01.03.2024

Сенсация наоборот

Выдуманное имя, подставная страничка в социальной сети, отсутствие фотографий и какой-либо конкретной информации – Эмилия Грин окружила себя ореолом тайны, открыв своим читателям только то, что имеет журналистское образование и ранее работала некоторое время в редакции фэшн-журнала. Любовные и эротические романы выходят из-под ее пера как с конвейера: на Литрес «лежит» 17 романов с 2018 года, и это еще не все, судя по тому, что недавно вышло отсутствующее там продолжение «Ворона» – одного из самых популярных романов писательницы.

Увидев книгу с вполне приличной обложкой и громким заявлением «сенсационный роман, более 3,8 миллиона просмотров на Литнет!» на полке Московского дома книги, решила поинтересоваться, что же там такого «сенсационного»… Собственно, чего я ожидала… Маркетинг, друзья мои, царствует!

Группа ВКонтакте на 11 тысяч подписчиков, 10 тысяч подписчиков на Литрес… Внушительные цифры, учитывая то, что еще есть основная платформа для творчества Эмилии Грин – Литнет, а недавно вышел дополнительный тираж «Ворона» в импринте Эксмо «Freedom».

Зайдя на любой сайт с книгами Эмилии Грин, вы попадете под шквал отзывов ее фанатов. Остановимся только на тех отзывах, которые относятся к «Ворону» (орфография и пунктуация сохранены): «…увидела одним глазком у многих блогеров и тут же захотела себе», «когда ждать продолжение!???», «парень не абьюзер, как в большинстве романов!!! Шок контент», «возможность отвлечься от «серых будней» наступившей осени», «дочитала со слезами на глазах», «лучший роман из прочитанных за последнее время»… О самом авторе пишут тоже приятные вещи: простой слог, интересный сюжет, уносящий в выдуманный мир, интрига (тут не могу не согласиться, этот момент удался), эмоциональное повествование. Вероятно, роман этим и выделяется среди прочего «любовного» мусора, но все же застыл на уровне любительского чтения для домохозяек, шестнадцатилетних подростков, мечтающих о большой любви, или женщин, не знающих, как скоротать долгий путь в электричке на дачу.

Нельзя не отметить оформление книги. Благодаря развитию группы ВКонтакте романы Эмилии Грин только набирают популярность. Рейтинг повышают клипы с пафосными накачанными мужчинами и хрупкими блондинками-школьницами, с вырезками из аннотации и впечатляющей музыкой.

Таких же мускулистых героев видим на обложке каждой книги Эмилии Грин (не считая бумажной версии «Ворона»; издательство подобрало впечатляющее романтичное оформление). Вот отзыв, вполне откровенный и правдивый, одной поклонницы на «Жеребца» (кстати, тоже «висящего» на сайте «Эксмо»): «Про обложку хочу сказать отдельно. Представляете, у этого красавца выпуклый пресс! Его можно ощутить, потрогав обложку! ))) восторг!»

Вот вам и отгадка: это, действительно, книги для тех, кто ищет любовь такой, какой она бывает только в книжках (по мотивам того же отзыва).

Вызывает интерес ещё один отзыв: «Но очень раздражает неграмотный “лучший отзыв”… Хороший автор заслуживает достойного обращения; можно было бы постараться и написать несколько строк с соблюдением правил грамматики!» Очень интересно, заметил ли уважаемый поклонник творчества Эмилии Грин грамматические, речевые и орфографические ошибки в книгах «хорошего автора»? Или на фоне увлекательного сюжета такие огрехи становятся простительными? Возникает вопрос: а было ли «профессиональное журналистское образование» в МГУ (если верить социальным сетям)?

К сожалению, не знакома с печатной версией романа «Ворон», так как не посчитала нужным такое приобретать, прочитала только электронный вариант, но хочется верить, что корректоры «Freedom» потрудились добросовестно.

Надо отметить, только один человек грамотно оценил «Ворона», классифицировав роман как один из однотипных у данного автора, а я уверена, что и во всей массе любовной литературы, которую впору продавать в киосках Роспечати, но никак не в «Московском доме книги».

Если судить по Литнету, в круг чтения Эмилии Грин (тематически близкий «Ворону») входят авторы с такими же загадочными псевдонимами и судьбами, как и у самой писательницы: Полина Рей и Тати Блэк «Невинность на продажу», Диана Рымарь «Десерт по имени Аля», Сандра Бушар «Отверженная», Анна Милтон «Возлюбленная дьявола», Элла Савицкая «Не моя».

Итак, о самом романе. Как и в любом другом произведении Эмилии Грин, в «Вороне» – приличная девочка Аля, подросток, школьница; плохой парень Кирилл, внезапно появляющийся в ее жизни, с темным прошлым и таким же тёмным настоящим; третий лишний Егор; любовь, страсть, соперницы, буллинг, невозможность быть вместе, проблемы в семье, happy end, такой необходимый в нашей сложной и бренной жизни (правда, в «Вороне» автор предпочла сохранить интригу и выдать развязку только в следующей части, «Ворон. Осколки нас»). Вот и все.

Уверена, что вы уже выстроили сюжет вплоть до деталей. Естественно, как только появляется таинственный сосед у девочки, перешедшей в новую школу, сразу становится ясно, что он окажется ее одноклассником, даже больше – соседом по парте. Что он начнет проникать к ней в дом, что не оставит ее в покое. Что лучшая подруга Поля и школьная любовь Дима оставшиеся в другом городе, ее предадут.

Когда читаешь описания мест, героев, сразу вспоминаются зарубежные фильмы о подростках, в которых варьируются только детали, а суть остается неизменной. Кажется, где только нет парня – грозы школы, который проживает один, прогуливает уроки (правда, в «Вороне» он неплохо справляется с геометрией и химией), – мечты девочек? Типичный герой, типичные обстоятельства, типичный сюжет.

Увлекает? Признаюсь, да. Как и все книги этого типа. Но только в том случае, если включить режим «женщины, отчаявшейся найти свою любовь», или романтической девочки, только мечтающей о ней. В других случаях трезво мыслящий человек через несколько глав начнет или истерически смеяться, или давиться шаблонностью и… странными сочетаниями слов. Если бы это был лишь показатель странной языковой картины мира героев, но нет, это более глобальная проблема: «досада вновь воронкой закрутилась в груди», «сердце вдруг раздулось до размеров гелиевого шара», «от кого от кого» (поясню: тут должно быть «уж от кого»). Отнюдь не удачная попытка приукрасить повествование.

Хорошо, но герои ­– русские? Судя по именам, это так. Так почему же у них такие извращенные понятия? Кто будет делать из лужи цунами? Русский человек привык делать из мухи слона, согласитесь. В холодильнике тоже в бильярд не сыграешь, как бы пусто там ни было. И наше «шаром покати» это напоминает лишь отдаленно.

Что касается художественной стороны, здесь тоже не все в порядке. Роман построен на чередовании двух точек зрения («pov» – «point of view», как обозначает это Эмилия Грин) – Али и Кирилла. С самого начала привыкаешь к одному стилю изложения, сопровождающему историю Али, и уже глав через 10, когда в роль входит Ворон (прозвище Кирилла), практически ничего не меняется после пометы «POV Кирилл», несмотря на то что это два противоположных персонажа. На первый план выходит чисто авторский стиль при повествовании от 1 лица, из-за этого вся история не тянет даже на художественно обработанный дневник. Кажется вполне естественным, что мальчик-плохиш будет мыслить в другом ключе, в отличие от папиной дочки и примерной девочки Алины.

Показательна и следующая фраза:

Дерзко сверкнув глазами, Воронов перехватил мое запястье, задев подушечкой пальца беснующуюся венку под кожей.

Интересно, как в момент накала страстей девочка могла почувствовать движение какой-то там крошечной венки, а тем более – прикосновение к ней. Очевидно, перед нами странная комбинация точек зрения – внедрение авторского всеведения в перволичное повествование. Не более чем фантазии автора. Красиво, но не правдоподобно.

Но это еще не все. Как только доходим до монолога Кирилла, начинается стилистическая чехарда. Эмилии Грин так нравится нанизывать определения, понятия, фразы:

Челюсть упала. А я все пялился и пялился, не в силах ее поднять. Собрать себя в кучу. Отскрести от пола.

Стилистически сниженные фразы бьют по ушам среди нейтрального в целом, пусть и эмоционального, повествования. Давайте уж как-то понимать: плохой мальчик – так и мыслить должен иначе. Попытки подобрать более точную фразу, вставить в исповедальный текст красное словцо по типу градации тоже выглядит нелепо: «Ослеп от ревности. Просто выпал в осадок». Получилась куча мала, разгребать которую очень не хочется…

Беда у уважаемого автора и с грамотностью. Но, повторю, сужу по электронной версии книги, не прошедшей через руки корректоров «Freedom». Стоит просто привести несколько цитат, чтобы обнажить ситуацию:

«папа не исправим», «отворот поворот», «батан», «жизнь, итак, Алину не щадит», «Терехина гадина. – произнесла равнодушно, – Она за все ответит».

И парцелляция уж точно не удается Эмилии Грин, она рубит предложения как душа пожелает:

«Игнор. Причем полный. Послужил мне ответом», «Оно было мрачным. А во взгляде. Постапокалипсис. Третья мировая. Катастрофа».

Университетское образование? Нет, не слышали.

Подобные ошибки кажутся грамотному читателю просто оскорбительными. Но давайте признаем, что такая книга не задержится в руках грамотного читателя. Если только он не захочет поинтересоваться, кто такая Эмилия Грин и романы какого уровня она пишет.

Еще несколько интересных примеров:

«Учитывая папины проблемы с сердцем, я заменила сахар на стевию». (Отец только-только попал в больницу с микроинфарктом, а шестнадцатилетняя девочка моментально ориентируется в ситуации. Такая детализация выглядит очень наигранно.)

И последнее: «Безруков наматывает круги на беговой дорожке». Что-то из области фантастики – беговая дорожка в виде кольца. Но ведь именно об этом хотела сказать Эмилия Грин? 🙂

Помните известные слова замечательного поэта: «Каждый выбирает по себе…»? Подумай, читатель, какими книгами ты питаешь свой разум и своё сердце.

Дарья АКСЁНОВА, Артель вольных критиков МГУ

Эмилия Грин. Ворон. Freedom. М., 2023.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...