24.04.2024

И станет мерой — искренность…

В поэтической вселенной Светланы Размыслович мне очень родственно, просторно и свежо – мы с ней оказались одной поэтической группы крови, одного беспокойного и тревожного взгляда на мир, одного непокорного движения против течения…

Освоение просторов её поэзии можно сравнить с целой гаммой ощущений первооткрывателя новых земель: здесь и морские глубины философии, и золотая жила женской лирики самой высокой пробы, и рай литературного гурмана – ассоциативная поэзия. И – главное для нашего времени! – много стихов, «обагрённых кровью эпохи», заставляющих бухенвальдским набатом биться сострадающее и помнящее всё сердце:

…И всклокочье рек внезапно

схлынет,

Оголив крутые берега.

Только сердце, сердце не остынет,

Поминая друга и врага.

В час ночной – застонет, выгибаясь,

Наша память – вычеркнуть

не смей! –

То, как русский воин, поднимаясь,

Улыбался юности своей.

(«Отболим, отплачем, отвоюем…»)

Только такие стихи и будут жить, а не ежесекундная барабанная трескотня, какая бы она не была ладная на первый взгляд. Только в таких стихах автор всеобъемлет все человеческие ипостаси суровых годин – воина, сестры милосердия, солдатки…

…Она – не горечь, не рыдание,

Не мать, не дева, не жена –

Всё – тишина, всё – неприкаянье,

Всё – ожидание – она…               

(«Солдатка»)

Откроет читатель книгу «Кровоток» с любого поэтического листа – и раскроется перед ним и корневая система, вырастившая этот замечательный листочек, и стремительно набирающая высоту крона авторской Поэзии. И что примечательно, в каждом стихотворении есть ощущение обратной связи с читателем, диалога с ним: «Зажглись у неба три свечи. / А ты садись и – не молчи»…

Автор воистину оправдывает свою фамилию, Светлана Размыслович пишет очень и очень размыслительно. Она знает всё, о чём говорят её строки. И эти строки, сотворённые на запредельном нерве и прочувствованные до донца, никому не будут чужими. У поэтессы целый арсенал оригинальных средств художественной выразительности, свои самобытный литературный стиль, символика и особая фразеологическая формула языка. Повинуясь внут­ренней эмоциональной тональности и интонации, Светлана порой жёстко разрывает строки и даже слова, разрезая их с помощью дефиса-тире и отбрасывая вниз, и таким авторским ходом даёт слову простор и возможность выговориться. Она словно бойцов перед битвой расставляет слова, становясь собранной, убедительно готовой к неравной порой схватке:

…Припаду без сил к земле –

Вслушаюсь!

Одурманены – во зле –

Души их.

Тяготится слух живой –

Поступью,

Лунный свет над головой – 

Россыпью.

На земле лежать – просить

Проседью:

Как же можно их простить, Господи?

(«Обстрел, трилогия»)

В творчестве Светланы Размыслович – живительное добро и правда, здесь нет места лжи, она этому творчеству абсолютно чужеродна:

…И станет мерой – искренность.

Скорей,

Чем самое крикливое враньё,

Я выберу из множества морей

Единственно-правдивое – твоё.

(«Когда-нибудь из множества морей…»)

И эту правдивую до последнего вздоха поэзию отличает своя исповедальность, самоотверженность, даже жертвенность. Но эти щедро протянутые миру богатства-качества не истончают, не вычерпывают силу строки, а наоборот – восполняются, как природные родники. В полной мере это относится и к любовной лирике, и к гражданской, и, собственно, к самому восприятию поэзии как таковой. И, конечно, в первую очередь это относится к посвящениям самому дорогому, что есть у матери – к её детям. Посмотрите, сколько душевного тепла, беззаветной любви, преданности открывается нам в послании к дочери! Перечислив все возможные земные и небесные дары, от первого до последнего глотка и вздоха, автор пронзительно заключает:

…И окажется чашей бездонная

высь –

Наполняй до краёв,

принимай как награду!

И улыбкой уверенной –

мне отзовись,

Я, отдавшая всё, буду нищенству рада!

(« Я отдам тебе всё…»)

Эпическим размахом, былинной певучестью и многоцветием насыщены многие строки «Кровотока», в них – искрятся отголоски устного народного творчества, фольклорного богатства памятников древнерусской литературы:

…Развенчать тебя, распоясать,

Корни прочно пустить в полесье,

Заслонить тихий двор от солнца,

Раз-услышать тебя. И впредь

Из-за равных – с какого б часа

Не обрушилось поднебесье  –

В том, как свежестью дождь

прольётся,

Рассмотреть тебя – не суметь.

В каждом стихотворении – маленькая жизнь большого поэтического сердца. В них – предыстоки происходящего и признаки грядущего не только отдельно взятого человека, но и всего Оте­чества. В них – целая страна чувств, позиций, убеждений, предостережений и пророчеств. И всё это протягивается от души к душе филигранной нитью слов, иногда даже не слов, а на уровне дыхания, взгляда, прикосновения. Да – именно так! Ощущение тактильного взаимодействия, живого биения пульса не отпускает на всём протяжении книги. Да и само название книги – «Кровоток» – именно из этой области жизнеобеспечения человека в самом глубоком значении этого понятия. И воочию видно, как этот поэтический кровоток горячей, пульсирующей струёй вливается в вены современной поэзии.

И здесь надо сказать, что мне давно не встречалось такого соответствующего своему содержанию названия. И это говорит ещё об одной значимой особенности автора – обладанием нужной долей мировоззренческого реализма, что позволяет правильно идентифицировать своё творчество, а это не так часто встречается. К сожалению… А ведь такой реализм понимания своего творческого уровня и значимости помогает и более полной реализации автора.

Но, «поэта мы любим не за то, что он сказал, а за нескАзанное», и Светлана Размыслович вполне обладает этим редким даром. Она зачастую лишь намёками, невесомыми штрихами: золотом молчания; поворотом ключа; ранением корней; снежинами, тос­кой изнеженными; любовным жаром исчезнувшего лета; осенне-долгой нежностью; звёздной беззаботностью; утренним цветением – приоткрывает нам то, что когда-то произнесёт, а может, и навсегда оставит в тайниках души: «Я захочу тебя – / Твой тонкий силуэт – / Вписать в беззвучный вздох / Раздробленного эха» («Моей поэзии»).

Но даже это невысказанное, непроявившееся воочию, всё равно лёгкой поступью, невесомым прикосновением, золотистым лучом скользнёт по каждой строке, оставляя пророческое предвкусие новой встречи в таком иллюзорном, но непостижимо реальном поэтическом мире Светланы Размыслович!

Нина ПОПОВА,

поэт, кандидат филологических наук,

заместитель председателя Правления Союза писателей России

Один комментарий к “И станет мерой — искренность…

  1. Пиар, конечно, нужен, но не до потери же здравого смысла. Или у вас такая искренность? В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...