с камнепадом сошли с горного склона в реку, и перегородили  привычные русла. Вот наиболее значимые «валуны» на пути литературных течений.

— Тенденция перехода от бумажных носителей информации  к электронным. Появление аудиоформата (удобно слушать с телефона) и видеороликов, способных конкурировать по удобству восприятия информации с  текстом  на бумаге. 

— Коммерциализация и утилитаризация литературы (потребность читателя в «практически  полезных»  книгах, а не в художественном слове, не в диалоге с «властителями дум»).  

— Отсутствие у филологической дисциплины «прибавочного продукта», да и вообще, того итогового продукта, который может быть адресован аудитории за ее деньги.  Как следствие,  сужение «научной ниши» в филологической науке (шифры ВАК-специальностей 10.01.01 – 10.01.10). 

— Формализация высшего образования. Обязательность формальных признаков для лекторов (наличие учёной степени), и отсутствие «обратной связи» от студентов, которые могли бы принимать решение, какой лектор способен читать лекции, а какой профессор — недееспособен. Формализация работы диссертационных советов.  Формализация работы педагогического состава в вузах,  когда чтение качественных лекций заменено оформлением документов и отчётности, которая не соответствует реальному качеству работы педагогов. 

— Уход русской литературы из сферы идеологии на фоне потери  привычных, изначально заложенных, в СССР, функций Союза писателей и Литинститута им Горького. Безуспешные попытки «влить молодое вино в старые мехи». Наличие «функционального вакуума»  для  филологических структур, ориентированных на поддержку писателей.

На наш взгляд, в том упадке востребованности литературного творчества,  который мы сегодня наблюдаем, важно говорить  о кризисе  именно художественной прозы. Последние  книжные выставки-ярмарки  (на Красной площади, в Гостином дворе и на ВДНХ) свидетельствуют о том, что книги не умерли, но  сам книжный рынок  претерпевает трансформацию. Речь идёт именно об издательском  деле  как бизнесе. Капитализм, о котором так мечтали некоторые писательские группировки (такие, как клуб писателей «Апрель», например) в 1980-х, не только не спас, а угробил Большую литературу? Рухнул рейтинг взаимного доверия писателя и читателя, распалась эта весьма интимная, загадочная связь: придавая книге «товарность», писатель работал отнюдь не над обложкой, а над собой, происходило отчуждение, менялся выбор тем… 

Пользуются популярностью  учебные пособия, книжки, написанные в стиле «научпоп», расширяется список наименований направления «фитнес, здоровье», много книг прикладного характера, от кулинарной тематики до ремонта загородного дома. Есть у покупателя книг и  заметный интерес к отечественной истории, как новейшей так и древней — печатают эти книги в большом ассортименте.

Однако направление  художественной прозы в заметном упадке. Здесь время остановилось с момента появления и затем «коллективного самоубийства» новых реалистов, – именно как направления, персонально-то они все существуют, — то есть с нулевых-десятых годов. Призывавшие смело политически менять действительность, перестали писать о ней вообще, заняв более-менее удобные позиции в существующем её издании. «Белинского и Гоголя с базара» нести почти никто не собирается. Судя по пустующим стендам издательств, по отсутствию среди них ориентированных на «художку», вообще не понятно, как эти издательства выживают. 

Где он, современный поклонник художественного слова? Загадочен одновременно и современный писатель. Его «фоторобот» составить почти невозможно. Кто этот человек,  работающий за компьютером или с авторучкой? Что именно и для кого он пишет?

Писательство — что это за феномен в наши дни? Творческая профессия? Хобби? Образ жизни? Мышление? Социальная миссия?    

Кто становится писателем и ради чего?

Мы говорим сейчас не  просто о подготовке, написании,  издании   книги (ведь и сборник кулинарных рецептов и  рыболовецких приемов – это тоже книги), а именно о том направлении, что связано с ключевой особенностью  художественной прозы, которая, собственно, и проводит водораздел между «художкой» и «нонфикшн». В мире художественной прозы есть картины, звуки, вкус и запахи.  В этом мире есть люди с  их характерами и поступками, есть логика этих поступков. Есть любовь и есть войны. Есть природа и есть города. И есть проблемы, которые будоражат как отдельно взятого человека так и человеческую цивилизацию в целом.  

Что можно сегодня сказать вот о такой литературе, и о писателе, её создающем? Нужен ли он современному обществу, и если да, то в каком качестве?  Есть ли у него социальная миссия и панорамное видение истории и современности,  или  же вполне достаточно, чтобы у писателя было «эмоционально-художественное выражение личного опыта»? Для кого работает писатель, для себя или для читателя? И какой он, современный читатель? Стареет или молодеет он? Ради чего он берёт в руки художественную прозу, каким его потребностям и переживаниям она созвучна?

Обо всем этом мы будем говорить на совместном вечере «Литературной России» и «Литературного радио» в ЦДЛ 29 сентября, с 17 до 19 часов (Малый зал).

В программе

Проект «Шкатулка с визитками» на «Литературном радио»: неизвестное об известных. Ведущая Анна Гранатова расскажет, как готовились 53 вышедших в эфир программы о писателях XX  века. «Кухня» работы будет сопровождаться видеорядом.

Все ведущие «Литературного радио», работавшие в этом проекте с момента его создания получат памятные дипломы и подарки.  

Выступит заместитель главного редактора «Литературной России» Алексей Борзенко.

Редактор и гендиректор «Литературной России» Дмитрий Чёрный прочтёт стихи, расскажет о газете, исполнит под акустическую гитару ряд актуальных песен.

Постоянный читатель «ЛР», подмосковный поэт Станислав Чурилов выступит с подборкой стихов.

Писательница Елена Нестерина, чья проза опубликована в «ЛР» (№33), прочтёт рассказ.

Военные писатели, журналисты, сотрудники СВР и Вымпела, прошедшие Афганистан и Чеченские  военные кампании,  расскажут о своём пути в литературу, поделятся своими соображениями, нужен ли военный писатель сегодня.

В связи с ограниченным количеством мест в зале, просим приходить заблаговременно.

До встречи в ЦДЛ 29 сентября в 17:00!

26 комментариев к «Нужен ли писатель нам сегодня?»

  1. ***

    Литература отмирает,
    Достаточно того, что есть,
    Уже и это не читают
    Давно, а это жесть.
    Зачем читать, и так всё ясно,
    Как где-то я уже сказал,
    Тем более писать напрасно,
    Всегда как будто бы я знал.
    Не надо миру вечных мук,
    Короче, полный завальнюк.
    Гомер Шекспира не читал,
    А Илиаду написал,
    Тем более не знал Толстого…
    Можно продолжить данный ряд,
    Читать нет смысла никакого,
    Поскольку чтение есть яд.
    Немало я перечитал,
    Но главного так и не знаю,
    Как и всегда его не знал,
    И ближе к истине не стал,
    Как будто вовсе не читал.
    Я это всё к чему склоняю,
    Мир для меня как был загадкой,
    Так и остался без остатка
    Под нашим небом, как известно,
    Пред тёмной мирозданья бездной.
    Зачем всё только было нужно,
    Я к чтению совсем остыл,
    И чтение мне стало чуждо,
    Что прочитал, я всё забыл.
    К печатному открылось знаку
    Во мне простое омерзенье,
    Открылся мир, покрытый мраком,
    И нету от него спасенья.
    С тех пор я презираю чтенье.

    1. стихи-то написаны неплохо, только всё подобное называл Эдуард Лимонов метко — пророчествами уныния. «суета сует, прах к праху» — не для того у человека есть сила разума, обогащённая открытиями (в том числе и стилистическими, авангардными) предыдущих поколений (не только учёных, но и писателей, поэтов)

  2. Спасибо за отзыв, но это не уныние, не знаю, как поточнее сказать…

  3. Это не уныние. Это пьяный бред бездарности.
    А мне Небо послало вдохновение. и я написала сегодня ночью стих. Но в ваш листок его не пошлю.
    Вот его начало:
    Евгения ЕМЕЛЬЯНОВА
    ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ – 2022

    Мы не ждали такого несчастья,
    Век двадцатый нас крупно подвёл:
    Потеряли страну в одночасье
    И не спас нас имперский орёл.

    Прощай, моя страна!
    Ты в сердце навеки одна.
    И в дальних странах, за океаном,
    Я буду Родине верна!

    А дальше прочтёте не вы, а в других газетах и журналах. А вы читайте Великогосербского бездаря, пока вас не прикрыли!

    1. ***

      Соперников мне нету,
      Я это знал давно.
      Среди живых поэтов
      Почти что все говно.
      Хотя так вечно было,
      И это не секрет,
      И вечно всех бесило
      Название — поэт.
      Но кто поэтов любит..,
      Я сам их не люблю,
      Всегда, бывая в клубе,
      Кого-нибудь пошлю…
      К забвенью равнодушен,
      За славой не гонюсь…
      Мной прожужжали уши…
      Пойду… возьму… напьюсь…

    2. Мой эпигон Великосербов
      И альтер эго заодно,
      Он не последний и не первый,
      Короче говоря — говно.
      Говоря точнее — Клюзов,
      Затраханный безмозглой музой…
      И в ЦДЛ его все знают,
      И откровенно посылают
      Кто на три буквы, кто на пять,
      Едрёна мать, едрёна мать.

  4. появилось новое слово ругательное,
    почти что матерное —
    писатель.

  5. ЗАКРЫТЫЙ КЛУБ

    В клуб заходил, бывало,
    Счастливый просто так.
    Кому это мешало,
    В толк не возьмёшь никак.
    Бывал я в клубе счастлив
    И от забвенья спасся,
    Уходя в астрал
    Такое выдавал…
    Весёлые минуты
    Помню, как на грех,
    Одного Шавкуты
    Хватило бы на всех.
    Без рубля в кармане
    Не подыхал я тут,
    По трезвому ль, по пьяни,
    Родные графоманы
    Всегда тебе нальют.
    У каждого свой пунктик,
    У всякого свой бзик,
    И это кроме шуток.
    А ещё звёздный миг…
    Но рухнула компартия
    Под мировой облом,
    Закрытый клуб писателей
    Стал проходным двором.
    Хотя жива империя,
    Как воздух и вода,
    Как вечная материя
    Жива всегда.
    И думаешь всечасно,
    Молись иль не молись,
    Пусть жизнь была напрасной,
    Зато какая жизнь!..
    В бессмысленности мира
    Своя есть красота,
    Поэтому и лира
    Не смолкнет никогда.

  6. ***

    На что я жизнь свою потратил…
    Порой бывает страшно мне.
    От званья скверного – писатель –
    Держусь невольно в стороне.
    Сегодня каждый третий пишет
    И даже первый, и второй,
    Земли не чуя под собой.
    У многих просто едет крыша.
    И армия макулатурщиков
    Под общей вывеской давно
    Поэзию трясут, как грушу,
    И прозу заодно.
    Всему же должен быть предел,
    Бумагу всех переводящих
    Пора бы начинать отстрел,
    Как осенью собак бродячих.
    Немало их передавил
    Я на своём пути по шалости,
    Немало я перетопил
    Их, как котят слепых, из жалости.
    Как ни старался я, бывало,
    Их только больше в мире стало…
    Не от войны наш мир погибнет,
    От катаклизмов иль чумы,
    Всё зримое накроют книги,
    Которые напишем мы.

  7. Господа, писатели …
    Вы хоть раз спрашивали у народа, что ему полезно? Хоть один из вас может показать конкретные цифры опроса? Предлагаю отказаться от творческого онанизма. И начать заботиться о своем народе и его интересах.

    Давайте узнавать чем дышит народ русский и что он хочет. А затем постепенно предлагать варианты для решения народных чаяний.

  8. Владеющее целым светом
    По воле бога,
    Пространство долбаное это
    Нельзя потрогать.
    Нет фантастичней ничего
    Пространства одного,
    Пространства пустоты.
    Мне, если честно,
    Только оно и интересно,
    А остальное всё — понты.
    Откуда эта пустота,
    До бесконечности пустая,
    И как собою выражает
    Пространства немоту
    По эту сторону и ту.
    И жутко оттого,
    Что мир в пространстве этом
    Не значит ничего
    В порядке бреда,
    Где всё течёт и всё меняется
    И неспроста,
    Исчезнет всё, одно останется —
    Святая пустота.

  9. ***

    Писать о пространстве нет мочи,
    Но как мне о нём не писать,
    Когда его, между прочим,
    Нельзя ни послать, ни объять.
    Оно никуда не исчезнет,
    Когда всё исчезнет вконец,
    Представить — мозгов, как известно,
    Не хватит, а это пипец.
    Оно неподвластно познанию,
    Когда всё исчезнет потом,
    Представить — ума и фантазии
    Не хватит, а это облом…
    И дурдом.

    1. ***

      Солнце днём и даль видна,
      И зачем всё это нужно,
      В небе по ночам Луна… —
      Что душе безумной чуждо.
      Почему всё так вокруг,
      Словно в саркофаге,
      И когда придёт каюк
      Всей этой бодяге…
      Вот такая вот байда
      Это мироздание,
      Недоступно, как всегда,
      Смыслу и познанию.
      Я не знаю, как кому
      В этой паранойе…
      Сознаю, что не пойму
      В общем ничего я.
      Кажется, как можно жить,
      Главного не зная,
      Целый век одно долбить,
      Воздух сотрясая…
      Чем на это всё глядеть,
      Лучше сразу загреметь…
      Так из воздуха стихи
      Сочиняются глухи.

  10. ***Нужен ли писатель нам сегодня?****

    Писатель, который в основном сам себя порадовать изволит — вряд ли нужен. А вот личность способная привлекать внимание к нужным темам — нужна. И архиважно сейчас говорить о пассивности. Привлекать к пассивности внимание и поощрять тех кто шевелится. Ведь сколько славных дел профукано из-за пассивности. И то важно, что наказаниями за нерадение лишь дурость множится. Хвалить надобно за инициативу. И заново чины давать тем кто шевелится сам и другим помогает. Вот к этой теме писатели должны привлекать внимание дабы бездарно не про…ть в очередной раз победы русского народа.

  11. У пространства нет границы,
    Одна мысль о том ужасна,
    Невозможно примириться
    С этим, мучаясь напрасно.
    Этого не может быть,
    Надо в небо не смотреть.
    С этим невозможно жить,
    Невозможно помереть.

  12. Мы себя пред гуманоидами,
    И не зря,
    Ощущаем дебилоидами,
    Честно говоря.
    Залетали гуманоиды,
    К нам, как с того света,
    Помню, как они нас троллили
    В неопознанных объектах.
    Невозможно их понять
    И нельзя потрогать,
    А тем более послать…
    А они нас могут.
    Может быть, всё это лажа,
    Но открыл нам их Ажажа.
    И с тех пор нас, дебилоидов,
    По трезвому, по пьяни,
    По поводу, и без повода,
    Троллят инопланетяне,
    То есть гуманоиды,
    Так сказать, пришельцы,
    В смысле иноверцы…

  13. Я вне слова ничего не знаю,
    Я погряз в словах…
    И в потёмках слов весь век блуждаю,
    Как живу впотьмах.
    Я вне слова ничего не значу,
    Только в дебрях слов весь век ишачу.
    Ничего слова не прояснили,
    Видно, заблудился я в словах,
    И нисколько света не пролили
    На земле и в небесах…
    Но ничуть об этом не жалею,
    И жалеть о чём…
    Может быть, когда-нибудь прозрею
    Не на этом свете, так на том.

  14. 70

    Может, к Путину зайти на огонек, бухнуть?..
    Ну а с кем в Москве еще поговорить?
    В лоб не дадут,
    хотя… все может быть…
    Он без пошлостей,
    не то, что в Думе,
    далек от почестей
    и умный.
    Но, главное, в нем коренное
    есть что-то русское, родное.

    Из всего российского истеблишмента
    в собеседники я б выбрал Президента.

  15. СЕРГЕЕВ В ЦДЛ

    Сижу с Сергеевым в буфете,
    Он говорит как аксакал:
    — Ты ни о ком на этом свете
    Доброго слова не сказал.
    Я молчу…

    Смешное началось потом,
    Когда поддали мы вдвоём.
    Кто ни завалится в буфет,
    Сергеев взглядом провожает
    И в след вполголоса бросает:
    Заходит Сидоров — подлец,
    Петров появится — говнюк…
    Короче говоря, пипец,
    Точнее, полный завальнюк.
    Войдёт ли, например, Иван,
    Ему Сергеев — графома-а-а-н…
    Я не могу здесь повторить,
    Как мог ещё он пригвоздить.

    Всё это было бы смешно,
    Когда б так не было смешно.

  16. Это давно не моветон,
    Но скоро станет модно
    Бомбить Нью-Йорк и Вашингтон,
    А заодно Париж и Лондон.
    Хоть это и не комильфо,
    Что тут мудрить…
    Мир бренный — полное фуфло,
    Его положено бомбить,
    Как нынче пробомбил Дамаск
    Ценитель женщин,
    Ловелас,
    Известный в мире беспредельщик.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...