30.05.2024

Тепловизор и шашлыки

Это было во время Второй чеченской. Чего только не бывает в ходе командировок в зону боевых действий… Ранним летним утром на базе в Ханкале ко мне подошёл офицер пресс-службы группировки, с которым у меня сложились тёплые дружеские отношения, тихо прошептал в ухо: «Бери оператора и быстро на вертолётную площадку, там стоит Ми-8 «под парами». У вас десять минут. Ждать не будем. Камеру не брать».

— Как не брать, мы же телевизионщики!

— Не брать и лишнего не говорить, и ещё… у тебя кетчуп есть?

— Найдём, у коллег есть…

Мы, недолго думая, поспешили на «взлётку». Несколько минут ждали какого-то полковника-связиста, он спешил с объёмной коробкой, из которой торчали батоны армейского хлеба. На борт погрузилась явно разношёрстная команда из разных ведомств. Люди друг друга не знали, поэтому молчали всю дорогу. Куда и зачем мы летим – оставалось для нас большой тайной. Вертушка набрала высоту и взяла курс в горы, в сторону Аргунского ущелья. Летели к границе с Грузией.

Ми-8 сел на площадку нашей пограничной заставы. Замерзшие во время полета в горах, мы, щурясь, высыпались на бетонку, нагретую ярким и теплым солнцем. В ноздри ударил резкий запах жаренного мяса и уксуса. У «взлётки» на коленках сидел боец и уверенными ударами кувалды плющил на большом валуне толстую стальную проволоку, превращая ее в шампур. Горка уже готовых «шампуров» лежала рядом. У русского солдата не занимать смекалки. Мимо с большим алюминиевым тазом, наполненным тёмно-бордовым мясом, пробежали два человека. Казалось, шашлыки жарят повсюду, было слышно, как где-то вдалеке рубят дрова. Кто побывал на фестивале шашлыков, где дымятся сотни мангалов, тот поймёт запахи дыма угля и мяса, которые плотно стояли в безветренном воздухе.

Мы сели за большой хлебосольный стол погранзаставы под открытым небом, заваленный свежими овощами – зеленым луком, кинзой, редиской и помидорами. Но главным блюдом были дымящиеся свиные шашлыки, густо присыпанные маринованным белым луком. Вместо водки был холодный компот из кизила в пятилитровых банках. После лапши «Ролтон» и жирной прогорклой тушенки, уже навязших в зубах, это было настоящее, забытое в какой-то другой жизни, царское пиршество.

Вначале все молчали, передавали друг другу кетчуп и тарелки с овощами. Все ели шашлыки, было не до разговоров. Минут через пятнадцать, когда начали насыщаться желудки, все одновременно прекратили жевать, закурили и заговорили.

Один из офицеров встал и сказал, держа в руке шампур с мясом:

— Сегодня я благодарен судьбе и высоким технологиям. Вы знаете, что палочка этого шашлыка стоит две тысячи долларов? Да, если бы об этом узнали журналисты, было бы такое…

— Среди нас есть журналисты, но они будут молчать, по крайней мере несколько лет. Я за них ручаюсь, — сказал офицер, пригласивший нас. И мы потом сдержали слово.

— Ну, тогда своим журналистам расскажу, — он засмеялся веселым задорным смехом.

История раскрылась самыми яркими красками. А дело было так. Ночью в горах работала «вертушка», оборудованная тепловизором. Это сейчас, во время Специальной военной операции на Украине, тепловизоры стоят в каждом прицеле, даже на маленьких коптерах, а тогда прибор был в новинку. Внезапно аппаратура выявила группу боевиков в количестве 24 единиц, которая перешла границу Грузии с Чечнёй. 24 ярких светлых точки цепочкой шли по горному ущелью, явно налегке, без груза. Шли, не останавливаясь, как спортсмены.

По скорректированным координатам по боевикам ударили ракетой «Точка-У». Затем несколько залпов добавила тяжёлая дальнобойная артиллерия. Тепловизор, после того, как земля остыла, показал, что одно светлое пятнышко убегало куда-то в сторону со скоростью скаковой лошади. Бандгруппа была уничтожена, цели погасли. Для визуального подтверждения разведка пошла на место только ранним утром. То, что они увидели, было высказано по связи с гомерическим хохотом. Массированный удар был нанесен по… дикому стаду из 24 кабанчиков. Их туши были разбросаны среди посечённых осколками и вырванных с корнем деревьев.

Кабаны приняли правильное решение – перебраться в Чечню, ведь там, на мусульманских землях, на них никто не охотился. Там их ждала лёгкая, сытая и безопасная жизнь, жёлуди и сладкие корни диких горных лесов. Они не учли только фактор боевых действий и мины. Наверное, последней мыслью животных было: «Ну и за что нас всех так сразу!» Но кабаны – это кабаны.

Я доедал второй шампур нежнейшей кабаньей шейки, густо покрытой кетчупом и луком. Желудок говорил – хватит, а сознание требовало — ещё. Кто сказал, что дичина жёсткая, хуже фермерской свинины? Это неправда, или мне просто так показалось с голодухи. Но, может, на начальственный стол попало самое нежное мясо. Ведь у заставы было право «первой брачной ночи», право выбирать мясо.

Откусывая нежные кусочки кабанятины, я осознавал, что это лучший шашлык в моей жизни. В конце каждой командировки в Чечню, въезжая на машине в Ставропольский край, мы обязательно останавливались в одной харчевне, стоящей прямо на трассе. Там две бойкие девицы жарили вкусные свиные отбивные на углях. Но эти шашлыки из дичины были совершенством.

Информация о происшествии быстро разлетелась по группировке и к заставе потянулись «вертушки». Они встречались нам в воздухе на обратной дороге. Полакомиться свежим мясом хотели многие, даже ракетчики, которые точно навели ту самую, «охотничью», ракету. Было приятно ощущать, что мы оказались в первом ряду на представлении. Туши кабанов развезли по всей группировке. И какая разница, что шампур такого шашлыка стоил две тысячи долларов, исходя из стоимости потраченной ракеты? Мы ведь съели его бесплатно.

Алексей БОРЗЕНКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...