27.01.2023

Дезинформатор на «Доверии»

Дневной эфир этого канала я не видывал, и, наверное, не увидал бы вовсе, но приболев – ознакомился. Постельный режим ничего другого всё равно не позволяет. Неплохая по замыслу передача, про московское метро, — дай-ка, подумал, «попутешествую». Первая же «шпилька» ведущего вывела из доверчивого состояния туриста, погрузившегося в воображаемый автобус и воткнувшего в уши наушники аудиогида – оказывается, и тут политика! «Создать подземный рай было куда проще, чем общество всеобщего благосостояния» — улыбнулся в очки-лекторы невысокий и динамичный ведущий технократического вида.

Где же я уже это слышал? Точно, была в музее Щусева, прямо с вызывающей афишей напротив Библиотеки Ленина во второй половине девяностых выставка с колким названием «Подземный рай пролетариата»! Оказывается, от той пелевинской иронии ещё не все умы отдохнули, — как говорится, оскомины эта бессильная злоба паразитариев не набила, для кого-то – даже стала камертоном… Но как можно одновременно излагать фактическую, хронологическую линию событий (что необходимость создания метрополитена в Москве была продиктована «перенаселённостью» всего наземного транспорта с 1931-го года – тогда-то страна не вымирала, население столицы и автопарк росли) и тут же ставить этим событиям «подножку», ехидствуя и ёрничая (про рай)? А вот поучитесь-ка у Владимира Раевского!      

Да-да, фамилия звучна, обязывает. Посмотрев несколько передач серии «Сделано в Москве», «Москва Раевского» я понял, сколь скромной на фоне прочих антисоветских ироний была шуточка про «общество всеобщего благосостояния» (тут тоже кроется ехидство особого порядка – нигде у Маркса вы глупого буржуазного слова «благосостояние» не сыщете! научный коммунизм — это не о благосостоянии вообще, а «от каждого по способностям, каждому — по потребностям»). Этот самый Раевский, не забывая манерно двигаться на фоне разных культурно-исторических достояний Москвы, нет-нет да и отвесит ложку дёгтя – причём в адрес тех, кто это всё создавал, сберегал, преумножал. Ну, с метро вроде бы ясное и давно выболтанное дело: трудовой героизм не только метростроевцев, а и простых москвичей, в субботниках копавших метро на общих правах – это же так смешно, это так наивно!

Да и зачем эта вся показуха? Не лучше ли – как в Нью-Йорке, где метро больше напоминает обшарпанный общественный туалет? Этаким, «совковым» манером никак не построить общество всеобщего благосостояния – ну, в понимании Раевского, в масштабах личного комфорта, особнячка, чего-то доступного…

Откуда в Раевском, явно не обиженном столичным бюджетом, судя по благостному виду, столько потусторонней, нездешней какой-то ненависти – и к строителям метро, и к большевикам вообще, чьей инициативой строительство метро и было? Знает ли Раевский не то, что можно вычитать в богато издававшихся в СССР книгах о метро, а то, что от москвича к москвичу передаётся? Что, например, улица Метростроевская (Остоженка сейчас) названа так не абстрактно, а потому что запомнилась субботниками, на которых неглубокий тоннель от «Парка культуры» (красной ветки, с мозаичным портретом Горького в вестибюле) до «Дворца Советов» («Кропоткинская») копали все участники субботников. В их числе была моя бабушка, не состоявшая в партии и комсомоле, однако имевшая интерес и сознательность поработать над «подземным раем» – и так-то метро как раз и становилось не «работой профессионалов», а коммунистическим в основе своей трудом, укреплявшим в москвичах чувство новой ответственности, чувство коллективной, неотторгаемой собственности. Метро «Комсомольская» хранит в своём названии и отделке – такой же порыв, ёрничать над которым вряд ли уместно за счёт столичного бюджета (а все передачки Раевского профинансированы городской казной).

Ведь это не просто быстрый и комфортный транспорт, произведение архитектуры, — все эти дворцы, которые Волька ибн Алёша показывал Хоттабычу как чудо социалистической собственности, как ничьё-но-всеобщее… Это – именно гордость той Москвы, которую сколь ни пытались, а стереть с лица земли не смогли ни бомбардировки люфтваффе (метро как раз и было основным бомбоубежищем – недавно построенное!), ни период приватизации, когда торговля лезла везде и  отовсюду. Да-да, «рай» выстоял именно благодаря тому, что был запечатлённым трудом москвичей, ударников совсем иного труда, измерить рублём и орденами который невозможно. Уверен, эта красота коллективного социалистического подвига – и бесит Раевского. А его антисоветчина коренится где-то очень глубоко, потому-то он и воспевает господский мир городских усадеб, гармонию которого нарушили «чумазые» — кто знает, может, тут не одна фамилия, а действительное родство?..

Вот передача-путешествие в «Кусково»… Тут Раевский, похоже, уже не ощущая никаких рамок  прежней пелевинской постмодернистской (хотя бы эрудированной) иронии, просто несёт откровенно-вдохновенную чушь с минуту. Показав грот в усадьбе, он тотчас делится выводами: конечно же, Кусково как средоточие роскоши должно было стать в 1920-х для проклятых большевиков ненавистно, тут должны были всё разрушить и построить на его месте завод! Все эти фразы иллюстрируются щедро «букетом» из памятника Ленину, заводских труб, ещё какого-то «ужоса-ужоса»…

За такие фразы – не то что бюджета по линии городской казны надо бы не давать, я бы штрафовал за профнепригодность, снимал передачи с эфира. Ну, не цензуру же вводить? Ибо цензура – это большевики, это «тоталитаризм», цензуры до революции и вовсе не было!.. Ведь смотрят-то это доверчивые пенсионеры, а им уверенно так говорят, что, оказывается, Кусково чудом устояло под набегами «национализаторов». Конечно, снесли бы всю парковую красоту – ведь усадьбы жгли в ходе революции, на поверхностное ухо такие выводы ложатся вполне логично. Заводы вместо усадеб, памятники Ленину – вместо мест господских театральных услад под открытым небом, отчего-то нарушенных пролетариатом, «чумазым»…

Невдомёк Раевскому, что вот этот самый Ленин, которого смешно он выставил на потеху пенсионерам – эге-гей, какой бы памятник в Кусково был, побольше чем на Дворце Советов планировался! – как раз писал специальные директивы дабы спасти усадьбы от стихийного возмездия крестьян помещикам (там не разбирали, какой добрее был помещик, какой – иной, библиотеку Блока те пожары не пощадили). Тогда-то словосочетание «музей-усадьба» и возникло – например, так было в Мураново. Там и дом-то господский невелик, но хранит память о Боратынском и, затем, о Тютчеве, сын которого пробыл всю жизнь директором музея-усадьбы. На правах наследования не собственности, но Истории – ценный СССР своими знаниями. Ильич железно защитил усадьбу от разорения, хотя позже рядом с ней и возникли молокозавод, ферма. Одно другому, собственно, не мешало – а было заведено почти так как раз господами ещё. Требовал их быт обеспечения… Но где Раевский видит конфликт, мы-то видим преемственность. Просто существовавшее как личное, частное – стало открытым культурным достоянием масс. Мураново – по-прежнему на «Золотом кольце» остаётся с 1980-х обязательной точкой, куда едут и интуристы (нынче, правда, их почти нет, внутренний туризм только остался).

Кто же это всё придумал – умученные от большевиков господа, может быть?

Нет, «завод-Ильич», которого пострашнее-поиндустриальнее Раевский попытался изобразить на месте Кусково. И название телеканала «Москва. Доверие» прозвучало как укор самой передаче – оказывается, это всё снималось и финансировалось с 2017 года, а сейчас только ретранслируется. Но с какой целью? Системные либералы с нескрываемой симпатией к частной собственности на всё подряд и к господам «из раньшего времени» – морально готовят «ленинопады» уже в Москве и Московской области?   

Хочется голосом Глеба Жеглова спросить Раевского, ткнув в плакат Николая Купреянова – «А ты вот этот плакатик внимательно читал?!» Кто как не мы, советские, не только хранили памятники дореволюционного искусства, но благодаря ликбезу, популяризации и приумножению этих памятников, явили в ХХ веке миру достижения культуры таких (нобелевских, в частности) масштабов, о которых во времена частников и мечтать не пытались? Десятилетия культурного упадка, пелевинских фантазмов и исторического «самоедства» в период приватизации — ничему не научили?

В этот раз мы поговорили о «документальном» кино, но, как верно в недавней трилогии заметил товарищ Тютюнник, пора подробно — и о художественном говорить. Это уже о том, как, опять же за государственный счёт, отечественные подражатели Голливуду прошлись по Гоголю (точнее, сделали его эпизодическим героем серых ужастиков), не оставляя от оригинала камня на камне. О феномене «Форреста Гампа» — то есть эстетически успешного (даже при критической, комической авторской интонации) популярного (и популяризирующего!) осмысления истории страны и того, что на данном направлении мы имеем пока в РФ.

Дмитрий ЧЁРНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...