27.03.2023

Либерафан

На мой взгляд, присутствие «Архипелага ГУЛАГ» (далее — АГУЛ) в нашей школе — государственное преступление, особенно в пору СВО. Согласен с депутатом-единороссом Д. Вяткиным: пора исключить этот текст из курса. Против ректор Литинститута А. Варламов. Это понятно, он лауреат премии Солженицына (2006), да еще не терпит «красный проект», как и многие отпрыски советской идеологической номенклатуры. Кстати, среди творческих вузов именно Литинститут явил наиболее массовое несогласие с СВО. Для сравнения: когда началась Великая Отечественная, студенты Литинститута и ИФЛИ почти поголовно пошли добровольцами.

      В начале 2014-го в газете «Культура» я предложил исключить АГУЛ из школьной программы, оставив там «Один день Ивана Денисовича». Вполне достаточно, если учесть, что Леонова и Фадеева там нет. Трехтомный АГУЛ, который назван «художественным исследованием» (не документальным!), — книга крайне субъективная, тенденциозная и содержит информацию, опровергнутую наукой. Напомню, автор, призывая «жить не по лжи», число жертв репрессий доводил чуть ли не до 70 миллионов, а это почти половина тогдашнего населения страны. Кто ж тогда работал и воевал? Кого можно воспитать на таких «фэнтэзи»?

    А еще я удивился: началась бурная подготовка к 100-летию «великого гулаговеда» (2018), шлют циркуляры в регионы, а про 200-летие Лермонтова (2014), 100-летие Симонова (2015), 150-летие Горького (2018), 200-летие Тургенева (2018) никто ни гу-гу. Почему? Я также напомнил, что, проживая в Америке, автор АГУЛа усердно натравливал США на СССР, есть множество публикаций. Не помнить этого после «крымской весны», обострившей конфликт с Западом, недальновидно.

   Что тут началось! На меня обрушилась вдовствующая муза с присными. Приятная во всех отношениях дама-литературовед Сараскина стыдила меня на страницах «Российской газеты», актер Евгений Миронов вызывал в эфире на дуэль, но при личной встрече трепетно уклонился. Ксения Ларина на «Эхе Москвы» требовала не употреблять впредь мою фамилию в СМИ, чтобы стереть имя мерзавца из сознания современников. Оскорбленная вдова вопрошала у властей, как такой негодяй может возглавлять «Литературную газету»? Атака была организована по всем правилам травли, искусством которой либералы владеют в совершенстве. Я, как умел, отбивался. Следы этой полемики вы найдете в Сети, а также в сборниках моей публицистики.

   Поначалу такая ярость «солженят» вызвала у меня недоумение, ведь я не первый, кто высказался о вреде культа Солженицына, навязанного сверху. Многие разоблачители шли куда дальше, утверждая, будто бы в литературе автор АГУЛА занимался той же провокационной работой, что и агент по кличке «Ветров» в лагере. Я же был куда скромнее: просил не забивать детские головы мрачными фантазиями литературного мстителя и хотя бы не «совать его поперед» Лермонтова и Тургенева.  Потом-то я понял, в чем дело.

    К тому времени спрос на книги Солженицына катастрофически упал, а ведь авторы, как и их наследники, живут на проценты с продаж.  Наличие АГУЛа в школьной программе сулило миллионные тиражи. Вместо неподъемного трехтомника вдова как раз слепила и готовила к печати более ходовой, сокращенный том, откуда убрала опасные  места, например, сочувствие бандеровцам и власовцам.  А тут какой-то шелкопёр Поляков влез в отличную бизнес-схему со своей критикой. Ату его! По слухам, вдовствующая муза жаловалась на самый-самый верх.

В общем, досталось мне прилично. Но я не жалею, во-первых, вспомнили про юбилеи подлинных классиков, были приняты постановления правительства. Во-вторых, вопрос об исключении АГУЛа из программы всерьез обсуждался вверху, но тут накатило 100-летие «неполживца», появились в Москве улица Солженицына и бронзовый Исаич на постаменте. И что?

Сынки Солженицына после начала СВО смылись в Штаты. Речистая вдова непримиримо молчит. Центр русского зарубежья вымер, как крематорий на ремонте. Дальше вы знаете.    

Держись, депутат Вяткин! Могут лишить мандата. Меня потом отовсюду вытолкали. 

Могуч Либерафан!

Юрий ПОЛЯКОВ

12 комментариев к «Либерафан»

  1. Цитирую вас, Ю. Поляков: «Кстати, среди творческих вузов именно Литинститут явил наиболее массовое несогласие с СВО. Для сравнения: когда началась Великая Отечественная, студенты Литинститута и ИФЛИ почти поголовно пошли добровольцами».
    Так, — не только студенты, не только мальчиши, даже не только отцы, но и седовласые деды! Даже одной ногой стоящие в могиле — и такое бывало! — пошли добровольцами. А вы почему до сих пор не дошли даже до военкомата!?!

  2. Дочитал до конца вашу великолепную реплику, спасибо.
    Для ясности: ничего не имею против борьбы с Либерафаном — разделяю и поддерживаю. Духовного отца нынешней антинародной власти правильно клеймите. Я и с «Иваном Денисовичем» не допустил бы его, прохиндея, до учебника по литературе.
    Я только против разжигания войны — не наша война, не трудового народа; в этом вопросе я как Ленин: что там Финляндию, забирайте хоть до Дона, — нам, трудящимся России, нужен мир! Нам давно пора приступить ко второй попытке строительства социализма!

    1. касаемо «Ивана Денисовича» — в нашей школе, по экспериментальной программе его преподавали, на детские умы он сильно действовал, хотя, по большому счёту это «Бедные люди», перенесённые в Гулаг, это позиция интеллигента тех самых 1980-х, поставленного в очень некомфортные условия. и вот из этой позиции-то и казался капитализм спасением отечества (оцените зигзаг мысли Солженицына!) — да, он это всё пережил (причём, было за что! его «артиллерийская» переписочка и «агентура» во время ВОВ — это расстрельная статья по сути, к нему очень гуманно отнеслись)… однако Солж сумел из этой своей личной обиды на Сов.власть (тут будем по-поляковски) раздуть мировую проблему, и отомстил всей стране. посему — я бы показательно и торжественно выкорчевал его памятник на Таганке вскоре, и вернул название улице советское. тем более что гневу народному на предателя СССР — нету препон! кто посмеет?

      1. Согласен с вами. На мой взгляд, по Солженицыну самая убедительная работа — это книга В. Бушина «Александр Солженицын как гений первого плевка».

        1. ***

          Открыли памятник тому,
          Кто призывал бомбить Россию,
          В смысле уроду одному,
          Что строил из себя мессию.
          Открыли памятник в Москве,
          Прямо на Таганке,
          Как делают порой в тоске
          У нас дела по пьянке.
          Теперь он будет там торчать
          Подобием герою,
          И будем мы в него плевать,
          Пока его не сроют…

        2. когда мы с Бушиным общались (2015, май), он рассказывал что поначалу с Солженицыным дружил — но был первым, кто выступил в СП против вручения ему Ленинской премии (тогда все эти разговоры хаживали прямо из ЦК в ЦДЛ, демократия была, пролетарского типа…)

          1. Ну — не пролетарского, не преувеличивайте, не надо; пролетарская демократия (демократия для трудящихся) — это когда все вопросы решаются большинством (а в СССР решения принимали чиновники). Но демократии тогда, конечно, было больше, чем сейчас, согласен с вами. Оно понятно: при двух различных режимах — государственный капитализм и частнохозяйственный — не может быть демократия одного и того же вида, раз режимы разные, то и меры участия народа в управлении различны.

  3. СМЕХ

    Чего, бывало, ни коснись —
    От смеха трудно удержаться…
    Хоть удавись…
    Я в этой жизни насмеялся.
    За панихидою иной
    Ещё не то бывает —
    Смех распирает сам собой,
    Поржать прям так и подмывает.
    Так боги древние смеялись,
    Поскольку смерти не боялись.
    Мир и не должен быть другим,
    Он, как известно, из Пуруши
    Был создан именно таким,
    Что хрена с два его разрушишь,
    Когда почти что невозможно
    К чему-то отнестись серьёзно.
    Не потому ли повсеместно,
    Куда ни глянь,
    Всё делается через одно место,
    Везде одна и та же дрянь.
    Но, как на грех,
    Один лишь и спасает смех.
    Без хохота под солнцем скучно,
    С ума сойти..,
    Когда во всём сплошной Пуруша,
    И его не обойти.
    Только представишь на мгновенье
    Бескрайний этот муравейник…
    Тут не до слёз
    От радужных вселенских грёз.

  4. ***

    Мир недаром так устроен,
    Чтобы каждый под Луной
    Ощущал себя изгоем
    И дебилом, сам не свой.
    Перед тайной небосвода
    Как себя не ощущать
    В целом полным идиотом,
    Если больше не сказать.
    В бесконечности безумной
    Ощущать себя во тьме
    Можно только слабоумным,
    Как при лампе, при Луне.
    Не хочу смотреть на звёзды,
    Чтоб за ними наблюдать,
    Чувствуя себя безмозглым
    Перед бездною опять.
    И живёшь себе на свете
    Дураком…
    Солнце светит, Луна светит…
    Это же дурдом.

  5. Спорным произведениям не место в школьной программе. Это про «Арх.ГУЛАГ». Хотя, замечу, лет 10 назад его и не было в программе. Да и «Матрёнин двор» не ахти что. «Один день Ивана Денисовича» для школьников слишком затянут. Если так хочется изучать годы сталинских репрессий, то лучше взять В.Шаламова, какой-нибудь из его рассказов — и гораздо короче, и гораздо ярче. Надо полагать, и по деталям правдивее. И жизнью, и смертью Шаламов подтвердил горечь пережитого…

    1. А не требуется даже и подтверждать — «и жизнью, и смертью»… — Сами рассказы говорят за себя — что это произведения высочайшей художественности, редчайших открытий.
      Кстати, и как поэт Варлам Шаламов для многих — недосягаем.
      Вот, например, первое попавшееся, — философское:

      Желание
      Я хотел бы так немного!
      Я хотел бы быть обрубком,
      Человеческим обрубком…

      Отмороженные руки,
      Отмороженные ноги…
      Жить бы стало очень смело
      Укороченное тело.

      Я б собрал слюну во рту,
      Я бы плюнул в красоту,
      В омерзительную рожу.

      На ее подобье Божье
      Не молился б человек,
      Помнящий лицо калек…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...