14.07.2024

ПЫЛАЮЩИЙ ЗАКАТ

Додуев Аскер (Додуев Аскар Тауканович) – известный балкарский поэт и публицист. Родился 24 января 1953 года в селении Тельман Талды-Курганской области Республики Казахстан, куда в 1944 году была депортирована его семья. Служил в Вооружённых Силах СССР (1971-1973 гг.) Окончил математический факультет Кабардино-Балкарского государственного университета. Участник 7-го Всесоюзного совещания молодых писателей СССР (Москва, 1979 г.), делегат 1-го Форума писателей стран Азии (Нурсултан, 2018 г.). Работал преподавателем математики, редактором в журнале «Минги Тау», редактором на Кабардино-Балкарском телевидении. В настоящее время Аскар Тауканович является главным редактором журнала «Минги-Тау». Автор десяти поэтических сборников. Член Союза писателей и Союза журналистов России, Народный поэт Карачаево-Черкесской Республики, сопредседатель Российского Лермонтовского комитета, автор сценариев телефильмов и телепередач. Лауреат премий Союза журналистов КБР (2004, 2005), Правительства КБР (1998), 4-го Международного литературно-музыкального фестиваля Дружбы народов «Белые журавли России» (Москва, 2014).  Живёт в Нальчике.

(К 70-летнему юбилею поэта)

КОРШУН

У вершины, закованной льдом,
Коршун чертит по небу круги,
Здесь его родовое гнездо,
Здесь его не достанут враги.

Солнце – путник, бредущий пешком,
Лишь для тех, кто живет на земле,
А для коршуна в небе живом
Солнце – всадник, сидящий в седле.

Только голода в царстве снегов
Даже коршуну не одолеть,
И тогда завлекает его
Дно ущелья, где падаль и смерть. 

Пропасть ныне ему выше гор,
Краше светом залитых громад,
И милей, чем небесный простор 
Мертвой плоти назойливый смрад.

Ныне коршун утробой пленен,
И, отвергнув небесную высь,
За добычею легкою он
Как подстреленный падает вниз.

Целый мир перед нами открыт,
Правда, есть упущенье одно:
Тех, чей разум утроба пленит
Ожидает паденье и дно.


* * *

Не пугай меня адом и болью –
Путь туда я нашел среди скал.
Кто по воле, а кто – против воли,
Всяк из нас в тех краях побывал.

Жили б чище мы, кабы не знали
Про клокочущий ад ничего,
А теперь по нужде ли, со зла ли
Мы творим друг для друга его.

Но жалеет, душа неустанно…
Плачь при свете, не дуй на свечу.
Мне откройся – открытую рану
Я быстрей и верней излечу. 


ГРАД

Испаряется ручей, 
Знать, его весенний зной
Жгучей ласкою лучей
К солнцу манит за собой.

Только холод на пути
Превращает воду в лед,
И ручей к земле летит,
И по саду градом бьет.

Ну а сад раскрыл цветы 
В этом мире в первый раз.
Так легко и я, и ты
Раним тех, кто любит нас.

А потом бывает жаль,
Но иными нам не стать:
Посмотри, моя душа
Тянется к тебе опять.

Чем я ближе, тем сильней
Лютый холод глаз твоих,
И печаль на самом дне 
Тихо затаилась в них.

Град растаял на траве,
Пар исходит от земли,
Мы даем тепло и свет
Тем, кто кроется вдали.

Если сбудутся мечты,
Не во сне, а наяву,
Чьи наивные цветы
Вешним градом я сорву?


ВОЛНА 

Кто хочет плыть, тот к праотцам вернется:
Добраться до земли не хватит сил.
Вода со всех сторон, а сверху солнце,
И наш корабль в безветрии застыл.

Кто молится, кто молча строит планы,
Советчиков вокруг – хоть пруд пруди.
На ухо шепчут горе-капитану:
Мы сдюжим, дай лишь голоду прийти.

Чтоб ни случилось, знает только небо,
Бессмысленным советам – грош цена.
Путь к берегу, откуда б ветер не был,
Сама отыщет мудрая волна.


ВЕЧЕРОМ

              З. Забакову

Однажды горизонт пылал закатом,
А я и не заметил на пути:
Так исчезала молодость куда-то,
Чтоб даже ночью в сон мой не прийти.

Но только сон, порой, бывает вещий,
А ночь бывает явственнее дня,
И я молчу вблизи красивых женщин –
Их чувствам больше не согреть меня.

В их твердом «нет» – величие покоя,
В их «да» – росток моей постыдной лжи…
Но стоит ли о кудрях нам с тобою,
Как о годах, утраченных тужить?

Не жаль волос – предателей отныне,
Не жаль того, что исцелит вино,
Арбы, когда-то сломанной в долине,
Дождей, упавших озеру на дно.

Не жалко понапрасну время тратить,
Ведь горизонт – не означает край,
И он всегда пылает на закате
Светлее чем заря, ты это знай. 


ИВА

Сметая растаявшим льдом берега,
От века течет по ущелью река,
И корни ломает весной на куски
Той иве, что жизнь провела у реки,

Но иву доверчивой создал Творец,
Не ведом ей скорый и близкий конец,
Не верит она, что живая волна,
Вспоившая с детства, быть может страшна.

Но речка давно превратилась с тех пор
В безумный поток, с растревоженных гор.
Вода позабыла, кто враг ей, кто друг.
Крушит и смывает теперь все вокруг.

Конечно же, ты поняла по глазам,
Что старое дерево – это я сам.
Как ива на голых камнях я один,
И век мой во власти растаявших льдин.

В реке мои корни однажды срослись, 
В реке отражается вся моя жизнь
Здесь я получил в свой положенный срок,
Наверное, самый жестокий урок:

Нам крылья ломает на взлете лишь тот,
Кто сам эти крылья, однажды, дает.   


СПРАВЕДЛИВОСТЬ

В судный день, когда глыбы покатятся с гор
Не пеняй на людей, не противься судьбе,
Должен стать для себя ты опорой опор,
Потому что никто не поможет тебе.

Ветер северный ливень с собой принесет.
Есть примета у нас, а приметы не лгут,
Он, как глупость твоя, что стоит у ворот,
И откроет их настежь навстречу врагу.

Друга друг предает, наше время кляня,
Но мы бросили вызов недобрым летам.
Ты взлетала, крылами касаясь меня,
И негодная ложь не перечила нам.

Сколько б в марте не шел затяжной снегопад, –
Он не выбелит русло проворной реки.
В ней сама справедливость бежит наугад,
И волнами смывает дела и грехи.

Дай Аллах, пусть друзья мои будут всегда, 
Пусть мой дом для гостей будет вечно открыт:
Если даже на миг застоится вода,
Тут же морем бескрайним себя возомнит.


ВОДА И ЛЕД

Высыхает вода, уходя в небеса,
Чтобы воздухом стать, разве это ли смерть?!
А потом поутру выпадает роса,
И ручьи продолжают смеяться и петь.

Лед растаял весной, может быть, навсегда?!
Он под слезы сосулек ушел, но потом
Наступила зима, и пришли холода,
И вода снова стала сияющим льдом…


Перевод с балкарского Александра ПРЯЖНИКОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...