27.01.2023

Мужество сердца, призванного петь

В 2022 году в Москве Ассоциацией союзов писателей и издателей (АСПИ) в рамках проекта «МестоимениЯ» издан двуязычный сборник стихов на ингушском и русском языках ингушской поэтессы Ашат Кодзоевой «Даьхе – са дега чу» («Родина – во мне»). В книгу вошли 76 стихотворений, блестящие эквилинеарные переводы на русский язык, которые осуществил известный российский поэт Валерий Анатольевич Латынин[1], он сумел сохранить и передать в переводах эмоциональную окрашенность и образную насыщенность стихов А. Кодзоевой.

Книга открывается вступительным словом В. Латынина «Перо с крыла Икара», в котором он очень тепло отзывается о творчестве А. Кодзоевой, подчёркивая, что «это – поэзия в самом высоком понимании этого слова, поэзия, направленная на поиск красоты, правды, искренности, справедливости – опора для души в нашем далёком от совершенства мире». Он признаётся, что «мысли и образы» в её текстах сразу же тронули его душу «токами сопереживания». По его словам, «сквозь многие строки просвечивала, невысказанная до конца, затаённая боль, которая не выставлялась, но напоминала о себе, как тихий плач во сне, когда человека преследуют беспокойные видения».

Это – предельно точная характеристика поэтического творчества А. Кодзоевой. Стоит ли подчёркивать, что для такого глубокого понимания стихов поэта, о жизни которого ничего не знаешь, необходимо предельно чуткое и отзывчивое сердце.

В. Латынин с восхищением и уважением говорит, что «сдержанность эмоций, с которой поэтесса писала о пережитой трагедии, не давая чувствам превратиться в селевой поток гнева, разрушающий поэзию», позволяет ей оставаться «чутким художником, несущим людям тепло и свет своей души». Он отмечает не только богатое воображение и образное видение поэтессы, благородство и целомудрие её души, но и «глубокое знание истории и мифологии, национальных сказок, обычаев, фольклора, музыкальной культуры не только Северного Кавказа».

Стихи и их переводы в книге даны параллельно: на чётной странице – текст оригинала на ингушском языке, на нечётной – его перевод на русский язык.

Ашат Кодзоева родилась и выросла в ингушском селении Ангушт. Стихи писала со школьных лет. Но все они сгорели в огне т.н. осетино-ингушского конфликта 1992 г., в результате которого все жители Северной Осетии ингушской национальности были попросту депортированы из республики, а их дома были преданы огню или растащены.

Изгнание со своей Родины, потеря родного дома и своих творений глубоко потрясло эмоциональную поэтессу и ввергло её в депрессию, на преодоление которой ушли долгие годы.

И всё-таки она нашла в себе силы вернуться к полноценной творчески активной жизни: в настоящее время Ашат Исропиловна работает главным библиотекарем, руководит пресс-службой и ведёт сайт Национальной библиотеки Ингушетии, и пишет прекрасные стихи. Первый сборник её стихов на ингушском языке издан в 2012 году, через три года вышли ещё два сборника. Подборки её стихов включались во многие коллективные сборники, в том числе и в антологию «Ингушская лира», а также в Антологию поэзии народов России (издана в рамках реализации Госпрограммы по поддержке национальных литератур народов Российской Федерации). С 2018 года – член Союза писателей России.

«Несчастен тот, кто не в силах снести несчастье», – сказал Биант Приенский, один из семи мудрецов древности. У Ашат Кодзоевой нашлись на это силы.

Центральной темой всего творчества А. Кодзоевой является тема Родины, чьё величие не подвластно словам, чью красоту трудно описать («Таргим». С. 20–21): ведь, по её мнению, «все эпитеты мелки для этих красот». Она признаётся: «Замирает душа от прихлынувших чувств, сердце шепчет с восторгом: «Сторонка родная!» («Лучше промолчу». С. 22–23)[2].

Для описания своего видения Родины А. Кодзоева находит свежие эпитеты и яркие метафоры, запоминающиеся образы и выразительные синтаксические обороты:

Голубь слетает к окошку на башне,
Явным хозяином выглядя тут.
Солнце раскинуло веер блестящий, 
Вдаль облака, как фрегаты, плывут.

Родина – славная наша былина,
Лучше которой нигде не сыскать!
Башни взметнулись, подобно вершинам,
Чтоб высоту наших гор показать.

Душу пьянят соловьиные трели.
Сказочный вид, удивительный край!
Эти места – ингушей колыбели,
Лестница Бога, ведущая в рай!

(«Голубь слетает к окошку на башне…». С. 45)

Поэтесса уверенно утверждает:
Бог, такую являющий нам красоту,
И ко мне милосердным не может не быть!

(«Полный звёзд небосвод распростёрт над землёй…». С. 163)

Мысли о Родине часто выводят поэтессу на размышления об осени 1992 года. Тридцать лет прошло уже, но трагедия обжигает её душу по сегодняшний день, извлекая из её сердца пронзительные строки:

Очень трудно сегодня писать об Отчизне.
В ней не так всё сейчас, всё не так, как в былом.
Поселилась в душе неизбывная тризна,
И глубокая рана на сердце моём.

Я боюсь прикасаться к болезненной ране.
В нашем мире жестоком исчезло добро.
И стихи не родятся из переживаний,
Лишь кровавые строчки выводит перо.

(«Очень трудно сегодня писать 
об Отчизне…». С. 27)

Поэтесса констатирует, что жизнь в наше время обесценилась в результате того, что «В мире – бесконечная война» («Хмурый день». С. 33). Но в её сердце нет места ни злобе, ни ненависти, ни пессимизму, ни отчаянию. Как подчеркнул в своём выступлении на презентации книги В. Латынин, душа её светла, она носит свет в своей душе. Своё аксиологическое (ценностное) отношение к жизни поэтесса выразила антитезой: «Ничего не стоит жизнь, по сути, / Но и ничего дороже нет!» («Хмурый день». С. 33).

Её стихи – это островки мужественной мудрости, которые учат нас стойкости, сдержанности, великодушию, которые являются примером того, как должен человек переносить страдания, если он хочет остаться человеком. По мнению В. Латынина, поэзия Ашат Кодзоевой «спасает Человека в человеке». Поэзия – призвание А. Кодзоевой, её боль и её радость, её страдание и её восторг. За её стихами – колоссальный духовный труд. Её творчество – это подвижничество. И подвиг. Подвиг духа.

Ещё одной особенностью её творчества является лексическое богатство языка, которое было отмечено её собратом по перу, замечательным ингушским поэтом Б. Горчхановым в статье, посвящённой выходу сборника стихов А. Кодзоевой «Догӏан мукъам» («Музыка дождя»)[1]. Поэтесса смело вводит в свои произведения многие полузабытые, или употребляемые очень редко слова. Но ни ветхость одних, ни семантическая узость других не бросаются в глаза, – они воспринимаются как свежие, приковывают к себе читательское внимание – наверное, из-за особой семантической аберрации с соседствующими словами, эпитетами.

Отчасти это объясняется ясностью и простотой её языка, в котором нет риторической витиеватости и острословия. А также тем, что мировосприятие у неё поэтическое. Как прекрасен образ, навеянный поэтессе видом осеннего вечера. В солнечный очаг на горизонте вечер подбрасывает облака, и они горят жёлто-красным пламенем: Ани-Вечность «на углях предзакатного света / Золотые лепёшки бессмертья печёт». Эта красота так завораживает поэтессу, что она готова отправиться к Вечности в гости: «Я по первому зову приеду на ужин» («Лучше промолчу», с. 23).

Мы видим, что вдохновение возносит поэтессу на такую высоту, с которой духовному взору открываются совершенно иные масштабы, новые отношения между образами и даже между гранями одного образа. Вещи утрачивают свой привычный облик.

Её стихи льются естественно, как неторопливое повествование об очень важном: так говорят умудрённые тяжёлой жизнью. В них не чувствуется ни капли надуманности, искусственности того или иного образа либо мысли. Каждое слово каждой строки её стихов на своём месте, образы дополняют друг друга, мысли часто выстраиваются в логическую цепочку, раскрывая лейтмотив произведения и гармонично дополняя друг друга. Создаётся ощущение, что ей и обдумывать особо ничего не приходилось – достаточно просто записать то, что увиделось (или привиделось). Поэтому и читать эти стихи надо спокойно, без пафоса: им абсолютно противопоказана крикливость.

Под её пером оживают все проявления природы – от величавых гор до нежных былинок, от стремительных горных рек до простых человеческих эмоций. У неё поэтический взгляд на мир, поэтическое восприятие реальности. Ведь она знает, что:

Недостаточно только пера и бумаги,
Чтоб слова со страницы сумели взлететь.
Всё впустую – желанье, уменье, отвага,
Если сердце твоё не готово запеть».

(«Сердце, созданное петь», с. 128–131)

Характеризуя поэзию А. Кодзоевой в целом, хотелось бы подчеркнуть, что это – исповедь мужественного сердца. Персонажи её стихов (как, впрочем, и лирическая героиня) – люди непоколебимой стойкости, которые даже под угрозой гибели не отказываются от принципов ингушского кодекса чести – Эздел. Тот же Лорс Аджиев, вынужденный уйти в абреки, размышляя о своей жизни, говорит:

Быть может, я совсем не безупречен,
Но только честь и совесть не терял,
Не унижал, насмешкою калеча, 
И над собой смеяться не давал.

(«Лорс», с. 64–69)

Это – нравственная установка человека, который не только не позволит унижать себя, но и сам не будет никого унижать ни при каких обстоятельствах. Чувство собственного достоинства не терпит унижения ни в отношении себя, ни в отношении другого. Унижаться, равно, как и унижать, способен только человек без чувства собственного достоинства.

Высшее уважение к женщине ингуши выражают словами «къонах-саг я из». Так называют женщину, которая смогла преодолеть природную слабость и робость и проявить мужество самообладания, которое восходит к амазонкам.

Ашат Исрапиловна Кодзоева в полной мере заслуживает это звание.

Выше мы указывали, что все стихи А. Кодзоевой цитируются в переводе. Это стало возможно вследствие того, что превосходные переводы, сделанные, как отмечено выше, замечательным российским поэтом и переводчиком В.А. Латыниным, максимально точно передают общий эмоциональный настрой и образную систему каждого стихотворения. Переводчик проявляет бережное отношение к каждому образу, к каждому штриху, он стремится сохранить и передать каждую ассоциацию, каждый намёк, максимально точно следовать основной линии развития образа, темы.

Несмотря на то, что переводы в основном эквилинеарны (что само по себе сильно осложняет задачу переводчика и требует от него виртуозности), В. Латынин сумел сохранить не только всю «атрибутику содержания» (если можно так сказать), но и строфические особенности оригиналов. Например, в стихотворении «Гӏалгӏай лоамаш» («Горы Ингушетии». С. 42–43) А. Кодзоева использовала лексический повтор: каждая строфа (или каждый катрен) начинается и заканчивается одним и тем же стихом. В. Латынин воспроизвёл в переводе эту строфическую особенность оригинального стихотворения. Более того, в переводе воспроизведена и кольцевая рифмовка оригинала. И это далеко не единственный пример сохранения технических (или формальных) особенностей переводимого произведения.

Высокое качество перевода обеспечивается, в первую очередь, профессионализмом В. Латынина, но не только им одним. Не менее важна духовная одарённость Валерия Анатольевича, позволившая ему проникнуть в образный мир А. Кодзоевой, понять и воспринять её этические принципы, прочувствовать и воспроизвести не только эмоциональный фон переводимого произведения, но и все значимые художественные детали[1]. В рецензии «О басне и баснях Крылова» В. Жуковский заметил, что «переводчик в прозе есть раб; переводчик в стихах – соперник». И действительно, переводы В. Латынина – не механическое изложение переводимых текстов средствами другого языка, а в некотором смысле оригинальные стихотворения, в которых говорится о том же, что и в стихах А. Кодзоевой, и которые вызывают в душе читателя те же чувства, те же эмоции, те же ассоциации, что и оригинальные тексты.

Наверное, не каждому поэту встречается хороший переводчик – ведь это должен быть особенный человек, обладающий даром не только поэтическим, но и читательским. Он должен быть близок автору и по духу, и по мировоззрению, и по творческому почерку.

Ашат Кодзоевой в этом смысле повезло. И будем надеяться, что их творческий союз будет долгим и плодотворным!

Хаваш НАКОСТОЕВ


[1] Генрих Гейне как-то заметил, что «переводчик должен быть духовно одарённым человеком, ибо он должен увидеть в книге самое значительное и самое лучшее и воспроизвести это».


[1] Горчханов Б. Коазой Ӏашата «Догӏан мукъамах» массехк дош» («Несколько слов о «Музыке дождя» Ашат Кодзоевой). Газ. Сердало, №№ 15–16 от 4 февраля 2014.


[1] Валерий Анатольевич Латынин – российский поэт, прозаик, журналист, переводчик. Член Союза писателей России и Сербии, лауреат всероссийских и международных литературных премий. Председатель Совета по национальным литературам Союза писателей России. Полковник запаса.

[2] Здесь и дальше стихи А. Кодзоевой цитируются в переводах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...