15.04.2024

Солдаты последней войны

Олег Валерьевич СЕЛЕДЦОВ – поэт, прозаик, журналист, член Союза писателей и Союза журналистов России. Родился 18 августа 1967 года в городе Бодайбо Иркутской области. Окончил филологический факультет Адыгейского государственного педагогического института. Служил на боевом корабле Краснознамённого Черноморского флота. Участник знаменитого «Красного тарана» – операции по вытеснению из территориальных вод СССР боевых кораблей ВМС США. Работал на республиканском радио Адыгеи, редактором журнала «Литературная Адыгея», в пресс-службе Майкопской и Адыгейской православной епархии. С 2017 года является главным редактором Краснодарской краевой специальной библиотеки для слепых имени А.П. Чехова. Автор более двадцати книг стихов и прозы, регулярно публикуется в российских и зарубежных литературных изданиях. Заслуженный работник культуры Республики Адыгея.

К ПОУЕХАВШИМ

Кто-то парус мнёт на яхте-шлюпе,
Кто-то в землю вклинился, как крот.
И скворец седой, по-детски глупый,
Молится на новый поворот.

Стынут без «квартирников» квартиры,
Ржой покрылся город золотой.
Насекомовидные кумиры
Сдали совесть в либеральный вой.

Войте дальше в вашем лучшем «Где-то»,
Заправляйте вой «Вдовой Клико».
Нам без вас, поверьте, больше света,
Воздух чище, дышится легко.

Мы от ваших чар смогли очнуться,
Вашу гниль сумели побороть.
Лишь один вопрос: «А вдруг вернутся?»
Вводит в дрожь меня. Не дай, Господь!


ДИВАННЫЙ МАРШАЛ

Вы по павшим не ставьте
Венков из загадочных мантр
«Бог не в силе, а в правде», -
Промолвил святой Александр.

И поднялось на сечу
Несметное русское войско.
Чтобы памятью вечной
Войти в обелиски неброско.

Смерть над полем витает,
А страха не знают безумцы.
Храбрецы умирают,
И всё же они не сдаются.

К чёрту цифры и даты.
Пусть явью становится небыль,
Если с нами солдаты
До срока ушедшие в небо.

Мне бы с ними подняться
В последнюю злую атаку,
Чтобы в горло вгрызаться
фашиствующим вурдалакам.

Чтобы Родину телом
Закрыть, как закрыл амбразуру
Не по возрасту смелый
Парнишка один белокурый.

Только праведным маршем
Не мне прошагать по проспектам.
Я диванный фельдмаршал
Из пошлой и старческой секты.

Мне бы встать, мне б иначе.
Я думы народной властитель…
Сочиняю и плачу,
Марая бумагу. Простите.


ВОЙНА

Небо больнó крысиным
Писком со всех сторон.
Снова грозит России
Вечный Наполеон.

Пришлые иноверцы
Нам посулили так:
Каждому свой Освенцим,
Раз уж не взят Рейхстаг.

Стёрты от злобы зубы
Наших «друзей» давно.
Множат подарки грубо.
Словно в дурном кино.

Складов военных горы
И супостатов рать.
Только сержант Егоров
Знамя готов поднять.

Множатся, как микробы,
Власовцев разносол.
Из русофобской злобы
Колют себе укол.

Нет пустомелям сонным
Помощи от вакцин.
Пусть мы пока в Херсоне,
Но впереди – Берлин!

В памяти неудачи.
Время пришло атак.
Нынче нельзя иначе –
Каждому свой Рейхстаг!


ПАМЯТИ ДАШИ ДУГИНОЙ

Снова мирное небо распарывал «град»,
Но в рассветах, в эпоху раскола
Колокольные песни: Трезвон и Набат
Вытесняют легенд рок-н-ролла.

И пусть крысы корабль покинули под
Либеральные вопли и стоны,
Но по морю Россия в седой небосвод
Вышли новой эскадрой иконы.

Это Крым и Сибирь, Краснодар и Донбасс
Крестоходным украсились строем.
Это подлое время сбежавших от нас.
Это русское время святое.

Мы по-прежнему русские, странные, те.
Мы больны, нас терзают сомненья.
Богородице, Мати, призри на детей,
Дай проснуться нам в праздник Успенья.

Мы всегда бездорожьем бредём. С нами Бог.
С нами вечное воинство наше:
Александр и Сергий, Гагарин и Блок,
Моторола и Гиви, и Даша.


ПТИЦЫ ВОЙНЫ

Это небо не ведает тайну кочующих птиц.
Это небо крылами не могут ласкать самолёты.
Заболевшие звёзды потухли и падают ниц.
И кудрявому облаку снятся погибшие роты.

Листья спорят в полёте, кто краше из них, кто желтей.
И земля отвечает им холодом и недоверьем.
Где вы, белые птицы нетронутых копотью дней?
Отчего вы не дарите небу желанные перья?

Вместо птиц пролетают солдаты последней войны.
Им на райские кущи, наверное, выданы квоты.
Я, как листья листаю свои беспощадные сны,
Чтоб найти в этом небе растаявший след самолёта.

Я не верю, что в осень солдаты ушли на убой.
Что они расстроились в ночи на межлайнерной трассе.
Знаю, знаю я точно, что кровью своей голубой
Это серое небо они непременно раскрасят.


РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ 2022 ГОДА

Вот уж полгода с погодой балуется кто-то.
В небе полгода не дразнят следы самолёта.
Звёзды всё также сияют, но как-то уныло.
Горек кагор, плесневеет мартини и скисла текила.

Что-то не так, что-то чудится мне, 
что-то режется больно.
И оттого голубые глаза посерели невольно.
Снегом, и пеплом, и перьями птиц улетевших
Голову долгая осень мне красит неспешно.

Как там по-русски: что делать, и кто же виновен?
Сны нашей траурной нотой отметил Бетховен.
Каждое утро обряжено фугами Баха.
День-самозванец напялил венец Мономаха.

Радость забыта. Повенчана ангедония
С грустной надеждой. О, Мати, о, дева Мария!
Нам ли Твоё Рождество предавать и печалить?
Нам ли к друг дружке от жалости жаться плечами?

Мати, прости. Мы по-прежнему блудные дети.
Мы отболеем. Разорваны осени сети.
И под «Славянку» уходит забытая рота
В край, где полгода с погодой балуется кто-то.


ПРИТЧА О БЛУДНЫХ ДЕТЯХ

Не приходят рассветы, не льётся вода в решето.
Мы и в вечные ночи не спим. Боже, Боже, за что?
Заблудилась надежда в дыму и молитвы не те.
Ни тельца, ни козлёнка не будет для блудных детей.
На обед дым пожара, на завтрак подвальный уют.
И с ошибкой подъезд расписался: «Сдесь люди живут»…
Не библейские вовсе на ужин пустые рожки.
Мы не волки, мы люди, но знаем: нельзя за флажки.
Там проходят облавы. И мины, и мины кругом.
И пустыми глазами слезится расстрелянный дом.
В саже спрятана память, закрыты сердца на засов.
И стреляют минуты в мишень комендантских часов.
Пулемётные крошки для тех, кто пока не погиб.
Но окрасилось утром Zаря в Z-образZный иZгиб.
Страх соседом в подвале, но только б не снились бои.
Пусть мы блудные дети, но Господи, дети Твои!
Пусть мы блудные дети, но Господи, дети Твои…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...