15.04.2024

Как Гребенщиков и Кинчев коверкали первоисточники

И снова я спешу обратить внимание любителей художественного слова на плагиат и уродование текстов классиков бардами. На этот раз речь пойдет о почти уже народной песне, где такие душевные слова: «Тебя там встретит огнегривый лев…»

Вспомнили? Так вот. Это стихи поэта Анри Волохонского «Рай». В них использованы библейские образы из ветхозаветной Книги пророка Иезекииля (Иез.1,10). На эту книгу, как на источник, указывал и сам поэт.

 В ноябре 1972 года Владимир Вавилов сочинил мелодию, получилась «Песня про Райский Иерусалим Небесный».

А в 1986 году в передаче «Музыкальный ринг» на ТВ Борис Гребенщиков как исполнитель снова переименовал песню, теперь она получила название «Под небом голубым». Песня была исполнена им, имела оглушительный успех, запомнилась как произведение БГ и сегодня ее поют, увы, чаще всего в гребенщиковском варианте.  

Почему «увы»? Бард Гребенщиков внес в текст изменения, исказившие коренным образом замысел поэта, автора. Он опустил небесный Рай на землю. Знаков препинания не было предусмотрено нарочно. Подлинник стихотворения Анри Волохонского даю здесь по изданию «Человек и Природа» № 4, 1990 в авторской редакции.

Песня про Райский Иерусалим Небесный /Город/

Над небом голубым /под /
Есть город золотой
С прозрачными воротами
И с яркою стеной /звездой/

А в городе том сад
Все травы да цветы
Гуляют там животные
Невиданной красы

Одно как рыжий огнегривый лев /жёлтый/
Другое вол преисполненный очей /исполненный /
Третье золотой орел небесный /с ними/
Чей так светел взор незабываемый

А в небе голубом
Горит одна звезда
Она твоя о Ангел мой
Она твоя всегда

Кто любит тот любим
Кто светел тот и свят
Пускай ведет звезда тебя
Дорогой в дивный сад

Тебя там встретит огнегривый лев
И синий вол преисполненный очей /исполненный/
Третье золотой орел небесный / с ними/
Чей так светел взор незабываемый

Гребенщиков подогнал под размер преисполненный – исполненный, это понятно. Подправленный текст стихотворения опубликован на альбомном конверте виниловой пластинки «Каменный уголь». Вот на кой было менять цвета рыжий на жёлтый? «Третье» на «с ними»? С ними – значит неравнозначное, подчиненное. Автор указывает на их равенство: одно, второе, третье. Простое перечисление. Зачем городить, зачем стены ломать, стены Небесного Иерусалима, райские?

 БГ оправдывается боязнью гнева религиозной цензуры. Но как-то неубедительно. Не хрущевские времена. Булат Окуджава, например, пел «Молитву Франсуа Вийона» с очень глубоким религиозным смыслом, выходили пластинки многотысячными тиражами, и ничего, цензура пропускала. Просто БГ подменил Божий Рай раем на земле. И конечно же бард расставил за автора многочисленные запятые, точки, точки с запятыми по своему усмотрению, чтоб и духу не осталось от монотонности и плавности, присущих религиозным распевным тропарям, чтобы стихи не казались молитвой или псалмом.

 Для своего первого альбома «Энергия» Константин Кинчев смело взял стихи Шарля Бодлера «Падаль» из сборника «Цветы зла». Положил на музыку, назвал песню «Судный день». Вот уж пальцем в небо!

 «Падаль» — это своеобразное признание в любви, посвященное возлюбленной Бодлера. Это жизнеутверждающие стихи, в которых побеждают красота, творчество, любовь и память, вечная память — вопреки физическим боли и смерти… Кинчеву не понять.  Очень энергично и зверски напористо стихи исполняет… вокалистка! Раз изменился пол исполнителя – давай менять объект. Теперь эта дама поет какому-то своему партнеру с упреком брошенной домохозяйки:

И вас, красавица, и вас коснется тленье, /красавец мой/

И вы сгниете до костей,

Одетая в цветы под скорбные моленья, /одетый весь/

Добыча гробовых гостей.

Исчезли бодлеровские: «мой ангел, вы…», «вы, глаз моих звезда живая», обращенные именно к женщине. Ушла церковная лексика, а с ней и мысль о вечной красоте и вечной жизни.

 Этот опыт наглядно показывает, что стихам, хорошим стихам, не нужны музыкальные подпорки. Тем более такие шаткие.

 У Бодлера концовка стихотворения, нежнейшая, гамлетовская, нейтрализует жесткий натурализм описания гниющей плоти:

Скажите же червям, когда начнут, целуя, 
Вас пожирать во тьме сырой, 
Что тленной красоты - навеки сберегу я 
И форму, и бессмертный строй.

А в песне этот эффект пропал, финал трагически-минорен. Ненависть и распад восторжествовали. То есть теперь речь идет не о женской красоте, воплощенной в стихах и увековеченной поэтом, а о какой-то мускульной физической форме друга данной певицы и строе его… чего? Гитары, что ли?

Как в том анекдоте: мальчик, девочка — какая… разница?

Бедный Бодлер! Бедный переводчик Левик!

Много развелось завистников и славолюбцев, примазывающихся к всемирной славе классиков ради людской похвалы и гонораров. Воруют идеи, образы, стихи, фразы… Недавно по радио «Звезда» некто (нарочно не упоминаю кто) спел свою, никакую с художественной точки зрения, песню с гениальной ворованной фразой поэта Павла Васильева, (расстрелянного за стихи в 1937 году), из стихотворения «Стихи в честь Натальи»: «долгий стон, короткий сон…»

Невозможно терпеть. А знатоки и любители поэзии уходят, те, кто на слух могут уловить заимствование.

Надо бы пресекать и давать таковым по рукам штрафами на кругленькую сумму и общественным порицанием. Чтоб другим неповадно было.  

Екатерина ЖДАНОВА

8 комментариев к «Как Гребенщиков и Кинчев коверкали первоисточники»

  1. Худсовет … где ты, родной? Без шуток.
    В типографии сидел всегда представитель горлита. Каждый номер должен был пройти его читку. Без его подписи в печать не сдавали. Главред и Горлит! Две подписи! И по молодости нам тогда казалось это лишней тратой времени, навязчивой опекой. А что говорить о книгах, о кино! Даже самые примитивные творения советской литературы и кино,в сравнении с нынешним валом , мягко скажем, пошлятины и грубости, можно назвать очень приличными и вдумчивыми.

    1. В связи со статьей есть вариант решения — любые новые произведения (кино, пьесы, книги и т.д.) перед демонстрацией должны проходить проверку на оригинальность. Компьютерам думаю это по силам. Найти у кого сколько и что слямзили. И выставить простой счет за использование авторских произведений. У произведений прошедших проверку должен быть свой личный регистрационный номер в единой открытой базе данных.

      1. это вы, Марк, интересно придумали — прям «порядковый номер на рукаве»… однако в статье Ждановой о другом сказано — цитировать никто не запрещает. важно, чтобы замысел автора не был исковеркан и перенесён в меньшие масштабы, не стал бы убогим! то как Кинчев вывернул Бодлера — действительно ни в какие ворота. кстати, куда умнее и целостнее брался за «Цветы зла» Анатолий Крупнов — не семи пядей во лбу автор и исполнитель (басист действительно хороший), а вот смог же целый альбом записать, не переиначивая, а донося Дух бодлеровской поэзии и всего его декаданса на хард-гитарном языке!..

        1. ***в статье Ждановой о другом сказано — цитировать никто не запрещает. важно, чтобы замысел автора не был исковеркан***

          Единый закон об авторском праве ратифицированный большинством стран запрещает искажение произведений. А цитировать можно только в образовательных целях, а равно в журналистских. Но никак не вставляя чужие «цитаты» в свои произведения. Такое закон не позволяет делать. Рационально было бы ввести стандартную регистрацию любых произведений с проверкой через ИИ на предмет оригинальности. Написал стишок — отправил его в «российский союз авторской защиты». Тут же получил регистрацию и свидетельство о реальном проценте и уникальности твоего авторства.

          Далее на основании этого можно либо добавить произведение в авторские списки. Либо зарегистрировать себя как автора и открыть список для своих произведений. Заодно там же можно было бы и магазин для публикаций Онлайн сделать. По принципу — написал — зарегистрировал — поставил на продажу в качестве «почитать» или «сценария» для фильма. И определить готов ли автор к тому, что его произведение могут переделывать, например для экранизации или использовать кусками для своих. Определить цену из рациональных. И все дела.

          Таким образом ситуацию можно свести к обычной бухгалтерии. Где будет ясно кто и кому сколько и за, что должен. В идеале все авторские гонорары должны проходить такой же контроль. И поступать зарегистрированным авторам на их счет в «российском союзе авторской защиты». И распределяться по получателям автоматически проходя учет по налогам. Авторам не надо будет даже следить кто и сколько у них «процитировал».

          ps
          Внутренний голос мне подсказывает, что тот же Сербовеликов вполне бы мог каждый день новые стихотворения догружать в свой список. Глядишь кто и купил бы для своего спектакля или может просто как книжку. И денежка бы капала автору.

    2. худсоветом ту свободу творчества было не измерить! и это не «нынешние», это — 1980-е…

      впрочем, проходили тексты групп Ленинградского рок-клуба и обязательную литовку — в самом же ЛРК… да-да, ничего крамольного — «эй ты, там, на том берегу» — вот максимум наглости на Алисином альбоме «Блок Ада»…

      так что весь БГ, считайте, там же и проверен, остюда такой окольный умствующий язык, — ЛРК был колыбелью либерализма и… в итоге капитализма! не случайно же БГ уже после августа 1991-го так удовлетворённо пел в кинотеатре «Россия»: «коммунисты мальчишку поймали, потащили его в КГБ…»

      только ПОСЛЕ «победы демократии» — впрочем, наши дни врубили такую цензуру, что ту, советскую вспомнишь как счастье, как объективное участие Общества в твоём отражении его бытия

      1. разумеется! Там Горлит сидел, дабы не проскочила какая гостайна, конечно, это просто к слову. А вот цензура цензуре рознь! Нынешние за Бодлера не были бы в обиде)) Вопрос, что строит, кого растит и какое искусство оставляет общество. КОму есть дело сейчас до Кинчева, что он там перековеркал примитивно и тупо?! Разве что тем, кто Бодлера зачитал от корки до корки! -таких мало. А если случаем после Кинчева попадет кому-то в руки «ваш» Бодлер, то еще вопрос, кому претензии будут выставлены!)))
        Авторские же права, о которых говорит Марк, вообще вещь сомнительная. Одно дело патент на техническое изобретение, а другое — на произведение искусства. Художник создает для людей и картину, и стихи. За проданную картину и проданные книги получить денежку — обязательно и непременно. Труд должен быть оплачен. А вот с репродукций племянникам получать доход — обычное паразитство. Лично мне так кажется!)

  2. ***Труд должен быть оплачен. А вот с репродукций племянникам получать доход — обычное паразитство.***

    Вот тут есть принципиальное несоответствие между социально-экономическим и рационально-этологическим подходом. Любой справедливый человек встанет на Вашу сторону — труд должен быть оплачен. А у природы совсем иное мнение — ты можешь трудиться до морковкина заговенья. Но если твой труд не конкурентоспособен = кукиш, а не оплата. В эволюцию проходят не те, кто много трудился. Они лишь попадают на кладбище раньше времени. В эволюции оставляют свое потомство и наследие лишь те, кто был успешен и нужен. Кто пришелся идеально ко двору в своем времени.

    Обидно, что Толстого печатают и читают меньше, чем Толкина и Роулинг? Может быть. И духовности может быть поменьше в нагловских сказаниях. Но они пришлись ко двору. А следовательно они обладают самой высокой конкурентоспособностью. Автор чей язык не понятен читателю не может рассчитывать на успех. И не вправе предъявлять претензию на понимание. К слову говоря Моцарт сегодня = тяжелая классика. А в его времена дивертисменты были обычной развлекательной попсой. Которую он как свое наследство оставил потомкам. И те на основании вещного права имеют таки получать себе.

  3. «Воруют идеи, образы, стихи, фразы… » Глупая фраза, подыгрывающая либеральным установкам запада. Современное «авторское право» — это, по сути, скрытая и наглая форма цензуры, по сравнению с которой советский Главлит — невинная овечка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Капча загружается...