15.04.2024

Вопросы, на которые нет ответов

В самый канун так называемой специальной военной операции на Украине, а если быть точным, то 22 февраля 2022 года, довелось мне гонять чаи в офисе руководителя одного частного предприятия в компании с двумя военными – подполковником и полковником. Было им чуть за 30, и один, и другой выглядели очень уставшими, но бодрились, пытались шутить. От коньяка, предложенного хозяином офиса, они отказались, но чай хлестали, что называется, вёдрами, при том, что чай был цвета дёгтя и напоминал чифирь.

Разговоры велись всякие разные, но основной, главной темой было: как незаметно пробраться нашей группе солдат в украинский Волчанск, чтобы сразу же, как только начнётся обстрел городка, занять помещение местной полиции и штаба «укров». Сами воины предлагали несколько вариантов, но все они тут же отвергались хозяином кабинета по причине, как он, не стесняясь, говорил, их наивности. А потом он сам предложил такой вариант, с которым все сразу согласились.

Я слушал, и мне не давала покоя техника: два грузовых автомобиля и бронетранспортёр, которые стояли во дворе предприятия. То, что они были в грязи по уши – это ерунда, но то, что они были разбиты вдрызг, приводило меня в изумление. Я, грешным делом, поначалу думал, что вояки пригнали её на предприятие, чтобы отремонтировать, как следует, но оказалось, что на данной рухляди славные воины России всерьёз планировали ставить на колени вконец распоясавшееся бандеровское государство.

– Мужики, – сказал я,– вы меня простите, но у нас в Шебекинском городском округе на любом сельхозпредприятии вам бы любой механик все ваши мужские достоинства оторвал за то, что так варварски к технике относитесь.

В ответ – взрыв хохота и объяснение:

– Мы с зимних учений едем, у нас 30 процентов механизмов в таком состоянии.

– Но вы ведь не на прогулку едете.

– Васильевич, не переживай, всё будет нормалёк, – улыбнулся полковник.

Ох, как сильно он ошибался! Время показало, что ничего хорошего ни для нашей армии, ни для нас самих из затеи «вразумить хохлов», пока не получилось. Более того, это «хохлы» теперь нам доказывают, что так жить, как мы жили до февраля 2022 года, нельзя, что государства без идеологии быть не может, что смертельно опасно отдавать всё на откуп кучке алчных индивидуумов, что либеральными соплями нельзя склеить многонациональное государство, что… На многое открыли нам глаза наши «партнёры», пора бы уже начинать выводы делать, но то ли с мозгами у нас не всё в порядке, то ли с характером проблемы. Вот и получилось: шли драть чужую бороду, а теперь со своей клочья летят.

Особенно туго приходится жителям трёх приграничных с Украиной областей – Белгородской, Курской, Брянской. Мы на Белгородчине практически с самого начала «операции» понимали, что, фигурально выражаясь, только удалением аппендикса это не закончится, что придётся другой, более жизненно важный орган удалять, ибо болезнь была запущена донельзя, а хирурги к этому отнеслись наплевательски и беспокоились они о ком и о чём угодно, но только не о пациенте, да всё красные линии без конца в своих головах чертили.

Они чертили красные линии, а бандерлоги и их союзники начертили 11 сентября на границе между Шебекино и Волчанском широченную чёрную линию, когда наше воинство, бросив всё в Харьковской области, зарылось в окопах родной земли.

Я не хочу сейчас вспоминать, что это воинство было голое и босое, никчёмно вооружённое и растерянное. На вопрос: «Почему вы так позорно бежали? – следовал ответ: – Команда сверху была».

От кого конкретно исходила команда? В ответ недоумённое пожатие плечами. А потом…

Потом мирные люди, простые шебекинцы, помогали своим солдатикам, чем могли, вплоть до того, что на боеприпасы и оружие им деньги собирали. Воины отвечали нам благодарностью, защищали, как могли. Но слишком неравными были силы. Бандеровцы лупили по нашей территории в своё удовольствие как хотели и сколько хотели, а у наших защитников снарядов было на 15 минут «ответки» и то не всяк день. На вопрос: почему такое происходит? Опять недоумённое пожатие плечами.

«Укры» и натовские наёмники, чувствуя свою безнаказанность, наглели с каждым днём всё больше и больше, сначала они били по предприятиям из миномётов, потом стали бить из ствольной артиллерии, куда им заблагорассудится. Появились в Шебекино первые жертвы, первые разрушенные жилые дома, учебные заведения, объекты здравоохранения и прочие.

На вопрос: когда наша артиллерия ответит по-настоящему? – всё то же пожатие плечами. И так на протяжении полугода. Гибли люди, город разрушался. Самым противным было то, что в центральных средствах массовой информации об этом не говорилось ничего или сообщалось одной бегущей телевизионной строкой. На всякого рода аналитиков и диванных экспертов по телевизору было противно смотреть, ибо в основной своей массе чушь несли и несут они несусветную, ляпая языками, кто во что горазд.

Жители Шебекино в конце концов поняли: «операция» специальная, значит всё делается специально, надеяться не на кого кроме как на Бога и себя самих, поэтому никому никаких вопросов больше не задавали и, сжав зубы, продолжали, назло обстоятельствам, ремонтировать разрушенное жильё, ходить на работу, приводить город в порядок. Благо, что и руководство городского округа, и губернатор области Геннадий Гладков помогали и поддерживали шебекинцев, как могли.

Однако, всему на свете есть предел. Всему, кроме подлости. Бандерлоги и НАТОвцы продолжали наращивать свою огневую мощь, счёт разбитых многоэтажек и частных домостроений перевалил за тысячу, люди гибли и получали увечья почти ежедневно и, наконец, в ночь с 31 мая на 1 июня произошло то, что должно было произойти: город подвергся беспрерывному артобстрелу или, как многие нынче говорят, – кошмару, после которого не то, что жить, – существовать в Шебекино стало невозможно: электричества, воды не стало, торговые точки были разбиты или прекратили свою работу… 

Эвакуация под обстрелами. Не дай Бог переживать и видеть это действо своими глазами! Нынче писать об этом у меня нет сил. Может когда-то я и расскажу о пережитом, а пока… Пока я в числе других шебекинцев – беженец. Долго ли мы будем находиться в бегах? Наверное, кто-то там, наверху, сможет ответить на этот вопрос, я и мои земляки на него ответить не в силах… «Операция» ведь специальная.

Александр ТАРАСОВ, писатель, Шебекино

19 комментариев к «Вопросы, на которые нет ответов»

  1. Да, уважаемый Александр, всё это горько. Но ещё горше оттого, что «креативные менеджеры» –простите за выражение! – не хотят понять:

    Урожай посевов прежних,
    Девяностых, ельцинистских,
    Мы сегодня пожинаем —
    Льётся кровь родных и близких.

    Антикоммунизм с нацизмом –
    Братья-близнецы, известно,
    Кровь повсюду проливают,
    Злобу сеют повсеместно.
    Владимир

  2. Русский язык на Украине
    Решили запретить…
    На языке каком отныне
    Там станут материть?..
    На мове мата нет в природе,
    Но как без мата на работе…
    Значит, нельзя поматериться
    Будет в Украине,
    Такое даже не примстится
    Ни в страшном сне, ни в карантине.
    На мове станут говорить,
    И лишь по-русски матом крыть.
    Всё это выглядит смешно,
    Прикольно, как в немом кино.
    Не переводятся на мову
    Известные слова,
    К примеру, на три буквы слово
    Или на пять, таких слов — два.
    Хоть в русском мате слов немножко,
    Перевести их невозможно.
    И без того, что там творится,
    Вызывает смех,
    Теперь и не поматериться,
    А это уже не смех…
    На свете не прожить без мата
    От зарплаты до зарплаты,
    Тем более мужчине,
    Тем паче в Украине.
    Я лично даже мыслю матом
    И думаю на нём,
    Когда передвигаюсь в пробке МКАДом…
    Всё прочее — потом.
    Не переводится на мову
    Мат русский, не то слово.
    Мат русский непереводим.
    И ничего не сделать с ним.

    ПОЭМА

    1

    Наводнения, ковид,
    Не много ли совпало…,
    К тому же всё вокруг горит…
    Есть ощущение финала,
    И видится финал.
    В загробном мире всё достало,
    И этот мир вполне достал…
    Всё хочется послать однажды
    И легко…
    Как посылает в мире каждый
    И посылает далеко.
    Тут от одной попсы, бывает,
    Послать всё прямо подмывает.
    Под солнцем вечно всё не так,
    И это всех достало,
    Но чтоб совсем снесло чердак…
    Такого не бывало.
    И всё не так, и всё не то,
    Если не выйти на плато.
    Когда для всех пришёл конец
    Это не обидно,
    Точнее говоря — пипец.
    И это сразу видно.
    Когда заканчивается всё
    Для всех,
    То это — всё мазё
    И смех.

    2

    Что происходит под луной
    Значенья не имеет
    Перед вселенской пустотой,
    С Луны оно виднее.
    И почему устроен так
    Мир, а не иначе,
    Тем более что мир бардак,
    И что всё это значит…
    Что значит Солнце и Луна.
    А ещё Млечный Путь,
    Зачем всё это, на хрена,
    К чему вся эта муть…
    И ощущаешь, как порой
    Заходит ум за разум
    От этой жути мировой
    И мыслей непролазных.
    Перед очами, как всегда,
    Луна двоится, как звезда,
    От слёз и слабоумия
    Пред божеским безумием.
    Достаточно без лишних дум
    Взглянуть на небеса,
    И тут же свой теряешь ум,
    И застит свет глаза.
    Луне молиться не желаем
    И всё подальше посылаем…
    А ничего не остаётся,
    Говоря нестрого,
    Поскольку мир не познаётся.
    Всё вечно посылаем к богу.
    Не догоняем для чего
    Так много этого всего.
    Зачем, спроси без лишних слов,
    Всё это есть, в конце концов.
    И на фига всё это нам,
    Размышляем вечно,
    Взирая в небо по ночам
    Долгий век беспечно.
    Тем более в сравненье с бездной
    Нас просто нету, как известно.
    Устроить бы здесь всё иначе
    Без Млечного Пути,
    Без Солнца и Луны тем паче,
    Мать его ети.
    Вообще безо всего,
    Кроме одного…
    Не будем уточнять чего.

    3

    С древних пор юдоль земная
    Перед пропастью вселенной
    Всякий смысл свой теряет
    В безрассудной жизни бренной.
    Под луной всё обнуляется
    Перед бездною глухой,
    Как всё это получается,
    Не постигнуть, бог ты мой.
    При таком раскладе
    Можно верить только в бога,
    Говоря по правде,
    Говоря нестрого.
    Если богу ставить свечку,
    Бога не измерить,
    Бог на свете есть, конечно,
    Если в него верить.

  3. Никто вам, Александр Тарасов, «там, наверху» на ваши вопросы не ответит, а я могу лишь посочувствовать: держись, брат! Будь мужчиной. Слёзы застилают мне глаза от нашего всеобщего горя — от всего этого империалистического пожара, охватившего наш славянский мир, — и впереди, сдаётся, всех нас поджидают испытания ещё пострашнее: «Смерть от своих за камнем притаилась, И сзади тоже смерть, но от чужих»! — Вы и сами, конечно же, понимаете: от антинародного правительства глупо ожидать ответа на вопросы простонародья, — у них, паразитов, свои дела: что Шебекино, стёрт с лица Земли «Азовсталь» — а он давал жить 9 000-ам таких же трудящихся, как и мы с вами (даром что писатели…) — Зато теперь производство какой-нибудь «Северстали», какого-нибудь засранца Потанина вне конкуренции!!! —

    «И ту же сермяжную рать
    Прохвосты и дармоеды
    Сгоняют на фронт умирать»!

    1. То есть нет людей — стало быть, и проблем никаких у властвующей в нашей стране организованной преступной группировки. — Равно как и у власть имущей украинской буржуазии.

  4. Турчин А., попридержите язык! Не всё можно ляпать. Ах, какой революционер! У «ЛР» и без вас проблем хватает.
    Владимир.

    1. Да какая «ЛР», какая литература, уважаемый автор слов
      «Антикоммунизм с нацизмом –
      Братья-близнецы, известно,
      Кровь повсюду проливают…» (антикоммунизмом-то сильны, всякий знает, именно кормчие нашего государства), — кому-то ещё нужны «ЛР»-ы и литература среди всеобщего этого «пира во время чумы»? — Только единицам, сами знаете. — Когда, по словам последнего русского поэта-пророка,

      «…Конец! Всему конец!
      Всё разбилось, поломалось, —
      Нам осталась только малость —
      Только выстрелить в висок иль во врага»!

          1. Спасибо! На том и стоим.
            Владимир

        1. Ничего страшного, перебьётесь. Я могу вас вообще не замечать: кто вы такой? Владимир? Это всё равно что никто и зовут вас никак — «Мало ли в Бразилии Педров!».
          А я — Александр Турчин.

          1. Уж лучше быть ни кем, чем быть провокатором.
            Владимир

        2. Вы не только никто, вы ещё и круглый дурак. С чем вас и поздравляю.

          1. Ах, Турчин, Турчин! Я ведь имел в виду всякого «никто»и всякого провокатора. А вы взяли – и признались. Спасибо и за то, что не стали таиться! Владимир

        3. Не морочьте людям голову. Это вы признались, что предпочитаете быть никем. Только круглый дурак радуется тому, что он никто и зовут его никак. Да никому и не надо признаний — всё это подтверждается делом.
          А мне нечего таиться: я — Александр Турчин, и даже не стоит таиться — это только помешало бы пропаганде левых идей и агитации за вторую попытку строительства социализма.

          https://proza.ru/2023/05/15/281

          1. турчину: в состоянье идиотском помешался на высоцком

  5. ЮРИЙ КУЗНЕЦОВ

    Всегда двух слов связать не мог
    В жизни повседневной,
    Зато в поэзии был бог
    В мире запредельном.
    Незримый смысл надмирных сил
    Явился из-под спуда,
    Как если б вдруг заговорил
    Всевышний ниоткуда…
    Пускай двух слов и не связал
    В светском разговоре,
    Зато такое выдавал
    Своим врагам на горе…
    Его удача, ё-моё,
    В трепет повергала…
    Косноязычие своё
    Ему и помогало.
    Себя он превзошёл в стихах.
    Его носили на руках!..
    За музой не таскался,
    На водку гонорар крошил,
    И Кузей величался,
    И сочинял, как жил.
    Смахивал издалека
    На Емелю-дурака…
    Мы за бутылкою не раз
    Сходились с Кузнецовым,
    Я точно помню, как сейчас,
    Что не сорил он словом.
    Всё больше молча возражал,
    Лишь только взгляд его мерцал…
    Тут я молчу… Когда не пил,
    Когда он с бездной говорил,
    Мир от него торчал.
    Я помню Кузнецова гроб.
    Не спьяну и не сдуру
    Он сделал громкий свой подкоп,
    Под литературу…
    Весь в этом Юрий Кузнецов,
    Хоть и не мог связать двух слов.
    Но, как никто, писать умел,
    Не ведая предела…
    Переступив за свой предел,
    Душа его сгорела…
    Пред ним сходило всё на нет,
    Он высказался с блеском
    О том, чему названья нет,
    Заглядывая в бездну…
    Но не подставил я свой лоб
    Его убийственному слову,
    И сделал лёгкий свой подкоп
    Под Юру Кузнецова.
    Спасался я тогда, как мог,
    Мне в этом Кузнецов помог,
    Что сверху вниз на всё взирал,
    При жизни памятником стал,
    Подобен монументу
    В прекрасные моменты.
    Раскован и свободен,
    Когда стоял среди толпы,
    Расставив широко стопЫ,
    Баловень господен.

  6. правка

    ЮРИЙ КУЗНЕЦОВ

    Всегда двух слов связать не мог
    В жизни повседневной,
    Зато в поэзии был бог
    В мире запредельном.
    Незримый смысл надмирных сил
    Явился из-под спуда,
    Как если б вдруг заговорил
    Всевышний ниоткуда…
    Пускай двух слов и не связал
    В светском разговоре,
    Зато такое выдавал
    Своим врагам на горе…
    Его удача, ё-моё,
    В трепет повергала…
    Косноязычие своё
    Ему и помогало.
    Себя он превзошёл в стихах.
    Его носили на руках!..
    За музой не таскался,
    На водку гонорар крошил,
    И Кузей величался,
    И сочинял, как жил.
    Смахивал издалека
    На Емелю-дурака…
    Мы за бутылкою не раз
    Сходились с Кузнецовым,
    Я точно помню, как сейчас,
    Что не сорил он словом.
    Всё больше молча возражал,
    Лишь только взгляд его мерцал…
    Тут я молчу… Когда не пил,
    Когда он с бездной говорил,
    Мир от него торчал.
    Я помню Кузнецова гроб.
    Не спьяну и не сдуру
    Он сделал громкий свой подкоп,
    Под литературу…
    Весь в этом Юрий Кузнецов,
    Хоть и не мог связать двух слов.
    Но, как никто, писать умел,
    Не ведая предела…
    Переступив за свой предел,
    Душа его сгорела…
    Пред ним сходило всё на нет,
    Он высказался с блеском
    О том, чему названья нет,
    Заглядывая в бездну…
    Но не подставил я свой лоб
    Его убийственному слову,
    И сделал лёгкий свой подкоп
    Под образ Кузнецова.
    Спасался я тогда, как мог,
    Мне в этом Кузнецов помог,
    Что сверху вниз на всё взирал,
    При жизни памятником стал,
    Подобен монументу
    В прекрасные моменты.
    Раскован и свободен,
    Когда стоял среди толпы,
    Расставив широко стопЫ,
    Баловень господен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...