27.01.2023

К 100-летию народного писателя Якутии Софрона Данилова

В апреле этого года  в Якутии широко отметили 100-летие народного писателя Якутии, лауреата Государственной премии РСФСР в области литературы имени М.Горького, известного общественного деятеля, духовного лидера народа саха Софрона Петровича Данилова. Так совпали даты, что в апрельские дни и практически весь год отмечается 100-летие государственности Якутской АССР.

Имя Софрона Петровича тесно связано с именем его старшего брата, народного поэта Якутии Семёна Петровича Данилова. Сегодня, с гряды ХХ1 века нам, современным писателям Якутии, чётко видна их огромная роль в истории якутской литературы. Семён Данилов был в числе тех людей, которые несмотря на гонения выступали за правду, за возврат народу имён и литературного наследия наших первых классиков, обвинённых в «буржуазном национализме». Семён Данилов провел огромную работу по переводу на русский язык произведений Алексея Кулаковского, Алампа, Платона Ойунского, он привлёк к этой работе такого поэта, как Владимир Солоухин. Он же стоял у истоков перевода якутского эпоса-олонхо  «Нюргун Ботур Стремительный» на русский язык, блестящий перевод был осуществлён Владимиром Державиным…

После ухода из жизни Семёна Петровича, бразды правления нашим союзом взял в руки Софрон Петрович Данилов.  Взял как единомышленник, как продолжатель всех  дел во имя торжества правды в истории якутской литературы.   К 1979 году, когда он встал во главе Союза писателей Якутии, Софрон Данилов был одним из ведущих писателей Якутии, известным публицистом, к слову которого прислушивался народ.  Им были написаны романы, которые стали откровением в якутской прозе – тонким психологизмом, показом чаяний нового поколения национальной интеллигенции, современным звучанием  духовно-нравственных  проблем.

Особенно его талант публициста, духовного лидера проявился в годы перестройки, Софрон Данилов смело, убедительно встал на защиту якутских студентов, обвинённых тогда в национализме, возглавил Конгресс народа саха, на съезде которого сделал блестящий доклад о будущем якутского народа, который актуален и сегодня. Софрон Петрович был дружен с Петром Проскуриным, Расулом Гамзатовым, Владимиром Кочетковым, Ванцетти Чукреевым, Анатолием Парпара…

Нас же, тогда молодых, шедших за ним следом, — воспитывал, пестовал, возлагал большие надежды. И полагаю не ошибся – заслужили любовь и уважение народа Николай Лугинов, Василий Харысхал, Павел Харитонов –Ойуку, Сэмэн Тумат.

Мы предлагаем вниманию читателей отрывки из его большого интервью  газете «Правда», опубликованного 19 августа   1988 года. Готовил интервью  большой друг якутской литературы литературовед,  критик Вадим Дементьев. Интервью озаглавлено «И только правда  ко двору», и на самом деле  некоторые раздумья и суждения Софрона Петровича актуальны и сегодня,  поражают прозорливостью видения жизни, мира.

Наталья ХАРЛАМПЬЕВА, народный поэт Якутии

«Я бы воздержался категорически утверждать, что годы застоя были потерянными годами. Ни в отношении себя, ни тем более в отношении своего народа. Несмотря ни на что, преобладающее большинство моих земляков – охотники и оленеводы, полеводы и животноводы, алмазники и золотодобытчики, — работали самоотверженно. Другое дело, что эффективность их труда была намного ниже, чем хотелось бы.»

«Чувство неудовлетворения существующим положением всё росло и росло в народе. Мой родной народ вышел из времени застоя отнюдь не разложившимся, отчуждённым от труда, от своих лучших убеждений и традиций.  Чем это объясняется? Мы всегда жили трудно, сама суровая природа, экстремальный климат сплачивали нас, рождали родство души, заставляли нас трудиться не покладая рук (тунеядцам и лентяям на Севере не так-то легко выжить). И за то, что мы эти лучшие качества не растеряли, не подвергли нравственной эрозии, мне хочется поклониться до земли моим товарищам, труженикам вечномёрзлой тайги и тундры…»

«Правильно пишут теперь, что одной из наших ошибок явилось то, что считали национальный вопрос давным-давно решённым.  И перестали серьёзно заниматься им… Есть простая истина: чем выше у народа национальное самосознание, чем выше у него чувство национального достоинства, тем с большим уважением и любовью он относится к другим народам. И поэтому я убеждён: подстрекателями и зачинщиками всякого рода национальных трений являются те люди, которые на самом деле не очень высокого мнения  о своём народе, хотя кричат и клянутся в своей любви к нему.»

«Человек, не любящий свою родную мать, своих близких, не может любить чужих матерей, чужих людей. Точно так же человек не любящий свой родной язык, свой родной народ, его традиции и обычаи, не может любить другой народ, его язык, традиции и обычаи. Чувство собственного достоинства позволяет видеть в других людях братьев и друзей,  с таким же высоким достоинством. С возвышением в людях чувства собственного достоинства возвышается и национальное самосознание. Это ведь аксиома:  кичливость, заносчивость,  ложное чувство избранности, принижает не столько другие нации, сколько саму эту нацию. В сложных  национальных катаклизмах проявляется мудрость народа.»

«Вот скажем, мы гордимся первыми русскими землепроходцам  в наш далёкий край. И вполне заслуженно. Так как это люди героической судьбы и больших государственных деяний. О них написаны книги, сняты кинофильмы. Но ведь они приезжали-то на обитаемую землю. Наряду с подвигом славных русских людей  следовало бы шире показывать роль северных народов и народностей – эвенов, эвенков, юкагиров, якутов, – в освоении этого огромнейшего края. Это они согрели своим сердцем, обжили вечномёрзлую тундру и тайгу, довели до берегов Ледовитого океана коров и лошадей.  И в каких условиях! В этом я вижу их великую заслугу перед человечеством.»

«Наша тундра невосстановимо исполосована гусеницами вездеходов. А ставшие, увы, традиционными каждое лето пожары, пожирающие многие тысячи квадратных километров леса! А лунный ландшафт золотопромышленных районов?! Золотодобытчики мне с горечью говорили: «После нас остается  мёртвая земля…» К нам в Союз писателей идут и идут негодующие письма читателей: «Почему молчите?»  Мы не молчим, но наш голос не столь авторитетен, не столь слышен, как хотелось бы…»

«Лет двадцать назад был свидетелем характерного случая в Нижнеколымском районе. Там перед стариками предстал молодой парень, который сильно провинился. Он, как выяснилось, попользовался в одной тундровой охотничьей избушке запасами дров, соли, спичек, еды и не вернул позже благодарно то, что берегли для  незнакомых путников или охотников добрые люди. Он нарушил традиции предков.  За это его и осудили. А скольких сегодня нужно наказать, пусть и символически, перед земляками, перед ними всеми?! Бескорыстное добро стало у нас дефицитом…»

«Очевидно, прыжок из феодально-родового строя в социализм не прошёл безболезненно для некоторых народов нашей страны. Экономически, социально он стал возможен, но как сказался на душе человека, на его психологии, на тех же традиционных корнях?» «Расскажу ещё один случай. Как-то в одном деле искали виновного. Того, кто не захотел косить участок луга между двух бригадных делянок. Судили-рядили. День потеряли. Назавтра опять стали митинговать, искать виновного. А один старик, когда шёл яростный спор, взял тихо косу, да выкосил это место. Так бы нам и поступать каждодневно.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...