06.12.2022

Околицы референдума

Не так устаёшь от страха, как страшишься своей усталости. Долгой, обносившейся годами, спёкшейся в обыденность терпения и ожидания. Вот этой всей жизнью «лишь бы не», которую несёшь на руках, как какого-то замёрзшего, исхудалого, изъязвлённого и полуслепого котёнка. Этот «несмотря на» комочек жизни, оказавшийся сильнее морозов, псов с городских окраин, жестокости детей и естественного отбора. Ты знаешь, что рано или поздно он, как говорят в народе, «вымахает». Обрастёт шерстью, залоснится, окрепнет и не даст себя в обиду. Перегрызёт глотку любому, кто решит его пнуть. Но пока ты несёшь его под курткой, закутав в шарф и ощупью прислушиваешься к нечастому биению сердца под своими задубевшими пальцами.

Почему нам сейчас, сегодня и в ближайшие дни плевать на мнение других? Всё просто — потому что минувшие годы им всем было плевать на наше мнение. Вот как получилось. На недавнем заседании в Совбезе ООН выяснилось, что в Международный уголовный суд было направлено более 3 тысяч обращений о преступлениях против жителей Донбасса. И все они… остались без внимания. Понимаете? До начала СВО население ДНР составляло 2,24 млн., а ЛНР — 1,42 млн. человек. Вместе, это больше, чем население Молдовы, Словении или Литвы. Просто взяли и… вычеркнули существование людей. Вернее, закрыли глаза на преступления против них. Потому, что не признают государство. Как там: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах», «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами…» и «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». И непременно «Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности». Мило. Не так ли, международные подписанты?

Напоминает тот самый заветрившийся диалог. Мы: «Вы нас не услышали». Они: «Вы не имеете права говорить». Мы: «Тогда мы сами решим». Они: «Тогда валите с нашей территории». Когда люди относятся к части своей страны, как к территории, то рано или поздно они получают, от живущих на этой территории людей, зеркальное отношение. Больше они для нас не страна. Для нас они — территория. И, если так происходит, то… для нас прав тот, кто был и остаётся с нами. Вне всяких там международных договорняков и «правил игры». Мы не хотим играть, мы хотим жить. Для нас прав тот, кто не стрелял по людям, пытаясь вернуть территории. Мы помним всех, кто умер, потому что «должен был валить». Всех не проснувшихся в своём доме, недогулявших на детской площадке, недоехавших домой и на работу. Для нас прав тот, кто видел в нас людей, а не… да-да, территории. И, наконец, для нас будет прав тот, кто слышит наше мнение и протягивает руку помощи, пока другие хотят, чтобы мы протянули ноги.

Это трудно. Из раза в раз доказывать, что ты человек. Тот самый, на которого распространяется «право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность». Но, если нас не слышат… если нас не видят… если можно закрывать глаза на «красные линии» в жилых кварталах, то зачем нам международные и государственные законы бывшей страны? Пусть имеющие к нам претензии, сначала определятся с правами, которые у нас есть, а потом предъявляют обязанности. А мы, исходя из предоставленных прав, будем теперь решать, какие у них есть права и что мы обязаны или не обязаны делать с ними. Ничего не дающий ничего не может требовать. Прав будет только предоставляющий.

Мне всегда было интересно все 23 года, которые прожил на Украине — за что эту страну считать своей Родиной? За что её любить?

Постсоветский упадок? Криминальный передел бизнеса? Обнищание городов Донбасса?

Откуда взялось вот это: «Я люблю Украину?». Первое — это, понятно, школа. То есть, человек, которому не мытьём, так катанием, из каждого учебника и школьного стенда подсознательно талдычили, что он живёт на Украине, будет уверен, что он украинец. Потому что он привык. Это «пациенты» махровой пропаганды, которым сейчас до 40 лет. Они украинцы потому, что им так сказали и они к этому привыкли. Думать они не будут. Это слишком некомфортно. И их понять можно. Жертвы государственной образовательной системы. Контурные карты же раскрашивали Украины. Учили язык и стихи Леси Украинки. «Линейка» и «последний звонок» — флаги Украины. Домой приходили — там украинские телеканалы. Всё привычно в течение 30 с годиком лет.

Вторая категория — чуть более мыслящие. Их мир образовался на том, что Советский Союз и его преемница — это «совок», немытая страна. А вот просвещённый Запад. Там же ресторанчики, курортики, архитектура, социальный пакет, да и вообще Мировая Культура. А за океаном — там ВАЩЕ весь кинематограф и Земля Обетованная с «гринкартой». Куда же отсталой-то России с её традиционализмом и «хрущёвками»? А Украина все 30 с годиком лет стремилась туда — в Благословенный Мир Потребления. В одной руке инстраграмчик, в другой — Стандарты Жизни. И вот они топят за Украину потому, что Цивилизация. Наивный патриотизм либерализма. Жаль, что с реалиями европейской жизни эти люди мало сталкиваются. Хотя сейчас довольно многие это уже прочувствовали. Остап Бендер на румынской границе. Понимать этих не хочется.

Третья категория — идейные. Этих как раз можно понять лучше всех. Произрастающая из заплесневелого семени Ивана Драча и Левко Лукьяненко в оцинкованном тазике. Махровая «загнобленность» и полуистлевшие мумии национального сознания. То, что сегодня превратили в знамя и плаху одновременно. Что все 30 с годиком лет нам вливали в уши и от чего тошнило. Идеологическое прикрытие для разворовывания страны криминалитетом. Трипольская культура, копатели Чёрного моря, наследники Мазепы, эякулирующие отрывками из Кобылянской, Хвылёвого, Жадана, Андруховича и иной второсортной литературки. Но они действительно любят Украину. И готовы ради неё резать всех, кто её не приемлет.

Есть ещё и четвертая категория «Я люблю Украину». Появились они недавно. И руку к этому приложили уже современные реалии. Но об этом нужно говорить уже после денацификации. Полной денацификации. Эти люди просто жертвы цепочки событий, в которые влили кровь их мобилизованных родственников и страх попасть под удар. И, на самом деле, Украину они не любят.

Донбассу же не за что любить Украину. Более того, Донбассу не за что считать Украину государством. И ещё более того — Донбассу не за что признавать существование такого явления, как Украина. Если Донбасс сейчас родился в горении, то Украина в своё время родилась в гниении. И ничего, кроме этого гниения она не дала миру. Только перебродившие идеи столетней давности, которыми заправили шприц-пистолет для самоубийства. Что будет с ними сейчас, сегодня и в ближайшие дни нам уже особо не интересно. Все «красные линии» перерезаны. Страшит только собственная усталость.

Меня спросят: «За что голосовал Егор Воронов?». За Горловку и:

— Полный ремонт дорог;

— Автономно-альтернативную систему водозабора и водоснабжения города с соблюдением санитарных норм;

— Восстановление химических, машиностроительных и горнодобывающих предприятий. а также модернизацию коксохимической промышленности с ориентацией на экозащиту;

— Восстановление агропромышленного комплекса;

— Достойные заработные платы и пенсии в промышленности и социальной сфере;

— Ремонт жилищного фонда окраин и центра города, запуск лифтов и благоустройство придомовых территорий, восстановление уличного освещения;

— Укомплектование квалифицированными сотрудниками сфер здравоохранения и образования;

— Эффективную борьбу с криминалитетом.

Егор ВОРОНОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...